Женщины и священство: проблема может оказаться шире лютеранской церкви

Намерение Латвийской евангелически-лютеранской церкви (LELB) внести в свой устав запрет на рукоположение женщин в священнический сан вызвало дискуссии не только внутри церкви, но и во всем латвийском обществе. Соцсети на латышском языке кипят возмущением, но и многие русские интернет-пользователи в недоумении. Политики высказываются на эту тему осторожно; омбудсмен прямо говорит, что церковь не может считать себя оторванной от общества, сообщает Латвийское радио. Тем временем звучат прогнозы, что поляризация мнений способна даже привести к расколу в церкви. Слишком много общин – горой за священниц.

Традиция ординации женщин в сан пасторов, начавшаяся в Латвии еще в 1975 году, прервалась свыше 20 лет назад – когда архиепископом LELB стал Янис Ванагс. Он считает, что женщины не могут принимать сан. Устав этой церкви, однако, гласит, что священником может стать любое лицо, прошедшее соответствующую подготовку.

Этот-то пункт синод Латвийской евангелически-лютеранской церкви и намерен изменить в конце текущей недели.

Единственную за последние 20 с лишним лет латвийскую женщину-пастора Иеву Пуриню рукоположили в 2014 году. Но сделала это не LELB, а Евангелически-лютеранская церковь за границей, основанная латышскими эмигрантами после Второй мировой войны. На этой неделе состоится учредительный синод этой церкви на территории Латвии. Зарубежная церковь рукополагает священниц в сан – и ее представители считают, что практика Яниса Ванагса на протяжении многих лет свидетельствует о его стремлении полностью оттеснить женщин от служения на духовных должностях в LELB.

Лидеры Латвийской евангелически-лютеранской церкви свое желание запретить женщинам священнослужительство обосновывают на библейских текстах. Критики оппонируют, что эти тексты вольно интерпретированы.

Как прозвучало ранее на Латвийском радио, прогноз неутешителен: вероятнее всего, синод LELB убедительным большинством голосов проведет свой запрет. Но что будет дальше?  

Омбудсмен Юрис Янсонс поясняет: разумеется, у общественности возникают вопросы о правах женщин. Потому что хотя священство и является сугубо внутрицерковным атрибутом, и с общей точки зрения прав человека его рассматривать нельзя, и хотя Конституция Латвии (Сатверсме) отделяет церковь от государства – в намерении LELB есть спорные моменты. Во-первых, согласно Конституции, каждый волен свободно выбирать себе сферу деятельности. Во-вторых – сама-то церковь, хоть и отделена от государства, не находится где-то вне Латвии и не существует в каком-то другом времени, подчеркивает Янсонс.   

В дебатах вокруг ординации женщин, конечно, больше участвуют деятели церкви и сами верующие – политики дистанцируются от этих острых пикировок. Так, президент Раймонд Вейонис в тематической дискуссии на Латвийском радио четко заявил: это – внутреннее дело LELB.  

«Общества это, конечно, касается, но в любом случае церковь отделена от государства, и церкви нужно принимать взвешенные решения», - сказал он.  

Не менее сдержанно комментирует ситуацию и председатель парламентской Комиссии по правам человека Инесе Лайзане (Национальное объединение). На уровне страны решение LELB ничего существенно не изменит, прогнозирует Лайзане. Актуальным для общества этот вопрос может стать, если «объявятся конкретные лица, желающие принять сан, а им в этом будет отказано», считает она. На возражение, что такие женщины есть, она заявила: очевидно, их активность была не столь заметной, они не призвали к дискуссии в обществе. «Думаю, это в руках самих женщин», - заявила глава комиссии.  

Эксперты считают, что у этой проблемы много аспектов. Религиовед Агита Мисане поясняет: в Латвии много религий, и не все христианские церкви рукополагают наставниц – например, этого не делает Римско-католическая церковь, как и Православная, и ее никто за это не упрекает.  Но у острой реакции в соцсетях и в масс-медиа есть две веские причины, признаёт Мисане. 

Во-первых, за границей лютеранскими священниками становятся и женщины. Во-вторых, в Латвии ординация женщин в сан проводилась уже очень давно и много лет подряд, но теперь ее планируется пресечь.  

Трудно прогнозировать, как запрет отразится на состоянии всего латвийского общества, но он однозначно заметно повлияет на состояние самой Латвийской евангелически-лютеранской церкви. Кто-то может больше не захотеть крестить там своих детей, кто-то не захочет примкнуть к такой церкви, допускает Мисане:  

«Возможно, они направят свои стопы в другую церковь или в ту же лютеранскую зарубежную церковь – вот и синод свой она в Латвии скоро открывает».

Профессор факультета теологии Латвийского университета Валдис Тераудкалнс прогнозирует «раскол, фрагментацию и поляризацию мнений» в LELB. Ведь это послание, которое церковь провозвещает:

«Действительно ли вопрос о том, что женщина не может занимать такую должность, следует делать настолько центральным, что церковь готова даже на то, что какие-то люди ее покинут? Действительно ли это благая весть для всего общества?»

В то же время, по мнению Тераудкалнса, большого раскола среди лютеран не будет. Да и имущественный вопрос тут замешан: если какая-то община пожелает отколоться, ей придется проститься с церковным имуществом. Но в любом случае вот-вот появится альтернатива – Латвийская зарубежная лютеранская церковь со своим синодом в Латвии. Она-то и способна привлечь либерально настроенных лютеран. Возможно, даже целые общины, состоявшие до того в LELB.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно