Общественный сектор: 2015-й был результативным

В минувший году политики, похоже, наконец признали в общественных организациях (ОО) партнеров, приняв несколько важных для сектора решений. В нынешнем же им предстоят жаркие дискуссии с чиновниками о том, как отличить ОО от обычных ООО, если хозяйственную деятельность ведут и те, и другие.

Статистики по негосударственному сектору не так уж много, да и та, что есть, как признает Эвия Цауне, проводившая его исследование по заказу Альянса гражданского общества Латвии, оставляет много места для интерпретаций. К примеру, по данным Lursoft,

всего в Латвии активными (то есть не ликвидированными) числятся 20,6 тыс. общественных организаций и фондов. Но сколько из них действительно что-то делают, точно никто не скажет.

В то же время, затишье в деятельности, замечает Э. Цауне, еще не означает, что ОО умерло: это не завод, который может остановиться только если случилась какая-то беда.

Приходится оценивать происходящее через опросы. Которые, в частности показывают, что многие ОО опираются в основном на энтузиазм своих членов. У очень многих постоянных работников на окладе почти нет или нет вообще; распространена ситуация, когда в организации есть один сотрудник, оплачиваемый за счет поступающего в рамках какого-то проекта финансирования, и несколько добровольцев.

Волонтеров узаконили

Поэтому понятно, почему среди важных событий 2015-го в Альянсе гражданского общества Латвии называют принятие Закона «О добровольном труде». Документ сам по себе небольшой — всего-то десять статей, но он подводит более-менее понятную базу под привлечение волонтеров и, видимо, избавляет общественные организации от чрезмерной подозрительности Службы госдоходов (СГД). (Несколько лет назад, к примеру,  сообщала Diena.lv, бухгалтер-доброволец обошелся Фонду Валмиерского края в 500 евро штрафа. В том же материале его председатель утверждал, что многие общественные организации во избежание аналогичных конфликтов с СГД заключают с бухгалтерами «нормальные» договоры на один лат).

Закон уже послужил основой для новых правил Кабинета министров: теперь волонтеров, чья работа связана с риском или выполняется вдалеке от Латвии, придется обеспечивать медицинскими страховками.

Деньги на демократию

Другим шагом навстречу негосударственному сектору стало появление так называемого Фонда общественных организаций — статьи в государственном бюджете, через которую власти будут поддерживать развитие гражданского общества.

Как сообщал Rus.lsm.lv, до сих пор они это делали преимущественно, распределяя иностранное финансирование, а оно подходит к концу. Поэтому когда депутаты все же нашли 400 тыс . евро на этот год, ОО восприняли известие с радостью. В конце концов, если бы это не произошло, деятельность некоторых из них оказалась бы под вопросом, так как далеко не все способны привлекать под свои проекты пожертвования в достаточных количествах, потому что не все сферы деятельности общественного сектора находят отклик у широких масс.

Государство оперлось на инициативу снизу

Еще одним признаком того, что государству не совсем наплевать на активистов стала подготовка к приему перемещенных соискателей убежища (тех самых «беженцев», которые станут беженцами только после того, как компетентные органы присвоят им соответствующий статус). Сами общественные организации провели в прошлом году большую дискуссию по теме при участии министерских представителей отнюдь не нижнего звена.

Но, главное, при составлении Плана действий, как утверждает Rus.lsm.lv заместитель госсекретаря Министерства внутренних дел Димитрий Трофимов, многие идеи снизу так или иначе были использованы. «Во всех заседаниях рабочей группы представители общественных организаций, работающих с соискателями убежища, участвовали, а их рекомендации легли в основу Плана», — рассказывал он.

Кто тут коммерсант?

В прошлом же году начались дискуссии о хозяйственной деятельности в негосударственном секторе. Министерство финансов, присмотревшись к организациям общественного блага, обнаружило, что у 10% больше половины поступлений дает та самая хозяйственная деятельность.

Изучив полученные от Lursoft данные, Альянс гражданского общества Латвии подсчитал, что на нее приходится примерно четверть доходов сектора, у некоторых же организаций – все 100%. Отсюда — подозрения, что некоторые общества пользуются статусом, чтобы вести нормальный бизнес и не платить корпоративный налог.

Служба госдоходов уже предложила критерии для определения, в какой момент хозяйственная деятельность становится основной: либо ее доходы составляют 75% и более от доходов общественной организации или фонда в течение 12 месяцев, либо размер таких поступлений пробивает «потолок» в 500 минимальных зарплат (по нынешним временам 185 тыс. евро).

Впрочем, слишком формальный подход со стороны государства пугает общественные организации не меньше, чем мысль, что в их рядах могли завестись жулики. Особенно если учесть, что в Латвии до сих пор нет закона о социальном предпринимательстве (когда прибыль получают, но направляют не на дивиденды, а на ту же благотворительность) и появится он, похоже, не раньше 2018-го.

В общем, в этом году чиновникам и ОО предстоит разобраться, как отличить активиста от притаившегося коммерсанта.

Народ не верит

Еще одна проблему, которую общественникам, видимо, придется решать — уже без участия государства, — улучшение отношения к сектору как таковому со стороны населения. Потому что, как показывают опросы, на которые ссылается Альянс гражданского общества Латвии, оно доверяет ему даже меньше, чем многим госструктурам, а на них у нас смотрят традиционно подозрительно. Способность общественных организаций влиять на процессы в обществе люди оценивают невысоко.

Объяснение такого отношения может послужить темой для отдельных дискуссий. Э. Цауне допускает, что оно может быть связано с узнаваемостью: на слуху названия  всего нескольких организаций вроде ziedot.lv или Красного Креста, а чем занимаются остальные — неизвестно. «Иногда люди не знают даже, что сами являются членами какого-нибудь общества. Многие ведь участвуют в хорах, танцевальных коллективах, а они очень часто существуют в виде общественной организации», — заметила она.

Между тем,

по данным Госканцелярии, негосударственный сектор регулярно участвует в принятии решений (насколько результативно, — отдельный вопрос).

Из 1 193 разработанных в 2014 году проектов нормативных актов и документов планирования 250 появились в результате обсуждения в рабочих группах, куда входили и представители общественных организаций, а всего в постоянные консультативные советах и рабочих группах при министерствах входят люди из более чем тысячи ОО.

Осталось донести эту информацию до населения.

  • Публикация подготовлена в сотрудничестве c обществом Альянс гражданского общества Латвии в рамках проекта «Об исполнении отдельных задач госуправления по развитию гражданского общества и межкультурного диалога». Проект финансируется из средств госбюджета Латвийской Республики.
    Raksts tapis sadarbībā ar biedrību “Latvijas Pilsoniskā Alianse” , projekta „Par atsevišķu valsts pārvaldes uzdevumu veikšanu pilsoniskās sabiedrības attīstības un starpkultūru dialoga jomā” ietvaros. Projekta finansējuma avots ir Latvijas Republikas valsts budžets.

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно