Школьники задали недетские вопросы министру образования Латвии

За окном – первый день осени и по совместительству – 1 сентября. Латвийское радио 4 в честь этого праздника взяло необычное интервью у министра образования и науки Карлиса Шадурскиса. Вопросы ему задавали не только журналисты, но и те, на кого распространяются принимаемые министром решения – сами школьники.

Роман Шмелев, журналист Латвийского радио 4: Какие вопросы ожидаете от школьников?

- Предполагаю, это будет круг вопросов, который затрагивает самих школьников. Наверняка, будут спрашивать о каникулах и домашних заданиях. Но я был бы рад услышать и вопросы о качестве образования.

Анния, 10 класс: Каким вы были учеником? Нравилось ли вам ходить в школу; прогуливали ли вы когда-нибудь; делали ли домашние задания; списывали; опаздывали?

- Да, ну это ужасный вопрос. Но я не стану Анне врать. Не так много было тех дней, когда я шел в школу с удовольствием. Распоряжаться своим свободным временем было гораздо интереснее – в детстве никогда не бывало скучно (правда, и сейчас тоже). Домашние задания частенько делал в последний вечер, иногда даже ночью. Поэтому мне до сих пор не нравятся воскресенья. Хорошо было бы выполнять все задания в субботу, чтобы воскресенье было свободным, но, к сожалению, так было не всегда. Именно поэтому сейчас я прекрасно понимаю молодых людей, которые призывают освободить их от домашних заданий на выходные. К этому я и сам буду призывать учителей.

Особо я не прогуливал. Скажем так, у нас в школе была довольно строгая дисциплина. Скрыть такие вещи, чтобы о них не узнали родители, было невозможно. Вместе с тем эта радость отпала.

На уроки – нет, не опаздывал. Мне нравилось приходить во время.

Арина, 10 класс: Зачем нужны домашние задания?

- Есть две причины. Первая – необходимость повторять. Когда узнаешь новые вещи, они первое время хранятся в «оперативной памяти», если так можно сказать. Чтобы материал усвоился необходимо повторение. Это первая функция домашних заданий.

Вторая – для того, чтобы сам учитель мог понять, чего ему не удалось достичь на уроке, что дети не поняли. Выполнение домашних заданий – это тот момент, когда ученик оказывается с проблемой один на один. У меня к Арине и другим ученикам просьба – не позволяйте родителям выполнять задания за вас, потому что в таком случае они уж точно теряют всякий смысл.

Роман Шмелев (Р.Ш.): Домашние задания будут пересмотрены?

- Да, количество домашних заданий должно уменьшиться, так как функцию повторения можно выполнить и в школе, это не нужно делать дома. У детей должно быть и свободное время, когда они отдыхает: дети должны играть, брать уроки игры на пианино, ходить в спортивный кружок, заниматься техническим изобретательством и танцевать. Дети должны больше двигаться, чтобы удовольствие от физического развития осталось на всю жизнь. Нельзя забывать, что дети – не маленькие роботы.

Екаб-Янис, 9 класс: Почему уроки длятся 40 минут?

- Согласен, мы с ним думаем одинаково. Я рад, что и Центр Содержания Образования, который занимается созданием нового образовательного стандарта, думает в этом же направлении. Будет выражен принцип предметов, объединенных в блоки.

Сейчас у нас так: один, два, три урока в неделю – получается довольно бессмысленно. За неделю все забывается.

Мы хотим, чтобы между предметами было больше связей, и можно было реализовать принцип предметных блоков.

Против этой идеи есть, правда, контраргумент – если ученик заболел, то он вылетает из всего блока. Но что хуже?! – необходимость самостоятельно или при помощи учителей и родителей наверстывать пропущенную информацию или не успевать по всем пропущенным предметам и иметь «хвосты»?! Думаю, что это решаемая задача. Мне нравится принцип предметных блоков.

Михаил, 11 класс: Почему я сам в старших классах не могу выбирать предметы, которые хочу посещать и создавать программу своего обучения?

- Сложный вопрос… Поскольку Михаил задумывается об этом, то ясно, что он хочет получить хорошее образование. Но если мы повсеместно перейдем на этот принцип, то, боюсь, у нас возникнут проблемы с качеством. На уровне идеи могу сказать следующее. По-моему, до десятого класса включительно мы должны заложить общеобразовательные основы. В свою очередь, в 11-12 классах была бы возможна специализация. Тогда Михаил мог бы выбирать если не каждый отдельный предмет, то, по крайней мере, наиболее подходящую для себя программу, из тех, что предлагает школа.

Я не знаю, где живет Михаил – в городе или на селе. Если в городе, где есть возможность выбрать между разными школами, то ему и следовало бы выбрать такую школу, которая соответствовала бы его интересам и способностям.

Р.Ш.: Насколько у ученика помимо выбора специализации есть возможность построения собственного образования?

