Разделы Разделы

Вячеслав Домбровский: экспортеры – хребет нашей экономики

Экономический рост Латвии зависит от целого ряда факторов – развития промышленности, для которого требуется сильное профессиональное образование, а также стимулирования частного сектора, прежде всего компаний-экспортеров, заявил в интервью Латвийскому радио 4 экономист аналитического центра Certus Вячеслав Домбровский, в прошлом - министр экономики, а также образования и науки.

СТАТЬЯ

Вячеслав Домбровский опубликовал на портале Дэлфи аналитическую статью под заголовком «Почему в Лавтии так трудно найти необходимых работников?». Он пишет, что люди, работающие в частном секторе, составляют 30%. Своими налоговыми выплатами они содержат остальные 70%. Опора экономики – экспорт. На вопрос, какими должны быть квалифицированные кадры, чтобы развивался экспорт и, соответственно, экономика, – автор статьи даёт следующий ответ: «После изучения статистики латвийского экспорта напрашиваются два вывода. Первый: только небольшой части экспортирующих отраслей необходимы сотрудники с высшим образованием.  Второй вывод — латвийским экспортерам в основном нужны сотрудники со средним профессиональным образованием». В качестве решения предлагается заняться системой профессионального образования.

Домбровский твердо уверен, что основа экономического роста страны – качественное профессиональное образование. Он рассказал в передаче «Домская площадь»: План национального развития предусматривает, что к 2020 году Латвия должна стать индустриальной страной вроде Германии, где доля промышленности в ВВП составляет 20-25%.

«Тезис очень прост: чтобы стать такой страной, необходимо, скажем, как в той же Германии, чтобы половина всех молодых людей имела профессиональное образование. У нас это лишь 20% на данный момент – и похоже, что желанием они не горят.

Это ставит вопрос о том, насколько цель в 20% вообще достижима. И даже если достижима, насколько серьезно к ней отношение, потому что в риторике, к примеру, о системе образования мы не слышим мнений представителей профобразования», – заявил Домбровский.

Принятая Кабинетом министров декларация об ориентации на запросы рынка, а также о сотрудничестве предприятий и профшкол ситуацию также вряд ли изменит, уверен он.

«У нас очень много деклараций, у нас даже есть законы, которые систематически не выполняются. Посмотрим на факты, скажем, которые у нас есть. (...) Из 10 молодых людей только у двух будет профобразование. Если мы говорим о высшем образовании, из этих 10 только у одного будет высшее образование в инженерных - в общем, технических - науках. То есть этого недостаточно, чтобы промышленность достигла тех самых 20%, и вообще для ее развития», - добавил экс-министр образования.

Он считает, что это ставит вопрос о будущем существующей модели профобразования.

Созданы так называемые PIKC (Profesionālās izglītības kompetences centrs, Центр компетенции профессионального образования) – «по крайней мере, это места, которые выглядят достаточно серьезно, чтобы молодые люди могли поверить, что через них лежит путь в светлое будущее».

Однако нерешенных вопросов по-прежнему много. «Нужно, чтобы государство предложило качественное профессиональное образование. На данный момент этого еще нет. Скажем, пять лет назад его не было вообще».

Домбровский рассказал, что основных проблем было три: состояние помещений, в которых расположены профшколы, низкие зарплаты педагогов и отсутствие сотрудничества с предприятиями. В данный момент, по мнению экс-министра, решена только первая.

Что же касается сотрудничества профшкол и предприятий, то для введения так называемой дуальной модели образования (ученик получает теоретические знания за партой, а практические – на производстве предприятия-партнера) необходимы налоговые послабления.

«Требуются стимулы для тех предприятий, которые готовы участвовать в такой схеме. Без налоговых стимулов они это просто делать не будут, для них это просто издержки – им нужно будет тратить свое время на образование молодых людей, причем нет гарантии, что эти молодые люди останутся именно на их предприятии», – уверен Домбровский.

Он также подчеркнул, что для экономики чрезвычайно важен частный сектор:

 «Частный сектор – единственный, кто платит налоги, по сути. Все работающие в госсекторе налоги платят лишь формально. Это такая бухгалтерская фикция, перекладывание денег из одного кармана в другой. Те, кто работает в частном секторе, содержит пенсионеров, госслужащих, политиков, детей, школьников, студентов и так далее».

Экспортеры же – это «элита» частного сектора. «Это те, кто способны продать не только на местном рынке, но и прежде всего на внешнем. У них самая большая производительность, они могут предлагать более высокие зарплаты, и так далее. В развитии они имеют большое значение, они – хребет нашей экономики».

Домбровский скептически относится к идее введения прогрессивного налога. Он считает, что это старая тема, на которой периодически спекулируют. У подобной системы есть несколько «сравнительных плюсов». «Это плюс для людей с низкими доходами, поскольку, по сути, это такой передел пирога, грубо говоря. Давайте фактически возьмем больше у среднего класса и отдадим его людям с низкими доходами».

Однако есть у инициативы и недостатки.

«Это минус для людей со средними и более высокими доходами. Это раз. Два – вопрос о теневой экономике. И три – влияние на рост как таковой».   

Подобная инициатива приведет к увеличению доли теневой экономики – и отследить уход от налогов будет очень сложно. «В теневой экономике есть феномен, я думаю, всем известный - зарплат в конвертах, с которым бороться, мягко говоря, очень сложно. Почему? Это такое идеальное нарушение, о котором обе стороны заинтересованы не сообщать. Обе стороны выигрывают... Проверить, установить это очень-очень сложно, граничит с невозможным», – считает Домбровский.

Описывая влияние прогрессивного налога на рост экономики, в пример экс-министр привел один из секторов с высокой добавленной стоимостью – сферу IT. Такие специалисты очень мобильны, а уровень зарплат после налогов у них во всем мире примерно одинаков. Конкурентоспособность компании в той или иной стране во многом определяет и налоговое бремя – и в Латвии оно выше, чем в Литве, Эстонии или Белоруссии.

«Оно станет еще выше – значит, наш IT-сектор потеряет в международной конкурентоспособности, говоря о тех же экспортерах», – сделал вывод экономист.

Хотя введение прогрессивного налога является рекомендацией Международного валютного фонда, Домбровский предлагает задаться вопросом: что является приоритетом Латвии - решение вопроса о неравенстве доходов или проблема низкого их уровня. Латвийцы уезжают уже 25 лет именно в стремлении получать больше. И люди будут покидать страну, пока существует большая разница в доходах между Латвией и той же Германией.

«Если мы хотим этот процесс остановить, нам нужно сократить эту разницу. Нам нужен экономический рост. Я считаю это основной проблемой».

В США, например, неравенство доходов появилось исторически, тогда как в Латвии за 25 лет оно не успело сложиться – Домбровский не считает этот вопрос настоящей проблемой страны.

Политик уверен, что неравенство доходов в Латвии существует между Ригой и регионами. В столице зарплаты близки к среднеевропейским, поэтому рижане в другие страны уезжают редко. В регионах же дела значительно хуже. От введения прогрессивного подоходного налога рабочие места в регионах не появятся, заявил он. 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Экономика
Новости
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить