Без обид

Без обид

Без обид

Без обид. Александр Адабашьян

Без обид

России не хватает позитивного национального проекта — писатель Денис Драгунский

«Люди тоскуют не по Советскому союзу как таковому — там особенно не по чему тосковать... народ тоскует по перспективе. Когда мы жили в Советском союзе, нам казалось — нам это, конечно, казалось — что перед страной есть какие-то ясные цели, задачи перед обществом. Понятно, что нужно построить это, построить то — и наступит благодать», —  заявил в интервью программе «Без обид» LTV7 российский филолог, писатель, журналист и драматург Денис Драгунский.

Денис Драгунский

Родился 15 декабря 1950 года. Сын детского писателя Виктора Драгунского, прототип героя «Денискиных рассказов». Денис Драгунский окончил Филологический факультет МГУ. Преподавал греческий язык в Дипломатической академии МИД РФ, написал сценарии к нескольким фильмам. В девяностые годы работал политическим аналитиком и журналистом, был старшим научным сотрудником Института мира США. В 1999 стал членом Комиссии по идеологии Федерального политсовета партии «Союз правых сил». Основал Институт национального проекта «Общественный договор», сейчас является членом совета директоров. Был главным редактором газет «Правое дело» и «Космополис». Денис Драгунский — автор пьес и рассказов, а также романа «Дело принципа».

Он считает, что Советский союз просуществовал достаточно долго в том числе и за счет направленности на некие положительные ценности. «При всех кошмарных преступлениях сталинского и не только сталинского режима, Советский союз, пускай лицемерно, был направлен на как бы хорошие цели, Советский союз никогда не декларировал уничтожение каких-то наций и рас... Советский союз начал ломаться на больших процессах, он относительно хорошо существовал, можно сказать, до коллективизации, до того, как начали убивать большие количества людей. После этого начался закат этой огромной страны. Можно даже сказать проще: Советский союз распался из-за коллективизации. Советский союз из-за какого-то сталинского бреда абсолютно уничтожил собственную, простите, кормовую базу — просто жрать стало нечего», — считает писатель.

Драгунский предположил, что «в принципе, Советский союз мог бы распасться тем же манером и в 1973 году, если бы не открыли тюменскую нефть».

Гость программы согласился: часть советского искусства жила по другим, чем сам строй, законам. «Но это, знаете, сила инерции — Советский союз был очень большой страной... Огромная страна, огромная литература, 200-миллионный в то время народ —

он не мог весь под одну гребенку превратиться в таких вот тоталитарных солдатиков, все писатели не могли писать какую-то ерунду типа “Слава Сталину!”».

Сегодняшняя ностальгия россиян по советским временам — «отсутствие позитивного национального проекта», считает Драгунский. «Грубо говоря, власть не рисует перспектив. Мне кажется, что все на самом деле очень просто. Эти перспективы не должны быть «за все хорошее, против всего плохого» или «на Марсе будут яблони цвести». Конкретно — дорога, газификация, электрификация... Конкретные цели... Цели, которые люди могут проверить: обещали сделать — вот получилось, молодцы...

Нет позитивного видения, нет планов, проектов. А все планы, которые есть, они крайне абстрактные, общие — “будет хорошо, будет замечательно, будет великолепно”».

«Люди тоскуют не по Советскому союзу как таковому, там особенно не по чему тосковать... народ тоскует по перспективе. Когда мы жили в Советском союзе, нам казалось — нам это, конечно, казалось — что перед страной есть какие-то ясные цели, задачи перед обществом. Понятно, что нужно построить это, построить то — и наступит благодать. А не просто наступит благодать как-нибудь когда-нибудь», — пояснил писатель.

По мнению Драгунского, одной из целей может быть строительство удобных для жизни городов, чтобы остановить переезд всех россиян в столицу — в Москве и области живут более 20% населения страны, что неприемлемо для большого государства. «Когда страна такого размаха, такого размера, такое большое население, вот эта концентрация, мне кажется, — это неправильно».

Драгунский согласился: романтизация войны — это красивая, мощная эмоциональная картинка.

«И хорошо бы объяснить людям, что эта красивая мощная эмоциональная картинка и дает нам полную уверенность в том, что нас никто не тронет, что мы любого агрессора уничтожим — и нам совершенно не нужно двигать наши границы для этого.

И говорить, что чья-то база здесь, чья-то база тут. ... Люди, обладая этим мощнейшим потенциалом уничтожения, мощнейшим ракетным ядерным потенциалом, мыслят в эпоху сухопутных войск, в эпоху XIX века.... Уже давно большими пехотными соединениями никто не воюет. Постоянное идет запаздывание мышления человеческого — ну, что ж поделаешь», — добавил писатель.

Энергия и СССР, и России была направлена на технологии уничтожения, создание оружия — но это не национальная идея. Это «скудность механизмов экономического регулирования», поскольку у других стран «по части убивалок тоже полный порядок», однако при этом они технически развиты. «У них хватает, а у нас хватает только на вот это вот самое – не потому что мы их дурнее... Но вот что касается частного потребительского бизнеса – у нас его почему-то нет. То ли его, как выражался президент Медведев, кошмарят, то ли его коррумпируют, то ли его давят налогами, крышами, рэкетом, откатами и так далее.

Я уверен, что если бы российский бизнес получил бы свободу, настоящую правовую защиту, то, конечно, у нас высокие технологии скакнули бы хорошо»,

— заключил Драгунский.  

Начало интервью — о детских книгах, серьезной литературе и знаменитой фамилии — читайте здесь.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще