Когда говоришь, что в Даугавпилсе много хорошего, не верят — французский бизнесмен

Француз Жульен Дичарри переехал в Даугавпилс 16 лет назад. Тогда ему было 23 года, и он только начинал строить карьеру, сообщает Латгальская студия Латвийского радио-4.

«Во Франции я изучал производство из пластика. Пока я учился, заводы стали закрывать и переносить производство за границу — Китай, Польшу, Прибалтику. Я устроился в компанию Axon Group. Они закрыли завод во Франции, перевезли оборудование, надо было здесь обучать людей», — рассказывает о своём переезде в Даугавпилс Жульен.

Изначально Жульен думал поехать в Аргентину или Чили. Но там было неспокойно. В странах Балтии в то время, а это был 2003 год, наблюдался рост. Первые два года для француза были тяжелыми. Но он постепенно выучил язык и в 2006 году уже открыл своё дело.

«У меня есть план. После того, как я получил образование, я решил, что первые 10 лет буду путешествовать, чтобы посмотреть мир. Следующие 10 лет я посвящаю созданию своего бизнеса. Ещё через 10 лет я буду зарабатывать деньги и укреплять свой бизнес, чтобы он смог работать без меня. В конце этого года начнётся третий этап — развитие и укрепление бизнеса», — делится своей стратегией француз.

С изначальной специализации Жульен переключился на дерево. Говорит, когда учился, была мода на пластик, а сейчас всё большим спросом пользуются натуральные материалы. Он занимается производством домов из сибирской лиственницы, которые в разобранном виде доставляются клиенту и уже собираются на месте.

«В Латвии у меня мало продаж, может быть, 5%. Всё идёт на экспорт. Я стараюсь иметь связи во Франции, на Карибских островах, в Норвегии, Германии», — продолжает Жульен. Если заказы в Латвии и поступают, то чаще не от местных жителей.

Жульен сторонник эффективного производства. И тема экологии ему близка. Негабаритные доски он использует для производства вагонки, а из стружки делают брикеты для отопления. Получается безотходное производство.

Француз работает на территории, где в советское время располагались цеха. На стенах еле видны выгоревшие плакаты для поддержания духа трудящихся. После развала СССР эта территория пришла в запустение, многое разграбили. Жульен купил цех, оборудование, землю арендует у государства.

Как-то чиновники Даугавпилсского городского самоуправления решили построить дорогу прямо через территорию, которую Жульен арендует, впритык к цеху. Француз высказался против — это же мешает производству, потому что нельзя загрузиться и выгрузиться. От проекта чиновники отказались. Но обиделись, поэтому водопровод к цеху вести теперь не спешат.

Однако в планах у Жульена расширять производство. Для этого он два года провёл во Франции в поисках партнёров. «Люди не знают Балтики. Они спрашиваю: «Это где-то рядом с Украиной?». А вообще французы думают, что Франция — это единственное место в мире, где можно жить, а когда вы начинаете что-то позитивное говорить о другой стране, ведь много вещей здесь лучше, чем во Франции, то они расстраиваются. А здесь наоборот: когда вы говорите, что здесь что-то хорошо, они вам не верят. Но здесь действительно много хорошего», — делится своими впечатлениями о стране Жульен.

Сейчас у Жульена работают меньше десяти работников. Были времена, когда в штате было и двадцать сотрудников. Всё зависит от числа заказов. «Найти специалиста по строительству, инженера здесь проблематично. Но я их возьму из Франции. Сейчас у меня технолог француз, все дипломы есть. Мне нравится, что он не просто специалист — он работал на крыше. Во Франции специалистов очень много, а работы для них нет. Был такой момент, когда государство решило автоматизировать производство, установить станки. Но на крышу ты станок не поставишь. Здесь наоборот — найдёте руки, а специалистов нет», — рассказывает предприниматель. В выборе работников француз требовательный. Для него главное — качественный результат и эффективная работа.

Когда Жульен только переехал в Даугавпилс, город выглядел более печально — разрушенные дороги, мало магазинов, развлечений. Сейчас всё изменилось, поэтому и его соотечественники не против переехать в Латвию: «Все французы, которые сейчас приезжают, говорят, что не хотят обратно во Францию. Их устраивает Даугавпилс. Почему? Во Франции все магазины закрываются в 6 или в 7 часов вечера. В воскресенье всё закрыто. Мы работяги. Мы работаем поздно. Восемь часов вечера, а кушать нечего, всё закрыто. Никакой социальной жизни. Нет баров, нет боулинга. А здесь в Даугавпилсе всё есть. Дискотека, бар, библиотека, школа. Во Франции иногда можно найти работу только в деревне, потому что была такая политика, что заводы строили везде, а не только в городах. Я однажды пошёл на интервью, а там только коровы вокруг».

Французу близки даугавпилчане по темпераменту. С ними ему проще найти общий язык. И женился Жульен на даугавпилчанке. На вопрос, чувствует ли Жульен себя в Латвии уже как дома, француз говорит, что он везде иностранец. В Латвии его называют французом, а во Франции — латышом.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить