Личное дело

Взрослая жизнь вечных детей

Личное дело

Щепки летят - субсидии отнимают

Утрата

Как сохранить душевное здоровье, потеряв близких из-за Covid-19

Еженедельная рубрика Русского вещания LTV7 о психологической помощи в период пандемии коронавируса завершается непростой темой, самой тяжелой: что предпринять, куда обращаться, если болезнь унесла жизнь близкого человека.

Каждый день черной строкой идет статистика умерших от нового вируса. Каждый день эти цифры остаются внушительными. С весны 2020-го в стране умерло уже свыше 1600 инфицированных Covid-19. За каждой цифрой — люди, их семьи, друзья, коллеги. Каждая цифра — это отдельная трагедия. Как пережить страшную потерю? Кто поможет?

КОНТАКТЫ

Информацию о коронавирусе и эпидемии в Латвии можно получить по бесплатному номеру 8345 (круглосуточно).
Со всеми не-экстренными вопросами относительно коронавируса Covid-19 можно звонить в Центр профилактики и контроля заболеваний (67387661) по рабочим дням с 8:30 до 17:00, в выходные дни телефон не работаетЕсли у латвийца, контактировавшего с больным Covid-19 и находящегося в карантине, появились симптомы, позволяющие подозревать Covid-19, нужно звонить по номеру 8303 с 9:00 до 18:00 в будни, с 9:00 до 15:00 по субботам и с 9:00 до 12:00 по воскресеньям.
Вся информация о Covid-19 в Латвии собрана на специальном сайте, у которого есть и русская версия.

Все сообщения
по теме «
Коронавирус Covid-19»

Второй месяц в передаче «Личное дело» Русское вещание LTV7 говорит о психическом здоровье латвийцев. Рассказываем, как люди справляются с пандемией, ограничениями и их последствиями. Например, взрослые, потерявшие работу, школьники, которые уже год пытаются сладить с удалённым обучением, или пожилые люди, которые не могут выйти на улицу. Медики, которые борются за жизнь, и те, кто столкнулся с агрессией людей — полицейские, журналисты и политики.

Последнее и самое страшное, что можно потерять — это жизнь. Сегодня рассказ — о тех, кто пережил смерть близкого человека.   

Наталия Бабанова потеряла отца. Виктор Николаевич Переверзев 46 лет отработал в Латвийском морском пароходстве. 54 года был женат. На фотографии — золотая свадьба... Но в последний год состояние его здоровья ухудшилось. Родные приняли тяжёлое решение:
 
«В августе после долгих обсуждений мы в семье решили, что ему будет лучше в частном пансионате, и поместили его туда, чтобы за ним был круглосуточный уход. Которого мы сами в силу многих причин осуществить не могли на дому», — рассказала дочь.

В конце лета начинается вторая волна Covid-19. Посещать пансионаты если и можно, то с большими ограничениями. В октябре Виктору Николаевичу исполнилось 83 года. 11 декабря его дочери сообщают, что у него обнаружен Covid-19, он в тяжёлом состоянии. 12 декабря отца Наталии не стало.

«Психологически до сих пор для меня, не говоря о маме, трудно было осознавать, что, может быть, мы могли оказать какую-то помощь. Может быть, она ни к чему бы не привела, может, результат был таким же, но

самое ужасное — осознавать, что не можешь ничем помочь самому близкому человеку. Ничем. Совершенно ничем. Даже своим присутствием. С ним в последние часы, минуты никого не было из близких. И возможности не было. Мы не знаем, в каком он был состоянии».

Наталья, которая сама сейчас находится на карантине, поэтому говорит с журналистами только онлайн, рассказывает, что так и не смогла увидеть отца перед смертью. Да и по телефону поговорить толком не получилось. Связаться по телефону папа мог только при помощи персонала, который постоянно ссылался на занятость. Уже после смерти Николая  попрощаться с отцом не смог приехать и сын, брат Натальи, он был в рейсе на другом конце света, а вылететь из Южной Кореи из-за ограничений в связи с Covid-19 было нельзя.

Семья Виктора Николаевича — не единственная, столкнувшаяся с подобными трудностями. В последний год пережить потерю близкого особенно сложно, говорит психиатр Марис Таубе, руководитель амбулаторного учреждения Veldre. Проститься получается не у всех. На похоронах — ограничения.

«Мы [обычно в случае тяжелой болезни кого-то из близких] идём через этот процесс, мы как бы разрешаем это, мы с ним вместе, смотрим, помогаем, мы видим, что это неизбежность. Если можно так сказать, мы подготавливаемся к этому, да.

Если это происходит, как с Covid, внезапно — вроде ничего, кажется, даже улучшается, и вдруг ухудшение, — то нельзя попрощаться, нельзя встретиться... Ты не можешь помочь даже никоим образом. То это, конечно, серьёзные последствия оставляет, очень серьёзные».

Такую внезапную потерю можно сравнить с аварией. С человеком нельзя попрощаться. Осознать и принять смерть становится ещё сложнее из-за ограничений в стране — с началом пандемии гроб на похоронах закрыт. Ни прикоснуться, ни даже увидеть в последний раз своего близкого человека нельзя.

«Это как после Афганистана: в цинковых гробах приезжали, так что ты не знаешь, там кто вообще, может, там ничего нет. Может, ничего не осталось от твоего сына. Так здесь тоже — я даже не могу увидеть, не знаю! И остается что: процесс смирения, процесс того, что я отделяюсь от человека — этот процесс искажён», — поясняет психиатр.

Правда, летом это правило в Латвии отменяют, рассказал представитель Инспекции здравоохранения Нормунд Кадикис:

«Тело погибшего вирус не распространяет в обычных условиях. Это уже весной признала Всемирная организация здравоохранения, но не дала никаких особых указаний, как хоронить людей. Сейчас на похоронах может быть только одно домохозяйство. На улице около могилы может собираться больше людей, но нужно соблюдать дистанцию в два метра, также нужно носить маску. Конечно, можно организовать так, что в каплицу все будут заходить по очереди, но ни в коем случае нельзя там собираться всем вместе. И каплицу нужно проветривать. Гроб может быть открыт, но нужно стоять от него как минимум в метре. Дотрагиваться до погибшего нежелательно».

Что делать, если с помощью близких или самостоятельно пережить потерю не получается? Звонить в кризисный центр Skalbes, круглосуточный телефон доверия 67 222 922 (277 222 92). Через центр можно получить и помощь специалиста, говорит представитель центра Skalbes Райво Вилцанс:

«Какая у людей обычно реакция при больших последствиях — искать вину, искать вину в себе! Что они не подумали, они как-то не подстраховались... Поэтому это горе — потеря близкого, особо тяжкое, и часто мы обеспечиваем консультации психолога, чтобы более широко об этом говорить».

Ещё один вариант — помощь психиатра.

«Министерство здравоохранения предлагает оплаченных государством психиатров. Напоминаю, что к психиатру не нужно направление. Психоневрологическая больница и амбулаторный центр. В Риге, например, таких два», — сообщила представитель Министерства здравоохранения Марта Криваде.

Узнать список специалистов и адреса, где они принимают, можно на сайте Национальной службы здоровья в разделе услуг. Или по телефону 8000 12 34.

Ранее Rus.Lsm.lv уже писал, что по итогам ноября Covid-19 стал третьей по числу летальных исходов болезнью латвийцев (данные SPKC), опередив онкозаболевания. По предварительным данным Центрального статистического управления (ЦСУ), которое ведет независимый учет в том числе и смертности, в декабре был зарегистрирован резкий скачок числа умерших.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить