У нас не спецоперация, а война — житель украинского Счастья

Обратите внимание: материал опубликован 2 года и 2 месяца назад

«Город очень сильно разрушен. По сравнению с 2014 годом... Я даже не знаю, как назвать... Я прекрасно понимаю, что в этом году мы город даже и примерно не восстановим», — рассказал в эфире программы «Подробности» LR4 Владимир, житель города Счастье. Этот населенный пункт перешел под контроль военных самопровозглашенной Луганской народной республики.

«У нас три дня тихо, сюда зашла администрация Луганской народной республики... два дня назад... Флаги поменяли позавчера», — рассказал он.

«От населения Счастья осталось дай бог 1,5-2 тыс. человек. Треть — те, кто просто физически из дома выйти не может, плюс какая-то часть уехала в Петропавловку, потому что в Счастье нет ни воды, ни света, ни газа, только сейчас потихоньку начали давать. В соседнем населенном пункте есть все — там людей размещали в больницах, детсадах, школах — где угодно. Идут морозы, и тепла в городе Счастье не будет. Будет тяжеловато следующую неделю-полторы. Думаю, по всей Украине такая ситуация...

Город очень сильно разрушен. По сравнению с 2014 годом... Я даже не знаю, как назвать... Я прекрасно понимаю, что в этом году мы город даже и примерно не восстановим...

Но появился Интернет, я увидел, что творится по территории Украины: Счастье — это какое-то привилегированное место. Те разрушения, которые есть — по сравнению с другими городами — практически ничто. Счастье обстреливали в основном «Градами» и тяжелами минометами, гаубицами, танками. Но в нас не стреляли самолетами, в нас не стреляли ракетами — там, где заряды на порядок выше, чем у этих орудий. Разрушения есть, попадания есть, жертвы есть, сгоревшие дома есть, но стране, как я понимаю, намного хуже», — рассказал Владимир.

Военные действия, по его словам, велись неделю.

«Как таковых боев не было. Шла перестрелка. Первые 2-3 дня обстреливали позиции, где находились военные. Потом это все переместилось на город — и «утюжили» город», — добавил он.

Владимир рассказал, что живет в пригороде — у него печное отопление. «У нас нет проблем с водой. Горизонт низкий, поэтому у многих во дворах стоят колонки... Но у нас уже начинаются проблемы с канализацией».

«Пока мы выживаем, но самый главный вопрос — будущего. Люди ждут, что будет дальше — в Европе или в России... У нас не спецоперация, у нас идет настоящая война. В Счастье была настоящая война — сейчас тихо-мирно. Но то, что происходит на территории Украины — это настоящая война. За неделю погибло больше людей, чем за 2014, 2015 и 2016 год вместе взятые. И это мы еще не разбирали несколько домов, которые находятся в завалах — просто некому разбирать», — подвел он итог.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное