ТЧК

Спецэфир. Украина. Восьмой день войны

ТЧК

Война в Украине. Спецэфир

Спецэфир. Украина. Девятый день войны

«Второй Фукусимы или Чернобыля не будет» — физики о захвате Запорожской АЭС

Обратите внимание: материал опубликован 2 года и 2 месяца назад

Минувшей ночью было совершено нападение российских войск на Запорожскую АЭС — ядерный объект был «сделан заложником», однако вероятность инцидента с радиационным загрязнением ничтожна, заявили участники специального эфира Rus.LSM.lv 4 марта. В момент подготовки этого материала к публикации пришло еще одно известие: что взявшие станцию под контроль люди, предположительно из чеченского подразделения, застрелили нескольких специалистов, отвечавших за ее безопасность. Госатомрегулирование Украины опровергло эти утверждения.

Ночью была обстреляна площадка АЭС, возник пожар на площади 2000 кв.м, и он был потушен. Информации о жертвах не поступало. Площадку АЭС захватили военнослужащие российской армии. Персонал станции продолжил работу, обстановка осталась в целом штатной. Но сообщалось, что угроза безопасности — существует, если в случае обстрела будет нарушен процесс охлаждения ядерного топлива. Василий Бушаров, который сейчас возглавляет Штаб волонтеров Запорожья (город находится в 50 км от Энергодара, где расположена АЭС), рассказал, что российские войска подошли с юга и три дня вели бои, пытаясь занять город:

«По сообщениям моих знакомых из Энергодара и с самой станции, персонал продолжает работу в штатном режиме — потому что ни один российский военный не сможет разобраться, как запустить или потушить энергоблок. И я считаю, захват станции является обычным террористическим действием, чтобы воздействовать на население Украины в том числе. Новости оттуда — что станция работает в штатном режиме».

Журналист Алексей Купный — физик-ядерщик, сам в прошлом работник Чернобыльской и Запорожской АЭС, рассказал:

«Странно, что нет информации о тепловой станции! Там же еще два блока ТЭЦ стоят, каждый по 800 МВт. Тепловая им неинтересна — им интересно, судя по всему, взять под контроль атомные объекты, как бы демонстрируя свою миролюбивость — и в то же время для них не персонал заложники, а ядерный объект!

Если говорить о повреждениях самих блоков — то их нет. Пожар был в здании учебно-тренировочного центра за пределами территории станции, за охраной периметра. Какие-то повреждения внешнего корпуса энергоблоков возможны от автоматных очередей. Но для блоков, способных выдержать падение самолета, это несущественно. Значительно страшнее было бы, если бы они начали ракетный обстрел!»

Из шести блоков, по словам Купного, теперь в работе остался один — четвертый. Один блок ранее был остановлен для ремонта, остальные, что важно, были остановлены не в аварийном порядке:

«Их мощность начали снижать постепенно — это называется расхолаживание блоков. Для самой ядерной установки это хороший режим, который не может привести к аварии.

Персонал утром дали заменить. Станция и город — под контролем агрессора! Мэр Энергодара (уверены те, кто хорошо его знает!) зачитал текст, который ему дали. Это была запись под дулом автомата. Он зачитал текст, который ему дали. Картинка для общественности! Прежде всего российской, чтобы продолжать ее оболванивать. Так вот о персонале: вечерняя смена не смогла уйти домой, и не пришла ночная. Но к утру, когда станция была взята, дали заменить персонал, чтобы свежие люди туда пришли. Но я бы не говорил, что теперь станция может спокойно работать. Чисто психологически — я не представляю, как можно работать спокойно на ядерном объекте под дулами автоматов! Ты знаешь, что тебя «охраняет» агрессор...

Я думаю, для них (российских солдат) важно взять ядерные объекты, как берут заложников. И опасность может возникнуть, когда мы будем их оттуда выгонять. Тогда они гипотетически какую-то свинью подложат. Это более реальная опасность».

«Хочу успокоить, что это точно не приведет к ядерному взрыву и точно не может привести к последствиям масштаба Чернобыля, — заявил еще один участник спецэфира — известный в Латвии ученый-физик Вячеслав Кащеев. — Почему? Ядерный взрыв — это цепная реакция, которая... нужно очень постараться, чтобы она произошла! Случайные повреждения из-за пожара или взрыва останавливают цепную реакцию. И весь дизайн станции таков, что при любом сбое цепная реакция останавливается! В Чернобыле была другая ситуация: из-за мощного взрыва на самом реакторе произошло горение графитовых стержней, которые дали это облако радиоактивное. При дизайне Запорожской АЭС такой сценарий просто невозможен.

Если какая-то из воюющих сторон захотела бы получить большой выброс радиации — ей проще было бы взорвать «грязную» бомбу. Значительно опаснее попадание ракетных снарядов в техническое предприятие».

Максимум, чего можно опасаться, по словам Кащеева (а оперативная информация показывает, что это почти невероятно) — это «небольшое, локальное радиоактивное загрязнение» из-за некоего чрезвычайного сценария с ядерным топливом, в том числе отработанным, хранящимся на территории АЭС. Физик призвал менее эмоционально относиться к новостям о радиационных рисках, которые «люди воспринимают очень тревожно, поскольку радиация — такое загрязнение, которое всепроникающе и незаметно глазу». Тем и пугает.

Вячеслав Кащеев признал, что эта тревожность восприятия новостей о Запорожской АЭС играет на руку обеим сторонам военного конфликта. Днем 4 марта на брифинге, как утверждает РБК-Украина, глава фракции «Слуга народа» Давид Арахамия заявил, будто «кадыровцы» обстреляли Запорожскую АЭС и убили несколько сотрудников станции. Однако украинское Госатомрегулирование опровергло эту информацию, сообщив, что человеческих потерь на АЭС нет. Радиационный фон остается нормальным.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное