Ретроспектива LTV7: 60 часов латвийского путча

Тогда, 25 лет назад все было иначе. Была вера в будущее. Несмотря на реальную угрозу: и танки собирались ввести, и война могла начаться самая настоящая. Один из лидеров движения за независимость признался: он всерьез опасался, что на этот раз их вышлют или расстреляют.

19 августа 1991 года. С самого утра, весь день напролет на экранах телевизоров «Лебединое озеро». Прерывается балет только на выпуски новостей: перестройке конец, в стране военный переворот, вся власть в руках Госкомитета по чрезвычайному положению - ГКЧП.

«Сейчас многие говорят: путч был обречен на 1-2 дня. У меня такого чувства не было. Поскольку я знал больше всех, у меня было чувство, на этот раз выиграют путчисты, нас перестреляют или вышлют. Очень угнетенная ситуация», - вспоминает Ивар Годманис, занимавший кресло главы Совета министров Латвии в 1990-1993.

Позиция Латвии такова: ГКЧП не признаем, подчиняться не будем. Это сообщение по радио зачитывает Анатолий Горбунов — председатель Верховного совета, по сути глава вновь зарождающегося государства. В это время первый секретарь Компартии Альфред Рубикс созывает пресс-конференцию. Сообщает: Латвия — один из шести регионов, где вводится чрезвычайное положение. Закроются все средства массовой информации, которые не поддерживают новый порядок. Все попытки оказать сопротивление, тем более вооруженное — самоубийство.

Бывший депутат Верховного совета от оппозиционной Народному фронту фракции «Равноправие» Татьяна Жданок вспоминает, что Рубикс был крайне возбужден.  

«Мест не было, стояла сзади. У меня было очень плохое настроение. Я понимала, что это приведет к очень сильному противостоянию, к кровопролитию», - вспоминает Жданок.

Одна за другой приходят тревожные новости: нападение на МВД, захвачен ТВ-центр. В 19:30 телеведущая Велта Пуриня лишь успевает сообщить: «На первом этаже хозяйничает ОМОН. На полу лежат наши товарищи. Пока все, ждите новостей».

«Погас экран, Велта исчезла с экрана, было понятно, что наше телевидение занято ОМОНом. (..)Мы звонили по своим рабочим телефонам и мы поняли, что здесь находятся журналисты, которые работали в Советских изданиях и были на стороне Интерфронта. Мы еще говорили, чтобы они поливали наши цветы», - вспоминает Наталия Абола, которая в 1991 году была ведущей новостей на Латвийском телевидении.

В ночь на 20-ое захватили Латвийское радио. То, чего так боялись произошло. Примерно в 5 часов утра прозвучали выстрелы. Бойцы ОМОНа взорвали входную дверь. Она, конечно, не выглядела так, как сейчас. Была полностью забаррикадирована. Часть работников в это время находились в здании. Они отправились в студию, чтобы в последний раз выйти в эфир. Так символично, звучал латвийский гимн. С последними аккордами омоновцы ворвались в студию.

В отличие от телевидения, радио не прекращает эфир ни на секунду. Вещают из секретной, как сами называют, подпольной студии в Саласпилсе.

Сергей Крук в 1991-ом работал на Латвийском радио в редакции «Домская площадь». Был одним из тех, кто выходил в эфир из подпольной студии в Саласпилсе. Заступил во вторую смену: с 4 часов дня 20 августа до утра 21 августа.

«Источником информации был телефон, мы звонили и в Кабинет министров — правительство, Совмин, и в парламент, Верховный совет, потому что телефонная связь существовала. Скомутированы мы были через разные рижские телефонные подстанции, звонили как-бы с разных телефонных номеров, нельзя было вычислить сразу, откуда идет телефонный звонок. По номеру телефона это не был Саласпилс. К вечеру я понял, что нужна более широкая картина, единственный источник информации — Радио Свобода. Слушал Радио Свобода и ретранслировал то, что происходило в Москве. Все события решались в Москве. Рига ничего не решала».

21 августа. День. Здесь появляются 3-4 бронетранспортера. ОМОНовцы начинают бросать дымовые шашки. Все в дыму. Но примерно в час дня останавливаются, а потом и вовсе уезжают. Собравшиеся решают: все, сейчас придут танки, начнут брать Верховный совет. Но через час узнают: переворот провалился.

После этого Михаил Горбачев называет три фамилии: Хусейн, Кадафи и Рубикс. Эти три человека поддержали его смещение. 23 августа Альфреда Рубикса задерживают. Обвиняют в организации государственного переворота.

Его приговорят к 8-ми годам тюрьмы, из которых он отсидит шесть. Все это будет потом. Но на тот момент лебединая песня еще не допета. В Латвии остаются омоновцы и они представляют реальную угрозу... В 1991-ом начало учебного года в школах наступит только 2 сентября. 1-го Рижский отряд милиции особого назначения улетит в Тюмень. Теперь уже точно из свободной Латвии.  

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить