У нас есть план готовности к чрезвычайной ситуации — глава Центра медицины катастроф

Латвийские станции неотложной медицинской помощи не готовы к катастрофам — такой вывод в рамках исследования сделал депутат Ромуальд Ражукс. Его заключения ставит под сомнение Мартиньш Шицс, экс-глава Центра медицины катастроф. Олита Кравченко, нынешняя глава ведомства, считает, что Латвии «далеко до хорошей готовности», сообщает Латвийское радио-4.

Катастрофы обычно делят на три вида: естественные, искусственные и социальные.

  • Естественные не зависят от деятельности человека, это природные катастрофы
  • Искусственные вызваны деятельностью человека, другими словами — производственные или техногенные:
  • И третий вид — это социальные: голод, терроризм, общественные беспорядки

В Латвии из всех трех категорий катастроф случались именно техногенные. Говоря о них, вспоминают обрушение магазина Maxima в рижском районе Золитуде 21 ноября 2013 года, когда погибли 54 человека, десятки получили ранения.

Но были и не менее страшные. Например, в 1950 году на пристани около Каменного моста перевернулся пассажирский теплоход «Маяковский», названный впоследствии латвийским «Титаником». Тогда утонули 147 человек.

В 1969 году в многоквартирном доме в Елгаве взорвался бытовой газ, 39 человек погибли на месте.

В 1976 году около станции Югла столкнулись пассажирский поезд Ленинград — Рига и два сцепленных локомотива. Погибли 46 человек.

Как говорит глава Подкомиссия по общественному здоровью Ромуальд Ражукс, проведено исследование, в рамках которого изучали работу «скорой», опрашивали врачей. Например, интересовались, есть ли в больнице план на случай катастрофы, ведется ли обучение, есть ли медицинские резервы и так далее.

На основании этого политик сделал свой вывод о том, насколько медучреждения готовы к катастрофам.

«Я думаю, всем очевидно, что не готовы — и мы почему-то притворяемся, что нет этой проблемы. Я в рамках Медицинского факультета Латвийского университета провел исследование: оценил все станции «скорой», а также опросил всех врачей по опроснику Всемирной организации здравоохранения.

Оказалось, что план, о котором я спрашивал администрацию больницы, существовал только в 19% случаев.

Результаты такие, что только пятая часть больниц утвердительно отвечает на каждый из этих вопросов. Персонал больниц вообще не знает, по большому счету, как себя вести, что делать, если есть какая-то чрезвычайная ситуация. Попросту говоря, ни одна больница Латвии не способна принять сразу, оказать помощь, обследовать, допустим, 100 раненых», — указал он.

Выводы, сделанные Ражуксом, ставит под сомнение экс-глава Центра медицины катастроф Мартиньш Шицс.

«Я хочу характеризовать эту работу как, к сожалению, не слишком профессиональную, такого студенческого уровня... потому что она отличается как в выводах, так и в фактах от тех результатов, которые получают профессиональные эксперты из НАТО, из европейских ведомств. Единственный хороший вывод — врачи хотят получить эту специализацию, научиться этому», — заявил он.

Как отмечает Шицс, вместимость латвийских больниц весьма большая, поэтому в случае какой-либо катастрофы проблем с приемом пострадавших быть не должно.

Кроме этого, при чрезвычайных ситуациях откладываются плановые операции — и специалисты оказывают срочную помощь пострадавшим.

Правда, есть отдельные виды катастроф, в случае которых Латвии нужно будет прибегать к международной помощи, например, при массовых химических отравлениях. Эти ситуации, по словам Шицса, отрабатывались специально.

Олита Кравченко, руководитель Центра медицины катастроф, рассказала, что вопрос о готовности не вполне однозначен.

«Если учитывать, что Служба неотложной медицинской помощи планирует систему медицины катастроф, координирует и руководит ею, то работа, которую мы на данный момент проделали, такова: в 100% больницах, которые оказывают неотложную помощь, имеются планы готовности для чрезвычайных ситуаций. В большей части больниц мы организовали учения и проверили, разыграли эти планы в действии. Эти планы соответствуют всем требованиям как Всемирной организации здравоохранения, так НАТО и Европейского Союза.

Я не говорю, что наши медучреждения готовы, я говорю, что у нас есть планы готовности. Готовя эти планы, каждое из медучреждений оценило свои риски. Как внешние, например, наличие рядом какой-нибудь магистрали, так и внутренние. У этого вопроса две стороны: одна — мы планируем готовность и оцениваем эти риски, вторая — это ресурсы, как персонал, так и медицинское оборудование, инструменты.

И если мы говорим об этих двух составляющих, то я бы сказала, что нам еще достаточно далеко до хорошей готовности»,

— отметила она.

Недавно министр здравоохранения Анда Чакша предложила развивать в Латвии специальную область хирургии — обучать лечению раненых во время боевых действий. Как отмечается, эти специалисты должны не только действовать во время военных операций, но и помогать в мирное время именно в случае катастроф.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить