Разделы Разделы

Ливанские стеклодувы берегут ремесленные традиции (ФОТО)

Традициям стекольного ремесла в Ливаны уже 130 лет. И хотя более десяти лет в городе не работает знаменитая стекольная фабрика, ремесленный центр сохранил традиции — и сегодня в Ливаны есть два мастера, которые, используя старинные инструменты и современные технологии, выдувают разнообразные изделия из стекла. О том, как удалось сохранить стекольное ремесло и почему профессию стеклодува называют умирающей, рассказала в интервью Латвийскому радио-4 глава Ливанского центра ремёсел и стекла Илзе Гриезане.

— Как давно центр существует, какие перед ним стоят задачи?

— Популярен он именно своим стеклом, ливанским стеклом, и с этого года мы называемся Центр ливанского стекла и ремесленничества. До этого назывался Латгальский центр художников и ремесленников. Решили поменять свое название, потому что уже годами, скажем так, мы работаем со стеклом, это уже такая наша ценность, ценность нашего города. Что именно можно посмотреть в нашем центре? Если вы приезжаете к нам в гости, мы с удовольствием вам покажем две экспозиции. Наша уникальная экспозиция стекла, самая большая — стекло производилось в Ливаны с 1887 года. Это тот год, когда Ливаны появилось производство, на котором делают стекло (это подтверждено документально). К сожалению, в 2008 году фабрику закрыли, и сейчас у нас в городе осталась коллекция заводского музея. Ее переняло самоуправление, и она находится тут — у нас в центре. Это одна из экспозиций, которой мы гордимся, показываем, рассказываем нашим посетителям.

Вторая экспозиция посвящена ремесленникам, ремесленничеству в Латгалии XIX-XX веков. Тут мы рассказываем про разные ремесла, которые характерны для нашего региона, и в этой экспозиции есть такой уникальный экспонат, как самый длинный в Латвии пояс. Рекорд — 94 метра, его ткали наши ткачихи в 2006 году. Еще у нас есть мастерская стеклодувов, здесь работают два мастера. Это профессиональные мастера, они работают в технике... свободного формирования, когда изделие делается без формы. Процесс, как говорится, начинается и заканчивается сразу, и мы сразу видим изделие готовым. Процесс очень завораживающий.

Еще нашим посетителям мы показываем разные выставки, они у нас бывают и ремесленников, и художников. В последнее время мы стараемся сотрудничать именно с художниками по стеклу. Таких художников немного, потому что стекло — это такой уникальный материал, но очень сложный. Сама технология выработки стекла сложная, и не каждый может такую мастерскую для себя сделать. К нам приезжают в мастерскую очень многие художники.

— Говоря именно о стекольном мастерстве — как удалось сохранить и в дальнейшем развивать именно этот вид ремесла?

— Это, наверное, наша миссия. В какой-то степени можно описать таким высказыванием, очень правильным: все стеклодувы родом из Ливаны. Когда закрылся завод, конечно, это был такой шок для всего города. Не было ни одной экскурсии, чтобы люди не спросили: почему закрылся, когда откроется, когда все это можно будет приобрести? И я все время отвечала, что будет. И я говорю, что надо мечтать. И вот у нас есть мастерская стеклодувов. Конечно, большое спасибо нужно сказать нашему самоуправлению. В 2016 году мы сделали эту мастерскую. Сначала открыли, как говорится, в таком тестовом режиме, попробовали, но уже с 2018 года мастерская работает каждый день. Конечно, там работают только два человека.

— Это много или мало?

— На этот вопрос очень трудно ответить. Если мы говорим о том, что хотим сохранить эту традицию, то это много. Если об этом говорить, как о производстве, как о развитии, это мало. Конечно, у нас есть идеи, что это надо продолжать, и, во-первых, мы хотим думать о том, как передать это мастерство следующим поколениям. Это ремесло в Латвии вымирающее. И не только в Латвии. Вообще, во всем мире стеклодувов становится все меньше, заводы закрываются — и в России, и в Белоруссии, даже в Чехии, вообще колыбели этого мастерства! Закрываются, потому что это очень сложная технология и очень дорогостоящая. Выдувание стекла в Ливаны внесено в список нематериального культурного наследия Латвии. Это, можно сказать, такая красная книга. Это ремесло, действительно, нужно записывать в красную книгу, потому что в Латвии есть только еще одна студия — в городе Юрмале, и все. Так, чтобы именно выдували стекло.

— Легко ли было найти мастеров, когда появилась идея об открытии студии? Найти таких людей, которые имели хотя бы базисные навыки работы со стеклом — и чтобы это потом продолжилось?

— В принципе, найти стеклодува, который хочет работать, было несложно. Он сам к нам пришел и сказал, что работал в разных студиях в Санкт-Петербурге, в Норвегии, у него был опыт работы в маленькой студии, потому что, конечно, такой опыт очень отличается от того, когда ты работаешь, скажем, на фабрике. Так что стеклодув нашелся сам, это Александр Кошелев, но, к сожалению, случилась трагическая история — он не дожил до открытия мастерской. Но мы его все время вспоминаем, потому что он был тем, кто здесь всех взбудоражил, всех тормошил и не давал покоя, именно он заложил основы. Одно дело, когда ты понимаешь, что да, это надо, но когда кто-то тебе об этом все время напоминает и не дает проходу, все время подталкивает — это другое. Но, увы, так случилось.

Потом к нам пришел второй стеклодув, Александр Логвин, который сейчас работает. Он захотел работать здесь, а не где-то в другом городе, именно тут, в своем родном месте. Сейчас мы нашли еще одного стеклодува, который тоже работал на заводе Ливанского стекла — это Валерий Вейсс, он сейчас помощник Александра. Если так подумать, чтобы еще одного найти, то это уже серьезная проблема. Во-первых, те стеклодувы, которые работали на заводе, все-таки или поменяли свою профессию, или, скажем, уже такого преклонного возраста, что им трудно справляться с такой работой, она физически тоже сложная. И они уже этим не хотели бы заниматься. Да, они готовы поделиться опытом, рассказать, показать, но вот работать все время, я думаю, что нет. Сказать, что молодежь этим очень интересовалась бы, я не могу, нет. Потому что это тяжелая физическая работа.

— Илзе, и уже в заключении: сейчас мы живем в такое время, когда центры закрыты, а они ведь для широкой публики. Чего вы ожидаете в ближайшее время?

— Конечно, я жду, когда все это кончится. Этого, я думаю, ждут все. Но я понимаю, как логически мыслящий человек, что это реальность, и мы будем в ней жить. И что не будет такого времени «до» и «после». Это время мы работали очень продуктивно, есть очень много работы, когда нет посетителей. Работа с посетителями — это айсберг, это видимая часть айсберга, потому что это мы замечаем. Но без посетителей есть и невидимая сторона айсберга — самая большая часть под водой. Так и с работой в музее, потому что есть очень много работы, которая не связана с гостями. Но я очень надеюсь, что этим летом мы сможем все-таки открыться, увидеть своих посетителей.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Самоуправления
Новости
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить