Сегодня вечером

Спорт

Сегодня вечером

Конституционный суд принял решение

Медицина без скидок на особенности

Аутизм, 22 года, инвалидность — но в больницу с мамой нельзя

Аутизм — не причина для поблажек? Даниле 22 года, он недееспособный инвалид 1-й группы. Без мамы — ни шагу. Из-за сложностей в развитии Даниле пришлось лечить воспаление почек дома, а не в больнице. Потому что, по словам мамы, ее в стационар с сыном не положили, сообщает программа «Сегодня вечером» LTV7.

Неприятности у Наталии и ее сына Данилы начались во время длинных выходных на Лиго. У парня с врожденной патологией почек поднялась температура. Наталия заподозрила воспаление, забила тревогу и отвезла сына в Гайльэзерс. После проведенного обследования врачи, по словам Наталии, заявили, что парню нужно остаться в больнице. Одному, без мамы.

«Я плачу, естественно, потому что я не могу его оставить одного. Он вместе со мной ходит в туалет. Он недееспособен. На что врач мне говорит — пишите расписку. Он мне изначально говорил, если у вас такой сложный человек, пишите расписку, что вы уезжаете», — рассказала Наталия.

Оставить сына одного в больнице она не смогла. Данила очень нервничал и держался за мать.

— Это хамство по отношению к аутистам, — говорит молодой человек
— Врач просто не хотел, чтобы мама была рядом с тобой?
— Просто не хотел, чтобы мама была рядом со мной, да.
— А тебе было страшно? Что ты чувствовал?
— Нервничал, да…

Наталия рыдала и просила разрешения остаться с сыном в больнице. Когда поняла, что умолять бесполезно, подписала бумагу, что отказывается от госпитализации. Медработники, по ее словам, отреагировали на это фразой «Убийца...». Но и на этом злоключения Наталии и Данилы не закончились.

«Они мне выписали антибиотики. Выходной день. Я начинаю обзванивать аптеки дежурные, там мне говорят — такого лекарства нет. Пытаюсь сказать это доктору, он поворачивается ко мне и говорит: «Ну это ж ваши проблемы….». На этой чудесной ноте я забрала оттуда человека с температурой 40», — говорит Наталия.

После неудачной попытки положить сына в Гайльэзерс Наталия отвезла его в одну из частных рижских клиник. Вердикт врачей — у Данилы пиелонефрит, воспаление почек. Расходы на лечение уже приближаются к четырехзначной цифре. Но что делать тем, у кого возможности столько платить нет?

«Ситуация печальная на уровне всей нации. Получить медицинскую помощь людям с особыми потребностями очень сложно. Родители или опекуны один раз сталкиваются с отказом, второй, третий… И они сдаются. В итоге страдают люди с особенностями развития. Многое из того, что можно было бы сделать для таких пациентов, не требует денежных вложений. Нужно просто желание углубиться в проблему и помочь», — говорит Лига Берзиня, руководитель Латвийского объединения аутизма.

Проблема недоступности медицинских услуг для пациентов с аутизмом актуальна не только для Латвии, но и для более развитых стран. Это показало большое исследование причин смертности жителей Швеции в период с 1987 по 2009 годы, говорит психиатр Никита Безбородов:

«Результаты, которые показало это исследование, были довольно шокирующими. В этот период продолжительность жизни людей в Швеции была 70 лет. Средняя продолжительность жизни с расстройством аутистического спектра — около 54 лет. То есть на 16 лет меньше, чем в среднем»

В больнице Гайльэзерс конкретный случай Наталии и ее сына Данилы детально комментировать отказались. Впрочем, признали, что у родителей и опекунов есть право круглосуточно находиться с пациентом, если на то есть причины.

«Каждый случай мы оцениваем индивидуально. Если необходимо поместить пациента с тяжелыми психическими нарушениями в стационар — у опекуна или ассистента есть возможность быть рядом с ним на протяжении суток. В такой ситуации родитель или опекун покрывает расходы на свое пребывание в больнице»

В Министерстве здравоохранения не считают проблему глобальной. По словам представителя Минздрава Оскара Шнейдерса, ситуации, подобный той, с которой столкнулась Наталия и ее сын, случаются не так уж часто.

«В основном, это индивидуальные случаи… Допустим, произошла какая-то конфликтная ситуация с персоналом, разница во мнениях по поводу того, каким образом пациент должен получить поддержку — в стационаре или амбулаторно. В таких случаях нет ничего лучше диалога друг с другом. В крайнем случае, можно обращаться к главврачу отделения больницы», — заявил он.

Точное число взрослых латвийцев с аутизмом неизвестно. По данным Национальной службы здравоохранения, людей с таким диагнозом около полутора тысяч — и это в основном дети. Однако реальная цифра значительно больше. Мировая статистика показывает, что аутизм —минимум у одного человек из ста. И эта цифра растет с каждым годом.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно