В идею «перевоспитания» преступников не верю — начальник Управления мест заключения

Илона Спуре возглавляет латвийскую пенитенциарную систему с 2013 года — недавно премьер подписал приказ о ее повторном назначении. С того времени как раз действует и новая редакция Уголовного закона, так что начало работы совпало с крупными реформами в этой сфере. И теперь смещение акцента с карательных мер на меры ресоциализации понемногу приносит свои плоды, поделилась Спуре в эфире передачи Латвийского радио 4 «Домская площадь».

Спуре: изоляция еще никого не исправила, нужна ресоциализацияЯна Ермакова

    За последние 10-12 лет «население» тюрем уменьшилось наполовину. На сокращение числа заключенных в латвийских тюрьмах, по словам Спуре, действует несколько факторов. Главный — это проводимая Минюстом реформа исполнения наказаний. В этом русле меняли и Уголовный закон (новая редакция в силе с апреля 2013 года).

    «По большинству статей вдвое уменьшились сроки лишения свободы. Государство пришло к выводу, что долгие сроки заключения — это не только большая экономическая нагрузка для бюджета, но что главное даже не это — долгий срок не исправляет человека и не уменьшает рисков рецидива. (…)

    Изоляция и плохие условия еще никого не исправили.

    Исправить — это ежедневная и интенсивная работа, участие разных специалистов, ресоциализационные мероприятия. Это и школа,и возможность получить специальность, трудоустроиться там же в тюрьме. Что способствует получить какие-то навыки, образование, чтобы приблизиться этому человеку к рынку труда.

    Но самое главное, что когда человек принимает решение пойти на какое-то преступление — это всё происходит у него в голове. То есть не в работе самой дело — а именно в воле, в том, какие жизненные ценности он вообще имеет, искажены они у него или общепринятые. Поэтому в ресоциализационных программах задействованы специалисты — социальные работники, психологи и так далее, — которые специально для этого подготовлены.

    Потому что если у него и будет работа, а мыслить он будет все равно как в преступном мире, это у нас будет просто преступник с какими-то рабочими навыками или с образованием. Но чье мышление не изменилось».

    Для многих преступников характерно отсутствие эмпатии, признала Спуре. Сама она противница идеи «перевоспитания». Нужно вести речь о социальной коррекции, об изменении мышления, убеждена начальник Управления мест заключения.

    «Мы можем вкладывать очень большие ресурсы, но если человек сам в один момент не захочет меняться — никто его силой не изменит. Всё зависит от личной мотивации человека. Естественно, специалисты его мотивируют. Изо дня в день. Но пока он сам к этому не придет, это будут ресурсы, потраченные впустую».

    Цель реформ в местах лишения свободы — развить в Латвии «систему современного исполнения наказаний». Вопрос упирается в ресурсы, потому что среда тоже очень важна, отметила Спуре.

    «Все меняется в этой жизни. И мы сами меняемся, и меняется такая сфера, как пенитенциарная. Не только законодательство, нормативная база — меняются и философия, отношение к исполнению наказания.

    Это самое суровое наказание, какое бывает — несвобода! Но оно — и самое дорогое из всех видов наказания».

    Если отставить экономическую часть вопроса, от в Латвии в последние 5-10 лет кардинально менялось «само содержание и цель наказания», пояснила Спуре.

    «Изолировать человека — это ничто. Он от этого еще больше деградирует и обозлится. И потом, нужно все-таки задуматься о том, что в один прекрасный день он выйдет. И если он выйдет более опасным, приносящим больше вреда, риска, ущерба, угрозы обществу — это не та цель».

    Поэтому у Латвии впереди разработка нового Уложения об исполнении наказаний, действующий закон - устаревший, в основе своей он сохранился с 1970 года и «не выдерживает критики», отметила она. Кроме того, Управление мест заключения и Минюст разрабатывают в русле программ Европейского социального фонда проекты, которые направлены и на персонал в местах лишения свободы — на развитие его навыков и повышение уровня компетенции. Система отбора персонала также требует коррекции.

    И поскольку проект строительства новой тюрьмы, например, предполагает, что появится она в Лиепае — в УМЗ понимают, что в этом регионе персонал придется набирать полностью заново. И полностью его обучать. Это не считая проблем с организацией тендера, предложения в котором превышали ту сумму, которую наметило государство. Так что эта идея отложена до 2020 года, «а там увидим», сказала Спуре.

    Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

    Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

    Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

    Общество
    Новости
    Новейшее
    Интересно