Убитый вместе с семьей Николая II слуга-латгалец может стать православным святым

Екатеринбургская епархия Русской православной церкви передала в синодальную комиссию по канонизации святых материалы для возможной канонизации слуг, сопровождавших членов царской семьи в ссылке и погибших вместе с ними в ночь на 17 июля 1918 года в доме Ипатьева, и в их числе — камердинера Алоиза Лауриса Трупса, выходца из крестьянской семьи под Мадоной.

«Сестры Александро-Невского Новотихвинского женского монастыря, на базе которого действует комиссия Екатеринбургской епархии по канонизации, провели колоссальную кропотливую работу по собиранию этих свидетельств, которые и были переданы в синодальную комиссию», — заявил в  интервью агентству «Интерфакс-Религия» викарий Екатеринбургской епархии епископ Среднеуральский Евгений.

«У нас нет сведений о том, чтобы жизнь (...) трех верных царских слуг (повара Ивана Харитонова, Алоизия Труппа — так на немецкий лад в российских источниках обычно именуют Алоиза Трупса — и горничной Анны Демидовой — Rus.lsm.lv) была порочной, что они при жизни совершали какие-то поступки, которые бы порочили их как христиан. Напротив, достаточно много материалов собрано об их жизни и кончине, которые свидетельствуют не только о высочайшем качестве жизни этих людей как граждан, но и о том, что они жили доброй, праведной христианской жизнью», — заявил далее епископ Евгений.

«Перед [слугами царской семьи] не раз (...) открывали двери и говорили: "Ступайте на волю, вы свободны". Но

выход на волю означал равно отречение от веры и от верности, то есть предательство. Предательства не произошло. За эту верность они заплатили жизнью. (...)

Та верность, которую они проявили, последовав [после отречения] за царской семьей в Тобольск, Екатеринбург — не пустой звук. (...) Люди, которые до этого толпами ходили, стремясь получить какую-то малейшую милость от царской семьи, моментально отвернулись, исчезли, растворились, гнушались своего знакомства с царской четой. Они почувствовали, что пахнет кровью, и ретировались. Между тем и [лейб-медик] Евгений Боткин, и слуги сохранили верность и добровольно отдали жизни, исполнив заповедь Христову о любви и верности. Это о многом говорит. Ну и то, что они удостоились принять мученическую смерть вместе с царской семьей, — это тоже свидетельство того, что рука Божия соединила одних святых с другими угодниками Божиими», — подчеркнул епископ Среднеуральский.

На вопрос о допустимости канонизации не-православных Евгений ответил:  

«Уроженец Витебской губернии, [Алоиз Трупс] был крещен и воспитан в католичестве. Уже служа при [императорском] дворе, из личных средств он помогал в ремонте и благоукрашении костела в своем родном селе. Он был искренне верующим и благочестивым человеком в той мере, которую ему открывала его совесть. (...) Думаю, что, опираясь на этот фундамент, он возрос до той высоты, что Господь сподобил его оказаться в подвале Ипатьевского дома и, подобно древним мученикам, креститься своей и царской кровью».

Камердинер Николая II Алоизий Трупп, согласно Википедии, родился в 1856 году в зажиточной крестьянской семье в деревне Колнаголс (Калнагалс) близ города Модон (Мадоны), который тогда входил в состав Режицского уезда Витебской губернии.

«В 1874 году родного брата Алоизия должны были призвать в армию, — приводит ресурс «Русская планета» рассказ кандидата исторических наук Алексея Брезгина. — Однако старший брат как раз собирался жениться, и младший отправился служить вместо него. Ему посчастливилось попасть в лейб-гвардию, где на статного голубоглазого блондина с аристократическим лицом обратила внимание мать Николая II, императрица Александра Федоровна. По ее желанию он получил должность придворного лакея I разряда. Для простого латгальского крестьянина это — головокружительная карьера.

За верную службу на этом посту Алоизий Трупп получил звание Потомственного почетного гражданина. Но никогда не интересовался званиями или почестями, не гнался за выгодой.

Все доходы от купленных на жалование нескольких дач в окрестностях Петербурга тратил на помощь своим соотечественникам, переезжавшим в столицу. Не забывал и о своей семье — присылал братьям технику, которая могла облегчить их нелегкий крестьянский труд. Жертвовал деньги на костел, в котором его крестили».

Камердинер не завел ни семьи, ни детей, продолжает Брезгин. В 1918 году Алоизий Трупп сопровождал царевича Алексея и трех княжен из Тобольска в Екатеринбург, а там добровольно занял место заболевшего камердинера Терентия Чемодурова в Ипатьевском доме. Как и все остальные царские слуги, он дал расписку, что добровольно готов разделить участь семьи бывшего императора.

«Русская планета» утверждает, что

Трупп мог легко договориться об освобождении — якобы один из охранников Ипатьевского дома из числа латышских стрелков оказался его родным племянником — но предпочел остаться и погиб вместе с царской семьей.

Русская православная церковь за рубежом в 1981 году канонизировала всех жертв екатеринбургского преступления большевиков: наряду с семьей Николая II были канонизированы и находившиеся при ней слуги, и в их числе и Алоиз Трупс. В акте о канонизации членов царской семьи Русской православной церквовью в 2000 году царские слуги не упоминаются.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно