«Сегодня», сто лет назад. Независимость без демократии невозможна. Провал атаки на школы меньшинств.

Обратите внимание: материал опубликован 1 год назад

«Задача демократии — установить строй, враждебный произволу, безразлично, идет ли он справа или слева, рядит ли он себя в национальные или в социальные одежды», — 26 мая 1923 года цитировала «Сегодня» дебаты в Сейме по поводу закона о политических партиях. Депутаты-противники больших свобод применяли ссылки на Россию, но таковые «можно только понять, как маневр для реакционных целей… против демократических свобод, т. е. против существующего и реализующегося государственного строя Латвии». Рижская русская газета сообщала и о новой атаке на школы меньшинств, которые якобы находятся в привилегированном по сравнению с латышскими школами положении. Однако итогом рассмотрения вопроса стало увольнение чиновника, «который много потрудился во вред меньшинственному школьному делу».

«СЕГОДНЯ», СТО ЛЕТ НАЗАД

В рубрике «“Сегодня”, сто лет назад» Rus.LSM.lv перепубликовывает статьи и заметки, выходившие в знаменитой рижской русской газете ровно век назад — из номеров, датированных тем же днем того же месяца и в оцифрованном виде доступных в латвийской Национальной библиотеке.
Отбираются материалы по нескольким критериям (надо сразу признать — не очень жестким). В частности, свою роль играет важность темы —  коли сто лет назад статья была опубликована на первой странице, она была посвящена значимой проблеме. Имеет свое значение и то, насколько происходившее в независимой Латвии тогда  перекликается с происходящим в независимой Латвии сейчас. Наконец, предпочтение отдается оригинальным материалам: отправка редакцией собственного корреспондента, на собрание ли русского учительства  в латвийскую провинцию или же в далекую страну — верный признак интереса, вызываемого у читателей событиями там.
Материалы рубрики публикуются с минимальной редакционной обработкой и, в некоторых случаях, с небольшими сокращениями. Для удобства чтения орфография приведена в соответствие с нормами современного русского языка.

  • В 2019 году, к столетнему юбилею газеты, Rus.LSM.lv опубликовал несколько статей, в которых рассказывал об истории «Сегодня» — ее взлете, расцвете и умертвлении. Эти статьи можно почитать здесь.

Закон об обществах и политических организациях.
Заседание Сейма 25 мая.

Президент государства письмом на имя председателя Сейма извещает, что им получено от центральной избирательной комиссии извещение о поступлении туда за соответствующим числом подписей инициативного законодательного предложения по церковному вопросу. Президент на основании 12 ст. закона о народном голосовании и законодательном почине передает упомянутый законопроект на рассмотрение Сейма в течение текущей сессии. Законопроект (инициативное предложение) передается комиссии по публичному праву. (Мы уже ранее заимствовали у «Сегодня» несколько публикаций, описывающих закон об отъеме части собственности у церквей, в том числе и православной, а также попытки его остановить посредством референдума. — Rus.LSM.lv)

Обсуждается закон об обществах, союзах и политических организациях. (Об этом акте, закрепляющем одну из важнейших гражданских свобод, мы также уже рассказывали словами «Сегодня». — Rus.LSM.lv) Докладчиком выступает деп. Лазерсон, который на латышском языке подробно знакомит депутатов с обсуждаемым законопроектом.

Речь проф. Лазерсона.

Настоящий законопроект заслуживает особого внимания, как первый в ряду законов о гражданских свободах, без осуществления которых конституцию нельзя считать законченной. После того, как вторая часть проекта конституции (с гарантиями прав и свобод человека — Rus.LSM.lv) оказалась непринятой в Учредительном Собрании, субъективные публичные права граждан, за исключением избирательного права и участия в народном голосовании, остались вне всякого конституционного закрепления. Вот почему в этой области Сейм непосредственно продолжает конституционную работу Учредительного Собрания.

Останавливаясь на том отношении, которое должно проявить законодательное собрание к первому законопроекту о гражданских свободах, оратор сказал: «Вы должны доказать, что слова, напечатанные в первых двух статьях конституции и выбитые здесь на стене золотыми буквами, слова о демократической республике и о суверенной народной воле, для вас не слова только, а принципы политического поведения и основы действительного законодательства...

Вы должны доказать не только то, что Латвия нужна вам, как самостоятельное государство — в этом никто не сомневается, — но что Латвия вам нужна, как демократическая республика.

А демократическая республика по самой своей сущности включает в себя:

1) суверенитет народа и
2) уважение перед основными правами человека и гражданина.

В числе этих прав значится также свобода обществ и политических организаций, та самая свобода, которую Европа стала осуществлять с XVII века сперва в Англии и Америке, а затем и на континенте Европы...

Вероятно, и в пленуме, как и в комиссии, не только члены правого крыла, но и господа, входящие в так называемый демократический центр, будут повторять ряд доводов, на которых надо остановиться сейчас.

Первый довод носит довольно отвлеченный, но, так сказать, запоздалый характер. Он, г. Трасун-младший, вам знаком и гласит:

Демократия—вещь весьма хорошая и милая,

но при воплощении ее в законе об обществах, она должна быть отставлена в сторону, как весьма хрупкая вещь, хранимая под стеклянным колпаком конституции. Этот довод напоминает старинное указание одного французского автора: “Если бы существовал народ, состоящий из богов, то им можно было бы управлять демократически. Но для людей такое совершенное правительство не подходит”. Но мы уже дерзнули этот совершенный строй совлечь с небес на грешную латвийскую землю.

Теперь уже поздно. Мы уже ввели у себя демократию.

Мы уже сказали “а”, и должны непременно сказать и “б”. Раз мы установили демократическую республику, мы не можем остаться при законах о гражданских свободах, которые оказались даже стеснительными для императорской Германии.

Второй довод уже практический. Нам говорят, что, устанавливая демократические законы о свободах,

мы вводим бессильную “керенщину”.

Этот довод приводится со стороны не только правых, но и со стороны тех членов коалиции, которые в уходе г. Бергиса усматривают уход “латышского Керенского”.

Надо иметь в виду, что, если русская демократия 1917 года оказалась бессильной, то это совсем не значит, будто всякая демократия бессильна. Причина бессилия русской демократии во всяком случае состояла не в том, что она установила слишком большую свободу обществ и собраний.

Только культ механической и физической силы создает предположение, что политические свободы ослабляют государство.

Многие депутаты еще находятся под гипнозом монархического культа силы старой России и Германии.

Сила демократии состоит, между прочим, в том, что все ее действия являются результатом правильно выраженной суверенной воли граждан. А эта воля не может осуществляться без свободы обществ и политических организаций. Сознание этого принципа должно быть в нас воспитано. Демократия рождает свою волю, конечно, из столкновения мнений того вида, какие имели место

на Эспланадной площади, а до того на улице Паулуччи.

Именно, эти события показали, что воспитательная задача демократии совершенно у нас не осуществляется: ведь не только темные массы, но. и

многие представители студенческой молодежи показали, что им чужда азбука демократии.

Есть еще довод —

наличность тревожных и опасных политических условий,

которыми мотивируется сохранение у нас исключительного положения. Но период непосредственных опасностей прошел. Поднят вопрос о снятии положения об усиленной охране (по сути, «режима чрезвычайной ситуации» — Rus.LSM.lv).

Как же можно в нормальные законы об обществах и собраниях ввести ограничения исключительного положения? Это означало бы ввести навсегда положение об усиленной охране.

Еще об одном аргументе, с которым обыкновенно правые обращаются к левому лагерю: “Вы требуете наибольшего объема гражданских свобод, а между тем там, где победели «ваши левые», отменены все гражданские свободы”. За

эксперименты Сов. России

левый сектор Сейма ответственности не несет. Ведь там утвердилась та диктатура, которая, по откровенному определению Стучки, есть “власть, опирающаяся непосредственно на насилие и на деле не связанная никакими законами”.

Такие принципы власти встречают сочувствие и со стороны фашистов, которые стремятся к тому же, только для других политических целей.

