«Нам нужно было отмываться от «грязных» денег». Регулятор о банковской реформе

Комиссия по надзору за финансовым рынком (FKTK) оценила модель развития бизнеса 12 банков. Несмотря на то, что после этого некоторым банкам пришлось существенно пересмотреть свою деятельность и в отдельных случаях даже закрыться, представительница FKTK Иева Уплея не считает это вмешательством государства в частный бизнес. Об этом она рассказала в интервью программе Латвийского радио 4 «Домская площадь».

Как ранее заявил председатель комиссии Петер Путниньш, FKTK «радикально переделала то, что создавалось в течение последних 25 лет в банковском секторе». По его словам, новые модели видения бизнеса, утвержденные банками и согласованные с комиссией, снизят риски в финансовой сфере и улучшат репутацию Латвии.

В свою очередь Иева Уплея в беседе с радиостанцией отметила, что банковская реформа началась в 2016 году — еще до вступления Латвии в Организацию экономического сотрудничества и развития (OECD), и рассказала об ее итогах.

— Фактически, реформа началась в 2016 году, когда Латвия вступила в OECD или так называемый клуб развитых стран. С тех пор стремительно и радикально изменилась база клиентов, Латвия отказалась от обслуживания «рискованных» денег иностранных клиентов. В прошлом году мы отказались от сотрудничества с подставными компаниями. Конечно, банки пересмотрели свой подход к ведению бизнеса — с какими клиентами из какой страны следует работать. Все перечисленные действия работают на снижение рисков в банковской сфере. Наш финансовый сектор больше не такой рискованный. Но нельзя забывать, что уменьшилась и база клиентов и денежный объем, с которым можно работать и получать прибыль, поэтому банкам было необходимо менять бизнес-модель. Конечно, на это повлияли и события 2017 года, кризис ABLV и другие события в мире противодействия отмыванию денег. 

— Ну вот я пытаюсь понять: некий коммерческий банк выбирает подходящую бизнес-модель: работать с частными клиентами, или с иностранными клиентами, или с инвестициями и юридическими клиентами, и тут приходит Комиссия по надзору за финансами и говорит…

— …да, клиентская база изменилась и сильно уменьшилась. Банки сказали: «Мы теперь будем делать так и так, теперь у нас будут такие-то клиенты, конкуренция за них как в Латвии, так и в Европе обострится (от большинства клиентов с востока банки отказались). Наши банки технически хорошо оснащены. Банки поняли, что они хотят делать и доказали нам, что их модель реализуемая, в ней учитываются возможные риски. 

— Не является ли это вмешательством государства в бизнес?

— Вмешательство в бизнес?! Нет, такое нормативное регулирование существует по всей Европе. За деятельностью банков следят везде. Регулирование у нас в стране схоже с другими странами Еврозоны. Это особый бизнес, который должен быть под государственным наблюдением, так как он привлекает средства людей. И если что-то случится, то и государство, и Комиссия по надзору за финансами, и Гарантийный фонд должны будут компенсировать людям. Поэтому это совершенно нормальная практика. Банки действительно просчитали риски, продемонстрировали добрую волю, желание и способность работать. Финансовые показатели у банков очень хорошие. 

— Приведу цитату председателя Комиссии по надзору за рынком капитала и финансов Петера Путниньша: «В течение ограниченного времени латвийский финансовый сектор покинули более 10 млрд евро зарубежных клиентов». С бытовой точки зрения, когда читаешь такие слова, возникает вопрос — почему, то, что из Латвии были выведены такие большие деньги, это хорошо?

— Ну вы видели, какое пристальное международное внимание сейчас приковано к Латвии. Клиентура, покинувшая страну, квалифицируется как неисследованная, это деньги с высоким риском: прозвучали скандалы, где были замешаны и латвийские банки. Они сами добровольно отказались от клиентов, которые в будущем могут нанести им репутационный урон. Хорошо это или плохо?! В том смысле, что теперь у нас новая бизнес-модель банковского сектора, и мы можем начать новый цикл развития банковской сферы — мы можем заявить международным партнерам, что изменились, произошла существенная зачистка — это хорошо. Нередко слышно мнение, что если эти деньги ушли, то они ушли куда-то в другое место. Если их приняли там, то они не были такими уж грязными. И да, и нет. Но скорее всего, да, нам нужно было отмываться, это могло произойти немного болезненно. 

— Какие следующие шаги со стороны комиссии?

— Мы будем следить за тем, как развиваются банки, мы будем с ними сотрудничать, консультировать. Мы думаем, что в течение одного, двух, максимально трех лет, проявятся те ниши, которые являются наиболее перспективными, где можно работать и зарабатывать. А какие направления не очень удачные, что нужно менять. Когда банки работали с иностранными клиентами, у них были высокие показатели прибыли, но вместе с тем и риска, зато теперь они смогут работать безопаснее.

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Экономика
Новости
Новейшее
Интересно