Будни лиепайской Лоцманской башни: 101 ступенька

Лоцманская башня — командный пункт Лиепайского порта, оттуда координируют движение судов. Из панорамных окон открывается невероятно красивый вид на аванпорт, морские ворота и город. Но операторам службы судового движения обычно не до пейзажа — грузопоток порта растет, и судов становится всё больше, сообщает Латвийское радио-4.

«101 ступенька», — говорит руководитель службы судового движения Лиепайского порта Ансис Дайзис по пути наверх. Раньше — до реконструкции 1995 года — шестого и седьмого этажей, где работает служба, не было. Лоцманская башня построена в 1821 году, она стоит на правом берегу Торгового канала.

Безопасность в порту — превыше всего, за нее отвечает Служба капитана порта, в которую входят Служба движения и Лоцманская служба. Для безопасного захода и выхода судна на него высаживается лоцман, знающий местные условия. Координируют движение судна операторы на Лоцманской башне.

Лоцман Крист Яковлев говорит, что заход в Лиепайский порт — средней сложности, максимальная длина судна, которое пока заходило в гавань Лиепаи — 230 метров.

«Можно пробовать 240. Но, конечно, это в очень хорошую погоду — и взвешивая все риски, чтобы не случилось аварии, должны быть мощные буксиры, которые помогают судну маневрировать в порту. Буксиры с носа судна, с кормы судна, если надо, еще с боков помогают прижимать к причалу», — рассказал он.

Проводку судов осложняет ветер, ночью тоже непросто — видимость ухудшается. Бывает и форс-мажор, когда, к примеру, у судна отказывает двигатель: тут спасает мастерство и опыт лоцмана. Операторы на Лоцманской башне дежурят круглосуточно, по двое в смене.

— Только что буксир вызвал нас, Башню — разрешение спрашивает на переход с 42-го причала на внутренний рейд, там баржа стоит, какие-то хозработы происходят. У нас локаторных мониторов два, на каждом [операторском] месте — дальний подход к Лиепае и внутренний. По рейдам мы смотрим более крупный масштаб, мы уже по метрам можем наблюдать отклонение судна от фарватера, — рассказал старший оператор Ивар Зиемелис.
— То есть вы — как в аэропорту диспетчеры?
— Да, принцип тот же самый. У нас, правда, скорости не такие, как у самолетов, а принцип тот же.

Оператор Вилнис Лурис показывает символы на мониторе и объясняет их значение. Затем к пояснениям присоединился и лоцман Крист Яковлев.

«Тут весь порт, дороги — так же, как на суше. Определенные фарватеры, мы знаем все глубины. На каждое судно уже поставлены, видим, насколько оно большое, сколько у него осадка. Это пока стоит на якоре. Это вот — центральный створ, а это уже, получается, южный. Есть у нас еще одни ворота, но они пока не рабочие. Там рыбачки могут выходить. Крупные суда, уже с лоцманом, обязательно должны идти по фарватеру. Только по фарватеру. Это буи — тут первая пара буев, вторая», — рассказал Лурис.

«Одно из сложных мест — вот этот поворот, для больших пароходов. Должно судно идти по этой нитке и здесь выйти на этой линии, потому что здесь мелко. Глубина только вот здесь. Судно надо повернуть в конкретной точке, если будет раньше, тогда можно здесь выйти на мель, если попозже — тогда опять, потому что судно поворачивается по какому-то радиусу», — добавил Яковлев.

В общем, заход крупного судна в Лиепайский порт можно сравнить с проходом по канату. Надо учитывать инерцию судна, время срабатывания, ветер, течение...

«Ни одно судно в порту не может начать движение на выход или на заход без разрешения службы движения. Это координационный центр. Отсюда начинается работа», — отметил Яковлев.

«За два часа заранее, как судно уже подходит к порту, мы уже должны иметь связь с ним», — подчеркнул Лурис.

Просто так — без заявки от судового агента, который представляет судно в порту — зайти никто в порт не может.

Над столом с мониторами — еще один, он показывает погоду. Порывы ветра в тот день достигали 20,5 м/с, а потому движение в порту было ограничено. Операторы пояснили — мол, при нормальной скорости ветра никаких посторонних разговоров не получилось бы, работы много. Когда ветер успокаивается, на заход и выход — уже очередь из судов стоит.

«Для того мы здесь и есть, чтобы организовать все это, очередность определить. Не только следить за безопасным движением судов, но и организационные работы — вовремя отправить швартовщиков на нужный причал, там тоже бывают случаи, что больше судов в одно время — и не хватает людей. Мост нам надо заказать открыть вовремя», — отметил Зиемелис.

Мост Калпака — разводной, соединяет город и микрорайон Каросты, открывается мост за 10-15 минут. Руководитель службы судового движения Ансис Дайзис говорит, что приходится считаться с человеческим фактором.

«Дается команда — закрывается мост, все равно люди продолжают переходить. Светофор горит, все горит, что нельзя, а люди продолжают идти», — отметил он.

Ансис Дайзис напомнил, что недавно начались работы по углублению порта.

«Будут копать до 14 метров. До этого самое большое судно было 230 метров, шириной 32,6 метра. Он вышел с грузом из порта — 53 тысячи тонн, с осадкой 11 метров. Вышел на якорную стоянку и другое судно догрузило его — 73 тысяч тонн. Он ушел с осадкой 14 метров. Это самое большое [судно], что у нас было в прошлом году», — добавил он.

Чем глубже будет Лиепайский порт, тем больше крупных судов смогут в него заходить.

Напоследок операторы показали на мониторе, насколько оживленное движение судов на Балтике — выглядит, как сплошь усыпанное звездами небо в ясную ночь.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Самоуправления
Новости
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить