Профессор: наши шестилетки не глупы для школы — нужна другая система

Шестилетка в школе. Проект, который вызывает в обществе горячие споры. Обычно в пример приводят опыт других стран — и их хорошие результаты. Но и у Латвии есть основания для выводов: экспериментальный подготовительный класс, в народе называемый нулевым, просуществовал несколько лет.

В Латвии дети уже учились с шести лет, однако этот проект через несколько лет прервали. Элфрида Крастиня, профессор Даугавпилсского университета, участвовала в реализации программы, начатой в 1976 году.

Сперва эксперимент проводился в трех школах — Рижской 45-й средней школе, Лапмежциемской основной школе и Энгурской средней школе. Руководил проектом один из московских научных институтов. Позже, прежде чем в первый класс с шести лет пошли школьники всей страны, в программу включили еще несколько школ и детских садов. Столичные ученые проводили семинары, открытые уроки, обучали педагогов — и контролировали процесс.

В 1986 году шестилетки пошли в первый класс — через 10 лет после старта проекта.

Сперва учились и в субботу тоже, потом перешли на пятидневку.

Под руководством педагога Антонии Каруле разработали содержание обучения, указали уровень знаний, связь предметов друг с другом, дополнили программу. Когда дети пошли в школу с шести лет, издали специальные учебники и рабочие тетради.

У проекта были четкие условия: проверяли состояние здоровья детей — изучали, например, усталость. Кроме того, детей обеспечивали помещением для сна, игрушками, было несколько приемов пищи. Учащихся в классе — не более 15.

Крастиня вспоминает, что на экспериментальной стадии претензий к проекту не было, но когда программу ввели в школах, начались проблемы:

директора говорили, что сложно обеспечить сон и многоразовое питание, нет игровых комнат.

Это было дополнительной нагрузкой для школы.

В начале 90-х, когда министром образования был Андрис Пиебалгс, проект начали сворачивать.

Крастиня считает, что шестилетка — это дошкольник. «Если ребенок будет в школе, смогут ли родители забрать его из школы, как с ним заниматься? Мне это кажется нереальным хоть только в этом смысле. Учебный процесс может происходить так, как сейчас, шестилетний ребенок в детском саду. И, если хочется, можно назвать это первым классом.

Ничему ребенка нельзя научить насильно. Если учебный процесс и содержание отвечают возрасту ребенка, это прекрасно. Важно научиться читать, лучший возраст для этого — 4-6 лет.

Остальное не нужно контролировать, ребенок получит знания, когда будет готов. В первом классе самое главное — процесс социализации. Ни с чем не нужно перегибать, пусть все идет у ребенка естественным путем.

Обучение шестилеток в школе — дорогое для самоуправления мероприятие: нужно обеспечить малышей всем необходимым. Затраты будут большие.

Мои студенты на практике в различных школах, я пытаюсь ездить и смотреть, как у них там дела. Например, в сельской школе учительница работает с семилетними детьми. Дети корчат рожицы — как они себя в данный момент чувствуют. У семилетки было печальное лицо. Учительница спросила, почему. «Мне хочется спать», — сказал ребенок. Во сколько ребенок поднялся, чтобы добраться до школы?

Это неразумно — шестилетку отправлять в очень отдаленную школу, когда школы ликвидируются. Нужно придумать другой подход.

Хорошо, где вместе со школой детский сад, тогда переход происходит постепенно.

Если деньги следуют за учеником, то, конечно, директора шестилеток хотят в школе. Возможно, и часть родителей хочет детей видеть в школе, потому что за школу не нужно платить, как в детском саду.

Всегда люди недовольны — все не будут довольны никогда. Наши ездят учиться в другие страны и рассказывают, что там тоже есть недовольные, даже хваленые финны недовольны своей образовательной системой. Однако изменения нужно принимать постепенно и не давить».

Профессор добавила, что учителя разные, и сделать их одинаковыми нельзя.

«У меня есть студенты, которые рождены для школы. И есть те, о ком думаешь — жаль детей, которых он будет учить.

В Даугавпилсе учителей дошкольных учреждений дополнительно готовят к работе в начальной школе — и наоборот. Они будут готовы работать.

Стоит помнить, что часть педагогов — только исполнители, они о развитии ребенка не думают творчески. Эстонцы о своей образовательной системе говорят: «нас так мало, надо уважать каждого ребенка». Наш педагог не всегда заинтересован в каждом ребенке.

Не глупы наши дети, чтобы не мочь учиться с шести лет, но надо подготовиться. Школа — консервативная система, которую нельзя резко изменить. Не содержание надо менять, но нужно понимать, какими методами будем работать с детьми.

На зарубежную методику нельзя просто перейти, ее надо адаптировать к нашей системе.

Ни одна методика не уникальна. И то, что сейчас часто преподносят как новое, уже было», — уверила она.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить