Человек, а не диагноз: Наташа учится доверять

Наташа Самарина с дочерью Ириной в родном городе Прейли, наконец, живет в условиях, которые многие считают нормой: тут безопасно, есть все удобства. Но главное — рядом люди, на которых можно положиться. Наташа сознает, что у нее сложности с душевным здоровьем и иногда необходима помощь, но она привыкла справляться с трудностями, самостоятельно принимать решения и тяжело работать. Поэтому полученную в рамках проекта «Реализация мероприятий деинституционализации в регионе Латгале» групповую квартиру в Личи она воспринимает как подарок.

После недолгого знакомства с Наташей мне в голову закралась мысль — могла бы я выдержать все, что ей пришлось пережить, не разрушившись душевно и физически? Иногда Наташино здоровье не выдерживает нагрузки, поэтому хорошо, что и от Управления благосостояния Прейльского края, и от дневного центра опеки, а с весны — еще и от персонала поддержки групповой квартиры для людей с нарушениями душевного здоровья (НДЗ) ей в любой момент доступна помощь.

«В детстве у меня было сотрясение мозга. Со временем становилось все хуже, у меня диагностировали опухоль мозга. После операции возникли другие проблемы, и теперь у меня временами мозг на 5–10 минут отключается, потом включается снова. Раз в два года приходится ездить в Ригу к врачам.

Я привыкла одна справляться со всем. С матерью и сестрами общаюсь редко. Детство мое было несладким, надо мной издевались, заставляли много работать, поэтому в 16 лет я ушла из дома. Никто меня не искал, жила я у друзей, познакомилась с парнем, у нас родилась дочь. Когда парень узнал, что ребенок болен, он нас бросил.

У дочери было расщепление неба, или „волчья пасть”, она пять лет лежала в больнице с кислородной маской. Сама не ела, приходилось кормить ее через трубочку. Хотя я снимала квартиру в Прейли, шесть лет мы с дочерью почти все время провели в Риге, в больнице. Приезжали на недельку в Прейли, а потом нас на скорой помощи отвозили обратно в Ригу.

В больнице я научилась вставлять в нос трубочки, ставить систему и еще много чего узнала об уходе за больными детьми. Когда я освоила все необходимые навыки, нас выпустили из больницы.

До шести лет Ирина не говорила, еще четыре года издавала лишь несколько звуков. Большое спасибо учителям логопедической школы в Даугавпилсе, где она начала выговаривать слоги! Мы тогда уже жили в Прейли, в выделенной Управлением благосостояния социальной квартире, но там не было WC и душа.

Я возила дочь на автобусе в Даугавпилс, оставляла на неделю, в пятницу везла домой. Когда дочь заболела, пришлось ночью искать машину. Работала на лесопилке, чтобы заработать на оплату счетов, лекарства, специалистов, обучение ребенка. Когда дочь начала учиться в Прейли, я работала в ночные смены, грузила дрова для отправки за границу, поэтому долго страдала от недосыпания.

Потом с помощью Управления благосостояния и службы занятости я устроилась на курсы сиделок и ассистентов. Мне стали предлагать небольшие подработки. Мне действительно нравится то, что я сейчас иногда делаю — помогаю людям с инвалидностью. Но у меня ухудшилось здоровье, и работники дневного центра опеки это заметили. Нам предложили поселиться в групповой квартире. Сейчас мне лучше, но я еще не работаю. Днем хожу в центр опеки», — рассказывает Наталия.

В дневном центре опеки в Прейли

В Прейли ремонтируются помещения дневного центра опеки. “В дневной центр я ходила давно, когда у меня еще не было ребенка. Теперь там все иначе. Мне нравились флористика, вязание, вышивание, я умею делать симпатичные подарочки. Могу ходить туда каждый день. Еще мне очень нравятся занятия по гимнастике и домоводству, некоторые игры. Нравится, что могу кому-то помочь, поэтому всегда вызываюсь ухаживать за клумбой.

Когда мы с дочерью были в больнице, мне нравилось ухаживать за другими детьми. Теперь и образование позволяет это делать. Как сиделка я пять лет ходила к одной тетушке каждый день. В мои обязанности входило мыть полы, готовить еду и закладывать белье в стиральную машину. Здоровье не позволяет мне брать на себя всю заботу о тяжелобольных людях.

Вообще-то, я не люблю особо распространяться о себе и своих трудностях. С друзьями тоже тесных контактов не поддерживаю. Если сама с чем-то не справляюсь, обращаюсь к социальному работнику, которому доверяю. Но я сама знаю, когда надо выпить лекарство, отвести дочь к врачу и тому подобное. Если не принять лекарство, возможны приступы. Я это сознаю и знаю, что делать, когда становится плохо.

Огромнейшее спасибо социальному работнику Управления благосостояния Прейли Инге, которая поняла, что мне нехорошо, помогла записаться на визиты и вместе со мной посетила необходимых врачей, чтобы я могла жить в групповой квартире!

Тут у меня есть подруга Ирина, с которой мы ходим в дневной центр опеки, а дома могу полностью довериться заведующей групповой квартирой Инте. Могу выйти наружу — в садик, теплицу. Если мне понравится, останусь тут надолго. Если снова смогу работать, может быть, накоплю на свою квартиру», — планирует Наташа.

«Моя дочь тоже ходит в дневной центр опеки, где люди с НДЗ подружились между собой. Они вместе ходят на публичные мероприятия, в бассейн, на пикники. Наташа тоже во всем участвует. Мне искренне жаль, что после учебы здоровье снова пошатнулось, и она не смогла работать сиделкой», — добавляет социальный работник Анастасия Виноградова.

Наташины таланты

«Наташа талантливая рукодельница. Ей все прекрасно удается, работает очень быстро. Новые навыки схватывает на лету, с радостью участвует в занятиях. Знаю Наташу давно, в социальную службу она приходила еще до рождения ребенка, а потом на долгие годы исчезла из нашего поля зрения. В целом я очень рада за Наташу, поскольку вижу, как ей важна поддержка, которую мы можем обеспечить с использованием предлагаемых проектом ДИ услуг. Важен также налаженный быт в отремонтированной групповой квартире Управления благосостояния, рассчитанной на 16 человек с НДЗ. Наташа и Ирина стали ее первыми жилицами, так как групповая квартира для людей с НДЗ в Прейли открыта совсем недавно.

Когда мы привлекли нужных специалистов и помогли Наташе поправить здоровье, она даже внешне очень изменилась, стала прихорашиваться перед приходом к нам», — с улыбкой рассказывает заведующая дневным центром опеки в Прейли Лиене Гжибовска.

«Наташа очень самостоятельна, ассистент ей требуется только тогда, когда надо помочь попасть к врачам. В остальном — она и бюджет сама планирует, и о дочери заботится, и в комнате всегда порядок. Наташа дружелюбна, но сама признает, что не доверяет другим, только работникам центра. Она не освоила умение решать конфликтные ситуации, поэтому в трудные моменты замыкается в себе. Для налаживания соседских отношений в групповой квартире людям с душевными нарушениями требуется немалое время, поэтому пока она держится вместе с Ириной», — признает заведующая групповой квартирой и кризисным центром Инта Пелше. Она надеется, что вскоре в групповой квартире станет больше жильцов, и у них наладятся дружеские отношения и с соседними домами.

*Публикация создана в ходе информационной кампании об изменении отношения общества к людям с нарушениями душевного характера, детям с функциональными нарушениями и детям, оставшимся без семейной заботы. Заказчик кампании – Министерство благосостояния ЛР в рамках финансируемого ERAF проекта деинституционализации.

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить