Шпалы обходятся Latvijas dzelzceļš дороже, чем железной дороге в Литве

Концерн Latvijas dzelzceļš (LDz) закупает железобетонные шпалы и костыли для крепления рельсов по цене, на треть превышающей ту, что платит своим поставщикам Литовская железная дорога. Разницу в ценах на LDz объясняют более высокими требованиями к качеству, сообщает LTV. Шпалы компания закупает белорусские — через фирму, в которой бенефициаром является зять экс-мэра Лиепаи Улдиса Сеска — Раймонд Кисиелс. Организовать прямые поставки с завода в Белоруссии мешает законодательство обеих стран, уверяет предприятие.

В этом году LDz купил 15 тысяч комплектов шпал и креплений к ним — по 49 евро без НДС за каждый. Монтировать детали еще предстоит самим работникам Latvijas dzelzceļš. Литовцы же покупают шпалы уже смонтированными с крепежом — и платят за комплект по 36,99 евро. Закупки производятся у литовского же поставщика, прозвучало в эфире LTV.

Член правления Latvijas dzelzceļš Эрик Шмукст аргументирует разницу в стоимости обоих заказов рядом причин. Во-первых, литовская закупка объемнее, и производитель тут же, у них в стране. LDz нужно везти товар из Белоруссии, к тому же его требования к качеству и прочности продукции выше. Прогнозируется, что ж/д пути в Латвии на таких шпалах прослужат как минимум вдвое дольше, пояснил Шмукст.   

Latvijas dzelzceļš закупает шпалы и костыли у компании Premium storage. В ней насчитывается два сотрудника. Ее предложение в ходе конкурса было признано лучшим, чему конкурента — польской Track Tec, в силу более низкой цены. Закон с недавнего времени требует от предприятий раскрыть имена подлинных получателей прибыли (бенефициаров). Так вот, в Premium storage это — миллионер Раймонд Кисиелс, зять Улдиса Сеска, бывшего лиепайского градоначальника. Сескс руководит Лиепайской партией. А та входит в Союз «зеленых» и крестьян (СЗК). При министре сообщения от СЗК Улдисе Аугулисе Premium storage и получило первый заказ на сумму 1,8 млн евро.

Аугулис отрицает, что помог Кисиелсу, и говорит, что министр вообще не имеет возможностей вмешиваться в закупки. Кисиелс также отрицает, что выгодный тендер ему помогли выиграть связи с политиками. По словам бизнесмена, он, разумеется, хорошо был знаком  с Аугулисом — за годы до женитьбы на дочери Сеска, потому что много лет в бизнесе. Он рассказал, что предложил белорусскому Осиповичскому ЖБК оформить в ЕС сертификаты на шпалы и крепления. Начали сотрудничать, и Premium storage стало держателем сертификатов на белорусские шпалы в Европе.

«Сначала мы стали предлагать на литовском рынке. Потом пришли в Latvijas dzelzceļš, потому что тут был польский монополист Track Tec. С политикой это никак не связано. Там закрытые закупки, которые проходят электронно, где цену дают в последний день», — сказал предприниматель. И пояснил, что для участников такого конкурса просто нет смысла давать кому-то взятки.  

Эрик Шмукст, со своей стороны, указал: «В Латвии сколько жителей осталось, 1,7 миллиона? У каждого где-то какие-то родственники. Вы нам предлагаете не заключать договоры потому, что там какой-то родственник есть? Мы не можем. Был объявлен открытый конкурс».  

Руководитель LDz пояснил, что предприятие не может закупать шпалы прямиком с завода в Белоруссии: тому препятствует законодательство — и латвийское, и белорусское.

Литовские же шпалы выпускает завод Swetrak, и ранее он поставлял шпалы для нужд LDz, но сотрудничество не сложилось. Десять лет назад Swetrak прислал тысячи шпал с дефектами, а в последних тендерах, объявленных Latvijas dzelzceļš, компания Swetrak не участвовала. 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Экономика
Новости
Новейшее
Интересно