Личное дело

Фонд с риском

Личное дело

Не видящий да услышит

Люди в мире животных

Волонтеры воюют с приютом — в конфликт приходится вмешиваться полиции

Обратите внимание: материал опубликован 5 лет и 1 месяц назад

Зимой программа «Личное дело» показала, как в приюте для животных Mežavairogi происходила утилизация животных. Их тела просто выбрасывали в мусорные контейнеры, которые месяцами стояли под открытым небом. Эту проблему подняла группа волонтеров. Конфликты с волонтерами в Mežavairogi продолжаются до сих пор. Доходит до рукоприкладства, рассказывает передача «Личное дело» Русского вещания LTV7.

За нарушения, связанные с неправильным хранением трупов животных, Продовольственно-ветеринарная служба оштрафовала приют Mežavairogi на 50 евро. Поскольку на эту проблему указали волонтеры, то с тех пор их на территорию приюта пускают только в сопровождении работников. Глава приюта Данута Приеде говорит, что такие правила существовали здесь всегда, просто им следовали не так жестко, как сейчас. Она уверена, что против нее ведется очерняющая кампания отдельными волонтерами. Например, в Резекненском филиале на нее натравили даже Госполицию.

«В начале года Госполиция обыскивала наш филиал, что мы там перчатки делаем из котов. Поэтому я маленько обиделась и закрыла филиал, потому что нет смысла», - рассказала руководитель приюта для животных Mežavairogi Данута Приеде.

В редакцию «Личного дела» обратилась Лада — волонтер. Она считает себя пострадавшей от действий совладельца приюта Мартиньша Приеде. По ее словам, она и еще один волонотер пришли в Mežavairogi 14 апреля выгулять собак. Их по территории приюта все время сопровождал сотрудник.

«Мы выбрали собак, и он нас повел вдоль вольера. Одну собачку он нам вывел и сказал: «Девочки, ждите сейчас я принесу поводок второй». Мы стоим с этой собакой, ждем. К нам подлетает, я не поняла, откуда он появился, мужчина и первые его слова: Пошли вон отсюда», - рассказала Лада.

Что было дальше видно на видео. Но у руководства приюта другая версия.

«Людям несколько раз наши коллеги говорили, пожалуйста, выйдите, подождите там. Люди нас не слушали. Поэтому мой муж, который член правления приюта для животных Mežavairogi, он пошел и конкретно сказал женщине, что надо покинуть территорию. И ждать там, где ждут все», - утверждает Данута Приеде

В результате, был вызван наряд муниципальной полиции. Волонтер обратилась с заявлением в Госполицию. Сейчас идет выяснение обстоятельств конфликта.

Впрочем, сами волонтеры не считают, что они ведут процесс травли приюта, однако и не отрицают - их цель прекратить его деятельность. По их мнению, Mežavairogi работает с многочисленными нарушениями.

Так, волонтер Елена Румянцева рассылает письма в различные инстанции с требованием закрыть приют. Последнее коллективное письмо было отправлено в Бюро по борьбе и предотвращению коррупции. Елена Румянцева считает, что в приюте слишком высокий процент эвтаназии. Это, по ее мнению, происходит, поскольку приют обслуживает порядка 40 самоуправлений Латвии, где отлавливает бродячих животных, но у него нет достаточных ресурсов и площадей для их содержания. 

«Есть мнение, что Латвия перенасыщена бездомными животными и их нужно как можно скорее убрать. Каким образом это сделать - только эвтаназией. Мы категорически против этого. Потому что мы не боги, мы не имеем права решать за животных, жить ему сегодня или жить ему завтра. Поэтому мы просто призываем к гуманному отношению к животным. В любом приюте. Мы знаем и понимаем, как относятся к животным в других приютах. И мы знаем, где животных любят и о них заботятся, а где это только бизнес», -заявила волонтер Елена Румянцева.

По мнению Елены, самоуправления не должны заключать договор с обществом, у которого долги по налогам порядка 12 тысяч евро, а также административные правонарушения. На сайте Dzīvnieku policija указано, что у Mežavairogi заключены договоры с 20 самоуправлениями. «Личное дело» отправило запросы во все самоуправления с целью получить копию договора. 

По поводу налоговой задолженности приюта в Службе Госдоходов «Личному делу» сказали, что она есть, но была снижена с 12 тысяч евро до 5911 евро. В связи с налоговой амнистией и обязательством приюта выплатить всю сумму сразу.

Что же касается необходимости самоуправлений отражать информацию о публичных закупках на своих домашних страницах, то выяснилось, что расходы самоуправления на ветеринарные услуги регламентируются отдельно. 

«Если мы говорим об услугах, которые включены во второе приложение к закону, это так называемые персональные услуги или услуги по доверенности, то они проводятся по более облегченной схеме. И что интересно, в этих закупках не обязательно применять проверку налогов и всех установок по исключению из закупки предпринимателя», - пояснила руководитель Бюро по надзору за закупками Даце Гайле.

Большая часть самоуправлений отказывалась предоставлять договор «Личному делу», хотя по мнению руководства Бюро по надзору за закупками, у них такого права нет. Например, в Бауском самоуправлении в договоре с Mežavairogi есть специальный пункт, который предусматривает, что стороны не распространяются об условиях договора. А Рундальское самоуправление прислало такой ответ: «Эта информация не указана на домашней странице, поскольку это договор между двумя юридическими персонами –между самоуправлением и поставщиком услуги. Это не связано с предоставлением такого рода услуг жителям самоуправления или всем остальным».

В Бюро по надзору за закупками придерживаются иного мнения. «В любом случае, это является договором закупки, и единственная причина, по которой они могли не публиковать на нашем сайте объявление, это если он не достигает уровня 42 тысячи евро», - пояснила глава Бюро по надзору за закупками Даце Гайле.

Возможно, поэтому сумма договора с Кекавским самоуправлением составляет 41 999 евро.

В открытом доступе оказался только договор Mežavairogi с самоуправленим Саласпилса. Некоторые самоуправления выслали «Личному делу» договор по запросу, но многие отказываются это делать по тем или иным причинам.

«Например, маленькие самоуправления, у них на год тысяча евро. На наши услуги. Это, конечно, не Кекава, не Бауска, где большие города, но там мы участвовали в закупочных процедурах, когда еще не было налоговых задолженностей. И они действуют два, три четыре года», - говорит сама глава приюта Данута Приеде.

Что же касается количества эвтаназий, то здесь Данута Приеде подчеркивает, что ее приют не является лидером в Латвии. По ее словам, больше всех животных усыпляют Резекненские и Даугавпилские приюты. Однако, статистика это не подтверждает. Так, по данным за 2017 год в Mežavairogi были усыплены 201 собака и 363 кошки. Для сравнения – Даугавпилсский приют усыпил 72 собаки и 388 кошек. Резекненский – 41 собаку и 241 кошку.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное