Елена Власова. Рижский Пэн-клуб

В январе и начале февраля, с разницей всего в две недели, в Риге состоялась премьера сразу двух спектаклей, в названии которых есть имя Питера Пэна. При этом ни одна из этих постановок не является буквальной интерпретацией знаменитой сказки Джеймса Барри.

С первым Питером Пэном было очень весело. Спектакль «Питер Пэн, который пошел не так» в театре Дайлес оказался отличной эксцентрической комедией для всей семьи. Детей здесь ждут начиная с 7 лет, но на спектакль можно идти и без детей — взрослые откроют для себя дополнительный пласт смыслов и посмеются шуткам, которые детям пока недоступны.

Постановка эта британская, что в данном случае очень важно: только англичане умеют взбивать такой коктейль из традиции и новаторства, сентиментальности и иронии, гротеска и абсурда.

У этого спектакля есть предыстория. Два года назад в театре Дайлес впервые опробовали британскую франшизу от театральной компании Mischief Worldwide Ltd — комедию под названием «Пьеса, которая пошла не так» (Izrāde, kas saiet sviestā). Это настоящий хит лондонского Вест-Энда, который уже 12 лет идет с аншлагами не только в Лондоне, но и по всему миру. Причем, на каждую очередную сцену он переносится ровно в том виде, в каком идет в родной Британии, — включая сценографию, костюмы и даже дизайн афиш. Только актеры местные.

Спектакль этот придумали трое молодых (на тот момент) британцев, студенты Лондонской театральной академии Генри Льюис, Джонатан Сэйер и Генри Шилдс. Когда-то они втроем ютились в одной комнатке общежития, ну, а теперь, наверное, каждый уже имеет по собственному особняку — настолько хорошо пошли у них театральные дела. Эта троица написала уморительную пьесу про самодеятельных актеров из города Корнли, которые ставят в своем любительском театрике детективную пьесу в духе Агаты Кристи. А поскольку все их герои — абсолютные дилетанты в своем деле (а некоторые еще и клинические идиоты), то все у них идет не по плану: актеры забывают текст, рушатся декорации, теряется реквизит, что-то постоянно разбивается и взрывается. Этот спектакль был пародией одновременно и на любительские театры, столь популярные в Англии, и на жанр британского детектива со всеми его прелестями и штампами.

И вот теперь — следующий проект той же британской компании. На сей раз незадачливые актеры-любители ставят спектакль про Питера Пэна. И, конечно, у них опять все получается криво и косо: то декорация упадет, то произойдет короткое замыкание и потухнет свет, то ружье выстрелит в самый неподходящий момент…

И режиссер идиот, и актеры опять не знают своих ролей, и какие-то лишние люди постоянно оказываются на сцене… Одним словом, бардак. Но бардак роскошный, уморительный!

В Британии этот спектакль вышел в 2016-м году. Тогда же он получил премию Лоуренса Оливье и по нему сделали постановку для телевидения. Но, конечно, смотреть его живьем — отдельное удовольствие.

Актеры буквально купаются в своих ролях, испытывая почти детский восторг от игры — в буквальном смысле этого слова.

Но этот спектакль для них является настоящим вызовом. Это ведь только кажется, что эксцентрика в духе Чарли Чаплина с падениями и оплеухами — легкий жанр. На самом деле, тут требуется отменная физическая форма и владение своим телом. А ведь в этой постановке еще и летают! Некоторые трюки, особенно те, что выполняет исполнитель роли Питера Пэна Никлавс Курпниекс, — циркового уровня, порой они кажутся опасными для жизни. Но на самом деле тут все просчитано: когда в конце спектакля вся команда выходит на поклоны, то видно, что технического персонала тут не меньше, чем артистов.

Спектакль «Питер Пэн, который пошел не так» — интерактивный. Актеры периодически забредают в зрительный зал и вовлекают публику в свое действо.

У каждого из актеров сразу по несколько ролей. Так, например, любимец публики Андрис Булис играет и тень Питера Пэна, и одного из пиратов, и толстую собаку ньюфаундленд, которая очень комично постоянно застревает в проходе.

Некоторые трюки для меня остались абсолютной тайной. Я так и не поняла, каким образом актриса Кристине Неварауска за считанные секунды полностью меняет не только свой наряд, но даже прическу.

Но самое главное — все это очень изобретательно и смешно. Причем, юмор тут самый разный — и тонкий, с подтекстом и аллюзиями, и толстый, когда в самый ответственный момент с героя слетает одежда и он остается в одних трусах. Тут есть и соленые шуточки, но нет пошлости.

В общем, если вы хотите настоящего праздника, от души повеселиться и забыть на два с половиной часа обо всех текущих проблемах, — идите в театр Дайлес на «Питера Пэна, который пошел не так».

И совсем другой спектакль в Национальном театре. Постановку «Питер Пэн. Синдром» осуществил выдающий российский режиссер Дмитрий Крымов. Это его первая работа в Латвии (прошлой осенью он должен был ставить спектакль в Новом Рижском театре, но что-то у них с Алвисом Херманисом не срослось).

Слухи вокруг этого спектакля ходили самые разные. В прессе обсуждался его бюджет — это оказалась самая дорогая постановка Национального театра. Публика судачила о рекламном плакате, на котором прелестную актрису Диту Луриню, которая играет Фею, «так ужасно состарили и изуродовали». Было много шуточек по поводу возраста главного героя: актеру Эгону Домбровскому, играющему Питера Пэна, 51 год. В общем, было понятно, что это спектакль явно не для детей и не про детей.

Дмитрий Крымов, один из самых титулованных российских режиссеров и создатель своей неповторимой театральной эстетики, уехал из России в феврале 2022 года. Благо было куда — его пригласили ставить спектакль в США. В Россию он больше не вернулся, резко осудив войну и весь путинский режим. Крымов продолжил карьеру на Западе и основал в Нью-Йорке свою Лабораторию Krymov Lab, в которой ставит спектакли c американскими артистами. Время от времени он делает постановки в Европе.

Так что Риге (как и Клайпеде, где Крымов этой весной будет ставить уже второй спектакль) очень повезло: если бы не отъезд режиссера из России, возможно, до нас он бы и не доехал.

Почти все свои спектакли Крымов ставит по мотивам классических произведений (среди его любимых авторов — Сервантес и Шекспир, Чехов и Пушкин, Островский и Гоголь). Но ему интересны не сами эти авторы или их произведения, а конкретные герои, ставшие настоящими культурными мифами.

Когда-то, рассказывая о своем спектакле «Сережа» по «Анне Карениной», Крымов сказал: «Толстой так велик, что из этого произведения, как из гигантского клубка пряжи, можно было связать что угодно — свитер, шарф, шапку. Ну, а я связал носки».

Так и с историей про Питера Пэна: Крымов из нее тоже связал что-то свое, — ну, скажем, детские варежки на резинке. Потому что к оригинальной сказке Джеймса Барри его спектакль имеет мало отношения.

Питер Пэн здесь не мальчик, который не хотел взрослеть, а пожилой уставший человек с одышкой и вставными зубами. А Фея, которая его сопровождает, — грузная аниматорша, которая носит свой костюм в чемодане и переодевается тайком в туалете. Эта парочка приходит по ночам к маленьким детям, чтобы увести их в мир фантазий, а потом вернуть обратно.

Среди героев крымовского спектакля — Пушкин, Райнис и Михаил Чехов. Почему именно они? Ну, с Райнисом все понятно — в 1920-е годы он был директором этого самого театра, на сцене которого идет «Питер Пэн». С Михаилом Чеховым тоже ясно — в 1930-е годы на этой сцене он поставил «Гамлета» и сам же сыграл в спектакле главную роль.

А Пушкин… Ну, Пушкин — это наше все. Сколько бы его не уничтожали (а в спектакле Крымова это показано буквально — поэта изрешечивают пулями, лишая конечностей), а он все равно выживает.

В одном из интервью Крымов признался, что, работая над «Питером Пэном», он по совету режиссера Мары Кимеле выбросил из спектакля одну сцену, которая в Латвии могла бы быть воспринята неправильно. Не удивлюсь, если это была сцена про встречу Пушкина со своим демонтированным рижским памятником…

Название спектакля «Питер Пэн. Синдром» может ввести в заблуждение. В современной психологии синдром Питера Пэна — это вполне определенное понятие. Так называют инфантильных мальчиков в возрасте за 30, которые носят молодежную одежду, живут исключительно для себя, боятся вступать в серьезные отношения и брать на себя ответственность. Но Крымов, похоже, о таком синдроме даже не слышал. Его спектакль о другом.

Когда я спросила режиссера, правда ли, что этот спектакль для него автобиографичен, он ответил: «Думаю, он автобиографичен для многих художников. Потому что свойство Питера Пэна не взрослеть необходимо любому настоящему художнику. Ты должен культивировать в себе это качество хотя бы для того, чтобы ясно и четко видеть предмет, который ты отражаешь. Ведь

взрослый человек видит не предмет, а то, что пишут про этот предмет в газетах, что о нем говорят окружающие, что «положено» видеть. И если все вокруг говорят, что круг — это квадрат, то большинство людей в конце концов скажут, что это квадрат.

А ребенок видит круг, потому что взгляд у него прямой и честный. Так же должен поступать и художник. Но это совсем не легко. Быть ребенком — это труднейшая задача, настоящее бремя».

Так что этот спектакль Дмитрий Крымов поставил и о самом себе. Это он — Питер Пэн. Немолодой усталый человек, который уже два года живет в стране под названием Neverland, который в прошлом году пережил пожар в своей нью-йоркской квартире и чуть не погиб, но который находит в себе силы творить чудо театра. И публика идет за ним, как идут в его спектакле постаревшие мальчики и девочки за Питером Пэном.

А костер, который они разводят прямо на сцене, — это метафора искусства. Пока он тлеет, у нас есть надежда…

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное

Еще