- Все-таки мы должны оставаться в рамках стандарта. Мы не можем от них уходить. Но приобрести дополнительные знания школьники могут в рамках занятий по интересам, я имею в виду всевозможные кружки. Сейчас они где-то за пределами школы. Мы хотим их перенести в школы, чтобы детям было удобнее и выгоднее… То есть не детям, подросткам.))

К счастью, у нас на это сейчас достаточно финансирования. Из европейских фондов нам подвернулась возможность обеспечить этот процесс.

Р.Ш.: Не будут ли дети перегружены уроками спорта + факультатив?

- Этот код – «третий урок спорта» - я использовал, чтобы зародить в обществе дискуссию о необходимости физического развития. Очень важно увеличить объем физической подготовки в начальной школе. И тогда речь может идти не о третьем, а четвертом и пятом уроках спорта. Ведь когда у ребенка появляется любовь к спорту, она остается с ним на всю жизнь. Конечно, в средней школе, если ученик посещает спортивный кружок, или занимается, например, танцами – где, кстати, тоже серьезная физическая нагрузка – так им этот дополнительный урок не нужен.

Никита, 12 класс: Кто является заказчиком (заинтересованным лицом) образования? На кого работает Министерство Образования?

- Я бы сказал, что один из заказчиков – сам Никита. То, как мы работаем, определяется множеством документов. Один из них - «Принципы Развития Образования», где прописан план на многие годы вперед. Другой – «Декларация Правительства». Кроме того, мы являемся государством, входящим в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР, OECD) – нам важны их рекомендации и директивы. У нас также есть множество международных соглашений. Говоря о высшем образовании, необходимо упомянуть так называемую «Болонскую декларацию», которая подразумевает, что латвийское высшее образование должно отвечать заявленным там стандартам. Так что документов довольно много… Не скрою, что велика роль и политических установок самого министра. Единственное, что она не должна входить в противоречие ни с одним из мною перечисленных документов.

Цель простая – качество образования. Качество образования во всех своих формах: соответствие запросам рынка труда с целью создания хорошо оплачиваемых рабочих мест; повышение сбора налогов с этих рабочих мест, чтобы увеличивался объем бюджета, который мы могли бы направить, в том числе, и на образование.

Ну и ещё, когда я сказал об этом впервые, многие смеялись, но цель образования – счастливый человек. Ведь когда человек способен найти свое место в жизни; выбирает профессию, которая ему по-настоящему близка; выполняет работу, которая ему нравится – тогда он живет счастливо.

Р.Ш.: Нет ли конфликта интересов? С одной стороны заинтересованное лицо – государство, с другой – родители, с третьей – предприятия. Не потеряем ли мы в этой схеме самого ребенка?

- Везде необходимо равновесие. В сущности, здесь нет конфликта интересов. Хорошее образование – лучшая инвестиция как для самого человека, так и для работодателя и для общества в целом.

Конечно, по отдельным вопросам интересы могут не совпадать. Но для этого и существует политическое управление. Министерство Образования не может и не должно принимать решения само по себе. Или только правительство само по себе. По каждому вопросу мы консультируемся с работодателями, с профсоюзом – их интересы и запросы бывают взаимоисключающими. Тогда мы выступаем в качестве третейских судей и пытаемся найти решение, достичь компромисса.

Зане, 11 класс: После окончания школы я хотела бы пойти учиться на педагогический, но чувствую себя неуверенно: читала про новую модель зарплаты учителей – ничего не поняла. Какие гарантии того, что, став учителем, я смогу себя содержать?

- Попробую ответить Зане коротко. Из расчета новой модели зарплат педагогов ставка составляет 680 евро. К ней может идти доплата из так называемого директорского фонда – 13,5% - можно легко подсчитать сколько. Зарплата Зане будет в большой мере зависеть от ее нагрузки. Надо так же учитывать регион, где Зане хотела бы преподавать – будут ли в школе, где она хочет работать дети, чтобы эти деньги до нее дошли. Главное, что я хочу сказать Зане: если есть интерес, и ощущение, что это то, чем она хотела бы заниматься, то надо этим заниматься.

Р.Ш.: Подозреваю, что эта девушка может стать перед серьезной проблемой – остаться здесь или уехать преподавать и заниматься образованием куда-то еще. В этом смысле можно сказать, что Зане заинтересована остаться в стране.

- Хочу сказать Зане, что коротко на ее вопрос не ответить, к тому же при посредничестве СМИ. На сайте Министерства Образования можно найти все контакты. И министру можно написать электронное письмо.

Р.Ш.: Часто ли пишут ученики?

- Да, пишут. Я бы сказал, что письма школьников одни из самых интересных. Видимо, существующая система образования стремится всех уровнять. Как мы знаем, наиболее творческие – дети в детсадовском возрасте. Потом мы их способности как-то так -  душим.

Мне нравятся письма школьников!

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить