Высокая готовность женщин Латвии к кризисам — следствие недоверия к мужчинам, говорят ученые

Обратите внимание: материал опубликован 1 год и 2 месяца назад

Для женщин в латвийском обществе характерна большая стойкость, сила и способность самостоятельно справляться с трудностями — зачастую эти качества основаны на недоверии к способности мужчин позаботиться о семьях. Это «межпоколенческая травма», сохраняющаяся с кризисных 1990-х, рассказали в эфире Латвийского радио научные сотрудники ЛУ Вероника и Эдгар Фелчи.

Когда происходят глобальные кризисы, сильнее всего страдают те, на чьи плечи ложится наибольшая ответственность за близких. А из общественных групп сильнее страдают те, у которых меньше всего возможностей защитить свои права. Во всем мире это с заметным отрывом — женщины. В Латвии недавно проведено исследование об отношении женщин к недавним кризисам: пандемийному и военному. В основу исследования легли дискуссии с женщинами из различных регионов Латвии, с различными жизненными ситуациями, пояснили гости Латвийского радио. Вероника Фелче рассказала, что хотела показать «женскую перспективу». Было отобрано свыше 50 разных женщин, живущих по всей Латвии, и они поучаствовали в семи дискуссиях:

«Главной целью дискуссионных фокус-групп было выявить незащищенность женщин, связанную с их социальными ресурсами, что прямо связано с готовностью к климатическим кризисам — в смысле того, есть ли у женщин время и ресурсы подготовиться к ним, и делают ли они это».

«Но в этом исследовании обнаружилось большое разнообразие тем, разнообразие кризисов и подчиненная роль климатического кризиса в женской перспективе. В связи с чем мы больше узнали о том, какова наша готовность к различным кризисным ситуациям. Климатический кризис для женщин остался в тени», — добавил Эдгар Фелчс.

Вероника признала, что, изучая ситуацию в Латвии, она обнаружила в оценках, высказываемых многими участницами дискуссий, своего рода межпоколенческую травму. Резюме их высказываний звучит так: «На мужчин в кризисных ситуациях полагаться нельзя».

Женщинам трудно вырваться из характерного для Латвии контекста и исторической преемственности, пояснили гости радиопередачи. Различные социологические исследования о начале 1990-х годов свидетельствуют: на постсоветском пространстве в те времена происходила грандиозная смена общественной формации (переход к рыночной, капиталистической модели), она сопровождалась серьезными экономическими трудностями, кризисом, который вылился в том числе в кризис мужественности — в неспособность мужчин материально позаботиться о семье и массовое впадение мужской части общества в агрессию и зависимости.

«Женская роль всегда будет иной. Мужчина будет тем, кто просто отступится ото всего этого — но женщина остаётся под бременем этой сложной ситуации. И эта преемственность не меняется ни с одним поколением, ни в одно десятилетие. Эти вещи тянутся следом продолжительное время.

В случае Латвии мы видим, что советское наследие до сих пор присутствует в том, как мы социализированы, как мы становимся членами общества. И наша реакция на какие-то кризисные или напряженные ситуации — тоже нечто такое, что мы унаследовали из того, что было раньше», — говорит Эдгар.

«Даже когда нет настолько большого экономического кризиса в последние годы, и молодое поколение мужчин старается быть больше вовлечено в домашнее хозяйство и уход за детьми, очень часто проявляется межкополенческая женская травма: что мужчины ненадежны, что нужно самим со всем справляться. Там появляется и проблема между мужчинами и женщинами во взаимной коммуникации, отношениях — часто женщины подчеркивают, что не могут довериться мужчинам», — сказала Вероника.

Убежденность женщин в ненадежности мужчин уходит корнями не только в исторические стереотипы. Высокие показатели насилия против женщин — вполне реальное основание для их неверия к мужской вовлеченности в повседневные домашние дела:

«Это можно видеть и статистически, до сих пор свыше 70% женщин в Латвии в какой-то мере сталкивается с насилием — и это один из самых высоких в Европе показателей. С этим до сих пор очень большие проблемы в семьях по всей Латвии.

С другой стороны, женщинам каким-то образом прививается, что они должны быть хорошими девочками. Мы в своем исследовании называем это мифом о хороших девочках — что якобы им нужно справляться со всем», — добавила исследовательница.

Налицо дилемма, поясняет Эдгар Фелчс:

«С одной стороны, для женщин в латвийском обществе характерна большая стойкость, сила и способность самостоятельно справляться с трудностями. Но в то же время побочным эффектом мы получаем то, что

у них нередко есть трудности с формированием здоровых отношений с мужчинами. Они считают — если потребуется, справлюсь сама без тебя. Это не та основа, на которой можно строить партнерство, хорошие, стабильные партнерские отношения и брак».

В исследовании выявилась еще одна тенденция: в Латвии не очень хорошо работает женская солидарность. В том смысле, что жительницы нашей страны искренне считают — им нужно уметь справляться самим, и нельзя утруждать другую женщину, прося о помощи.

«Да, мы можем встретиться, да, мы можем пожаловаться на жизнь — но в конце концов мне надо справляться со своими проблемами самой. И еще

я стыжусь, что у меня что-то не ладится, что мой муж алкоголик, что у детей какие-то проблемы — я не хочу никого этим утруждать, и я не буду этим делиться. В том-то и проблема, что не выстраивается сеть женской безопасности»,

— считает Вероника Фелче.

По словам гостей Латвийского радио, к сожалению, быстрого решения для этих проблем нет, так что свое исследование они называют лишь началом большой работы, которая давно ведется в науке Западной Европы — о женщинах как главных социальных хранительниц семей, чей репродуктивный труд отдаляет их от экономических и других процессов.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное