«Точки над i»: попытка запретить выставку в Лиепае как аналог запрета «Тангейзера»

Латвию и Россию давно разделяет граница, эти государства развиваются по очевидно разным сценариям… Но что это? В РФ «трещат духовные скрепы», по мотивам «ущемления религиозных чувств» запрещают театральные постановки – а в нашей родной Лиепае вдруг единым фронтом выступают католическая община и православная церковь, настаивая на запрете «возмутительной» выставки.

Так ли далеки общества в России и Латвии, в таком случае? На этот вопрос попытались найти ответ гости передачи LTV7 «Точки над i» – и разницу, причем принципиальную, без труда нашли.   

Как пояснил депутат Сейма Вейко Сполитис, статья 99-я Сатверсме говорит нам: церковь и государство – разделены. «Спасибо, конечно, церкви за рекламу выставки. Но закона она не нарушает», – сказал он.

«Впрочем, у нас есть закон о запрете порнографии, который на первый взгляд здесь мог бы быть применим, – заявил депутат Борис Цилевич. – Но такая картинка порнографией считаться не может. Заявители имеют полное право не смотреть выставку. Но они не имеют никакого права запрещать другим людям, ценящим искусство, посещать экспозицию».

Он отметил, что при всей разности путей политического развития латвийское и российское общества между собой очень похожи. «Там и там борьба за нравственность в последнее время идет на всех фронтах. Мы в Латвии тоже рассматриваем в парламенте соответствующие поправки», – пояснил Цилевич, напомнив о недавней инициативе ограничить распространение некоторых учебных материалов

Важнее другое, говорит политик: ушли ли мы от унаследованной нами советской политической культуры? «На самом деле мы и Россия тут очень близки. Почему тогда у нас этот запрос меньше? У нас просто нет одной доминирующей церкви», – считает Цилевич.

Политолог Надежда Железняк признала: «Служители церкви могут смотреть или не смотреть [выставку], но с точки зрения закона там все в порядке».

По мнению гостей передачи, на данном этапе прослеживается определенное родство общественной мысли в России и Латвии. Там и там общество временами пытается делегировать требование стимулировать духовный рост нации не служителям церкви, а политикам, переложить эту функцию с церкви на государство, на лидеров - Сейм или президента.

«В России налицо попытка возложить на плечи Путина заботу о духовности. И ситуация у нас в Лиепае – это тоже искушение для церкви возложить эту ответственность за духовность, за нравстввенность на плечи государства, – говорит политолог Центра исследований восточноевропейской политики Андрис Кудорс, – но я не уверен что это в полной мере возможно. Да это и не нужно. Церкви сами должны заниматься этим. И если будет много верующих, и они будут вести себя нравственно – тогда и все государство будет более нравственным. Но что в России происходит? Московская Патриархия использует Кремль для получения разных льгот. Для Путина же, для Кремля это – мобилизационная (объединяющая общество) идея».

Кардинальное же различие в том, что в Латвии церковь не играет и за последние два десятилетия никогда не играла такой выдающейся роли в жизни государства, как это происходит в России. И не только многоконфессиональность в Латвии сыграла в этом свою роль, но и мировоззрение большей части общества.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно