Кино-логика Дм.Белова. Весна патриарха

Голодные игры отменены, диктатура пала, трилогия закончена. «Но как же так? — заплакали фанаты. — Хотим ещё!» Спустя десять лет Сьюзен Коллинз пишет четвёртую книгу серии. Кинематографисты за экранизацией в карман не полезли — в кинотеатрах «Голодные игры: Баллада о змеях и певчих птицах».

ФИЛЬМ

Голодные игры: Баллада о змеях и певчих птицах
(The Hunger Games: The Ballad of Songbirds and Snakes, 2023)

В новой части мы не увидим Китнисс Эвердин. Рискованный ход: за девять экранных часов главная героиня успела влюбить в себя даже тех, кому не нравилась форма скул Дженнифер Лоуренс. И дело не в том, что актриса наелась ролью Китнисс и не захотела участвовать в Голодных играх. Просто события, описываемые в «Балладе о змеях и певчих птицах», происходят за 64 года до событий, показанных в первом фильме. А как вы, наверно, заметили, в момент нашего знакомства с Китнисс ей было гораздо меньше восьмидесяти. Но совсем без Лоуренсов не останемся: у руля франшизы по-прежнему Фрэнсис Лоуренс, режиссёр второго, третьего и четвёртого фильмов серии. Этот факт наряду с фактом написания книги-источника той же самой Сьюзен Коллинз окончательно легитимизирует продолжение. Пятый фильм — самые настоящие «Голодные игры», нравится вам это или нет.

Киномашина времени сдаёт ещё чуть-чуть назад, туда, где война, туда, где белобрысый мальчик по имени Кориолан Сноу видит, как на засыпанной обломками улице человек собирается есть человека.

Тринадцать лет тому вперёд. Белобрысый больше не мальчик, но ещё не муж, он выпускник Академии Панема и как лучший ученик претендует на денежный приз. Средства пригодились бы для дальнейшего обучения: Кориолан с кузиной людей не едят, но перебиваются с хлеба на клейстер и ходят в потёртом. Как сын боевого генерала, павшего от рук повстанцев, Кориолан старается держать голову высоко.

Правила внезапно меняются — стипендия больше не будет выдаваться за учёбу. На десятых Голодных играх выпускникам-претендентам выделят по подопечному трибуту, и кто проявит себя лучшим ментором, тот и получит приз. Кориолану достаётся Люси Грей, коротышка из дистрикта 12. Шоу начинается.

Звезда родилась.

И уже вовсю засияла на голливудском небосводе. Рэйчел Зеглер сыграла всего в трёх фильмах, но что это были за роли! Главные женские роли у Стивена Спилберга («Золотой глобус» с первого захода), в DC Comics, здесь в «Голодных играх», а скоро ещё выйдет диснеевская «Белоснежка». Играть, так королевой! Рэйчел, названная так польско-колумбийскими родителями в честь героини «Друзей», прекрасно выглядит в кадре и ещё лучше поёт. Восемь из десяти песен фильма исполняет именно она, и это очень красиво. Возможно, актёрское мастерство ещё нуждается в доводке, но как знать, может, эти губки, складываемые брезгливой уточкой — проявление тайной черты характера Люси Грей.

При всей своей яркости и голосистости певчая птичка 12-го дистрикта — не бабушка Китнисс и вообще, не номер один в этой истории (но, конечно же, номер два). Первую скрипку играет Кориолан Сноу, а его, в свою очередь, играет Том Блит. Актёр мало известен в широких кругах, но постарался на славу, да и за молодого Дональда Сазерленда сойдёт, особенно с падающей на лоб кудрявой завлекалочкой.

Из других актёров выделим Питера Динклейджа в роли мрачного декана Хайботтома, Джейсона Шварцмана в роли ослепительного ведущего Лаки Фликермана и оскароносную Виолу Дэвис в роли доктора Галл — циничного организатора игр, повелительницы радужных змей и счастливой обладательницы причёски «Эйнштейн под напряжением в 380 вольт». Отдельной строкой — великолепная Хантер Шефер: если вам мало изящно-миниатюрной брюнетки Люси, то вот вам статно-длинноногая блондинка Тигрис. А если вы яростный цисгендерный традиционалист, потрудитесь сами погуглить Хантер и взорвать себе мозг, никто за вас эту важную работу не сделает.

Как и остальные «Голодные игры» (особенно «Сойка-пересмешница»),

пятый фильм предлагает не только жестокое и захватывающее приключение, но и грязную изнанку политики

— учебник не для детей, не для взрослых и даже не для подростков, а для тех, кого англосаксы называют «янг адалт». Новый параграф можно назвать «Весна патриарха», а можно и попроще, например, «Становление диктатора».

Кориолан — не Джокер: у него трудное, но не самое ужасное детство, любящие близкие, и далеко не все его мысли негативны. Он хороший парень. Чтобы выстоять в Капитолии, он идёт по существующим тропинкам, а чтобы преуспеть, протаптывает новые. И сначала совсем не похоже, что эти тропинки непременно приведут его к пропасти безнравственности и тирании. Ну правда, что такого в предложении максимально очеловечить участников Игр? В самом же деле, каждый из них — человек. И к тому же это позволит уравнять силы и дать шанс коротышке Люси. Осознание возможности управления людьми и восприятие всего мира как арены Игр придёт потом. Первую часть дороги в ад устилают благие намерения, политтехнологии подтягиваются чуть позже. Глубина падения, она же высота взлёта Кориолана Сноу известна нам из предыдущих фильмов, здесь он остаётся сравнительно неоднозначной фигурой. И эта неоднозначность протагониста — одно из важных достоинств фильма.

Химия между главными героями тоже непростая, органическая. Искра пробегает сразу, Люси подозрительно легко тянется к Кориолану, но вспыхнет ли пламя? Дистанция длинная, Игры заканчиваются задолго до конца фильма, кровь не может кипеть вечно. Смогут ли молодые пройти проверку на взаимное доверие? Узнаем ближе к финалу.

Визуально всё вроде бы хорошо в новом фильме — и теракты, и публичные казни, и грим, и причёски, и птички, и змейки, и стрелы в спину, и вилы в бок, и чопорный брутализм Капитолия, и угольная закопчённость дистрикта-12, где чумазым ирландцем на третьей палубе «Титаника» поёт и пляшет панемская беднота. Чего не хватает — это зрелищности и размаха самих Игр, их блестящего и тошнотворного великолепия. Это не баг, не фича и не экономия бюджета, это суровая реальность. Организаторы десятых Голодных игр только начинают работать с широкой аудиторией, их участники — не искусные убийцы, а несчастные и неловкие дети побеждённых провинций, напуганные зверьки, буквально выставляемые в капитолийском зоопарке. Через 64 года чуть ли не половина Панема превратится в высокотехнологичную арену, сейчас же арена — это всего лишь наполовину разрушенный стадион.

Тут и там по фильму разбросаны крючочки, приятно цепляющие зрителя к уже знакомому будущему Панема.

Некоторые из них впрыскивают новые знания тем, кто не читал или забыл первоисточник. Например, слово «китнисс» означает «болотная картошка». Красиво назвали девочку, респект таким родителям.

Янг адалт — не приговор, особенно с хорошей литературной базой. Если драматическая основа франшизы по каким-то снобским причинам кажется вам чересчур простой, то вспомните другие сверхпопулярные соревнования не на живот, а на смерть. Можно попробовать сравнить по драматургии «Игру в кальмара» и «Голодные игры». Это как Андреасян и Андерсон. Оба режиссёры, оба звучат похоже, но есть нюанс.

Вооружившись этой светлой мыслью, собирайтесь и идите в кино — при условии, что вы видели предыдущие фильмы.

Понравились те — понравится и этот.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное

Еще