Историческая задача демократии —

установить строй, враждебный произволу, безразлично, идет ли он справа или слева, рядит ли он себя в национальные или в социальные одежды. Иначе

ссылки на Сов. Россию можно только понять, как маневр для реакционных целей. Имейте тогда мужество открыто заявить, что вы против демократических свобод, т. е. против существующего и реализующегося государственного строя Латвии,

и не скрывайтесь за отдельными поправками к пунктам.

Наше законодательство должно быть одухотворено желанием укрепить республиканский демократический строй и для этого нужны демократические законы, при которых борьба разных политических течений входит в правовое русло, не принимая характера стихийного столкновения физических сил».

Перейдя к оценке законопроекта с юридической точки зрения, докладчик проф. Лазерсон указывает, что представленный закон сильно уступает в либеральности соответствующему российскому закону 1906 г. и германскому имперскому закону 1908 г. Докладчик считает необходимым ввести в закон ряд поправок.

Прения.

В прениях выясняется , что

группы центра считают закон слишком демократичным,
ибо приходится быть на страже против выступлений как с крайне правой, так и крайне левой стороны.

При тех особых обстоятельствах, в которых протекает политическая жизнь Латвии, нельзя оказаться в плену целиком у демократических идей.

Необходимо изменить ряд статей.

Левые с.-д. выступают за расширение прав,
олагая, что законопроект слишком ограничивает права организаций.

При постатейном чтении принимается

поправка дем. центра,
по которой деятельность и цели обществ и организаций не могут противоречить законам Латвийского государства (в проекте было — законам уголовного уложения).

По предложению А. Берга (бесп. нац. центр), постановляется, что закон предусматривает право объединения не для граждан Латвии, как было редактировано комиссией, а для жителей Латвии.

Принимается

поправка Трасуна sen.,
(латг. трудовик), по которой членам полиции не запрещается состоять в политических организациях.

Принимается также

поправка А. Калныня
(дем. центр), по которой лица моложе двадцати лет (в редакции комиссии — 18 лет), не могут состоять членами обществ или политических организаций; лица, достигшие 18-летнего возраста (в редакции комиссии — 16-летнего) , могут состоять только членами-интересентами (кандидатами без права голоса — Rus.LSM.lv); активными членами спортивных обществ, обществ морально физического воспитания и культурных обществ молодежи (зачеркнуты секции молодежи политических и других организаций) могут состоять и лица, начиная с 16-летнего возраста, а членами-интересентами еще моложе.

Общества или политические организации могут быть закрыты на основании решения суда. Вопрос о закрытии общества или политической организации возбуждает в суде мин. внутр. дел или прокуратура. По предложению деп. Дзениса (латг. блок) постановляется, что по инициативе суда или мин. внутр. дел судебные учреждения могут приостановить деятельность общества или политической партии до того времени, пока судом не будет вынесено решения.

За поздним временем дальнейшее рассмотрение закона будет происходить во вторник 29 мая.

Школьная постановка

В прениях по бюджету министерства просвещения в бюджетной комиссии Сейма тов. мин. просвещения Декенс подчеркнул, что постановка дела в латышских школах оставляет желать много лучшего. В связи с этим

в комиссии был возбужден вопрос, почему меньшинственные школы находятся в лучшем положении.

Некоторые члены комиссии объясняли это тем, что меньшинствам отпускаются пропорционально с латышскими школами больше средств. В противовес такому ошибочному мнению левые соц.-дем. Бильман указал, что, в то время, как

меньшинства уделяют своим школам много внимания, латышское общество относится к школьному вопросу совершенно безразлично.

При постатейном чтении, комиссия большинством голосов постановила ликвидировать должность одного вице-директора школьного департамента. В связи с этим решением вице-директору Залиту придется покинуть свой пост. Залит известен как чиновник, который много потрудился во вред меньшинственному школьному делу, в частности по вопросам препятствования образованию еврейской молодежи.

 Следующий выпуск рубрики «“Сегодня”, сто лет назад»
выйдет завтра — в субботу, 27 мая в 18:30.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное

Еще