«Языковые дружинники» рассказали о своих мотивах, трудностях и радостях

Центр государственного языка хотел бы иметь по меньшей мере 100 — или 150 — общественных добровольных помощников, которые выясняли бы ситуацию в сфере использования латышского языка и сигнализировали бы о недостатках. Пока что, однако, отклик был небольшим. В конце прошлого года и сейчас, в середине июня, удостоверения помощников получили в общей сложности 16 человек, сообщает Latvijas radio.

«Я сам из Латгалии, и там довольно часто можно столкнуться с тем, что

в магазинах отвечают по-русски, даже если разговор начинаешь на латышском»,

— рассказал Артур Вилюмс.

Он работает переводчиков в Госполиции в Резекне. Использованию госязыка он уделяет внимание и за пределами служебных обязанностей — например, заметив в ресторанном меню много ошибок. Артур начал интересоваться, кто за этим надзирает, и дошел до Центра госязыка, который как раз приглашал общественных помощников: «Ну и решил, что попробую стать одним из тех, кто не только жалуется, но и что-то делает».

Как и остальные 15 общественников, Артур эту работу делает добровольно и вознаграждения не получает.

«Я решила стать общественным помощником, потому что часто слышу по радио или читаю в СМИ, как

люди неправильно говорят. Я хотела бы повысить правильность употребления языка и защитить латышский»,

— объяснила самозанятая переводчица Анитра.

Она опасалась, что в Латвии складывается двуязычие — и поэтому хотела помочь защитить интересы и права использующих латышский.

«Первый порыв, первое желание было как-то связать себя, свою деятельность с языковой идентичностью..., — рассказала еще одна помощница, Вита. — У меня [теперь] такое чувство, что у меня есть подтвержденные государством основания порекомендовать что-то улучшить, если я вижу, что это нужно. У меня ощущение, что у меня есть право написать и администратору домашней страниц, и администрации магазина.

А если я вижу на улицах надписи на двух языках, чего не должно было бы быть, [я чувствую,] что у меня есть право изменить ситуацию».  

У Артура удостоверение общественного помощника уже полгода — дольше, чем у остальных добровольцем, с которыми разговаривало Latvijas Radio. Он — из так называемого «первого призыва».

«Стараюсь еженедельно освободить 2-3 вечера, чтобы пройти по магазинам. Уделяю особое внимание тому, как используется латышский язык, соблюдается ли вообще Закон о госязыке. Часто люди не понимают, чего я от них хочу. А потом и улыбаются, и ошибки исправляют. Например, в ресторанах часто на досках [с меню] неправильно написано. Я прошу мелок, они сами исправляют», — рассказал Артур. Он не скрывает, что возникали и довольно напряженные ситуации, но его задача — действовать спокойно и в деловом ключе:

«Бывают случаи, когда реагируют довольно остро. Говорят, мы и так большие налоги платим, а вы тут еще приходите и нас шпыняете. Я отвечаю: наша работа — не штрафы налагать, а просто указать — если слово или знак долготы используются неправильно, это создает предприятию или магазину негативный образ.

Так что я помогаю вам и всему обществу в целом».

Артур радуется, если нарушение Закона о госязыке удается исправить посредством разговора. Однако, столкнувшись с упрямцем, который советы игнорирует, общественники сообщают Центру госязыка, который присылает инспекторов с проверкой.

Представитель Центра Дзинтра Скрузмане рассказала, чего ждет от добровольцев. Например, чтобы те давали совет, как исправить ошибки, замеченные в надписях в общественных местах.

Такой труд общественников может помочь укреплению латышского — и он уже действительно помогает, подчеркнул директор Центра госязыка профессор Марис Балтиньш.

На самом деле люди добровольных помощников воспринимают позитивно, добавил он: «В любом случае совет, рекомендация, поступающая от другого члена общества, всегда воспринимается и будет восприниматься с меньшей настороженность, дружественнее, чем если бы она поступила от какой-то контролирующей структуры. Многие вопросы общественные помощники могут и способны разрешить сами, без дополнительной административной нагрузки и без негативных, если честно, эмоций с обеих сторон».

Глава Центра госязыка надеется, что число общественных помощников вырастет до 100 или 150, потому что 16 на всю страну — число незначительное. Возможно, часть желающих не прислала заявления, потому что ждала, как пойдет у тех, кто уже начал, допускает Балтиньш.

Сначала люди даже не и записывались, потому что требования были очень высокими — к примеру, нужна была степень магистра филологии. Это условие Центр смягчил до простого высшего образования.

Записаться можно до сих пор, заключает Latvijas radio.

Как уже писал Rus.lsm.lv, продвигать идею «языковых дружинников» зимой прошлого года начало Министерство юстиции, возглавляемое представителем Национального объединения Дзинтарсом Расначсом. Встречен план был с известной настороженностью: эксперты говорили и о проявлении этнического национализма, и об оттенке стукачества. Авторы идеи акцентировали позитивный подход. К лету юридическая часть процесса вышла на финишную прямую. Первые 9 инспекторов-добровольцев — все, на тот момент выразившие такое желание — получили удостоверения в середине декабря прошлого года. Уже в феврале этого журналисты Русского вещания LTV7 сходили в рейд с одной из «дружинниц». «Заметил ошибку — не накажи, а помоги», — объясняла та суть свой работы.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно