Открытый разговор

Сохранение ПМЖ: глава комиссии Сейма допускает возможность изменения требований

Открытый разговор

Генпрокурор Латвии о преступлениях России в Украине, трагедии в Золитуде, пьяных водителях

Беженец беженцу рознь? Как в Латвии смотрят на вынужденных переселенцев

Возвращение на родину грозит им смертью — активист о беженцах на границе

Обратите внимание: материал опубликован 1 год и 4 месяца назад

Вероятно, не всем бегущим в Европу жителям Ближнего Востока и других регионов на родине грозит опасность, но часть из них действительно может ждать смерть. Поэтому ответственным за миграционную политику структурам следует внимательнее вникать в ситуацию каждого соискателя убежища, считают участники «Открытого разговора» на Латвийском радио 4.

По словам представителя организации Gribu palīdzēt bēgliem («Хочу помочь беженцам»)Иевы Раубишко, конкретные истории конкретных людей показывают, что в ряде случаев люди бегут к нам от действительно большой опасности.

«Я подробно говорила с человеком из Ирана. Мы же знаем, что там проходят протесты и как эти протесты подавляют. Он рассказал мне, что приехал, бросив свою семью, дом, работу. Мужчина в Тегеране защищал своего друга, у него возник конфликт с военной полицией, после чего к нему домой (он сам не живет в Тегеране) пришли, забрали лаптоп, телефон, документы…

Он говорит "я понимаю пограничников — они делают свою работу, а я нелегально пересекаю границу, но поймите меня: я бросил все, я скучаю по своим детям, но я не могу там остаться,

мне грозит смертная казнь". И он не единственный такой. Одна семья из Ирана рассказывала то же самое. Они на границе оказались вместе с детьми – их сразу не пустили, дети теряли сознание, не могли ходить… Они восемь дней находились в лесу. И они тоже говорят:

да, мы можем здесь умереть, но мы не можем вернуться, потому что там нам грозит смертная казнь»,

— приводит она примеры.

Руководитель латвийского бюро Международной организации миграции ООН Илмар Межс согласен, что миграционным службам действительно надо глубже вникать в ситуацию каждого конкретного соискателя убежища. И, по его словам, общая европейская миграционная политика постепенно идет в эту сторону.

Он подчеркивает: не все желающие попасть в Европу действительно серьезно рискуют на родине

«Можно сказать, что примерно половине при попытке получить статус в Европе отказывают – потому что не было повода или не смогли доказать основания. И они соглашаются вернуться обратно. Например, это касается большинства иракцев. Я сам встречался со многими людьми, и как раз на днях еще прибыли с латвийско-белорусской границы — они хотят вернуться в Ирак. Так что этот поток нельзя сваливать в одну бочку», — отметил гость передачи.

Но и записывать всех в «экономические мигранты», не разбираясь, тоже ни в коем случае нельзя и в целом следует смотреть на ситуацию конкретного человека и на то, что происходит в стране, откуда он приехал.

«Например, насчет афганца можно довольно легко предположить, что если он вернется в Афганистан, то ему будет грозить смерть. Во многих случаях то же можно сказать про Иран. Но если мы говорим про Ирак, особенно про его северную часть, где уже нет такой явной войны [...], то люди уже соглашаются туда возвращаться», — рассуждает специалист.

«Если перед нами человек, который бежал, оставив семью с детьми и которому там на родине грозит смертная казнь (не потому, что он кого-то убил в драке, а потому он не согласен с тамошними средневековыми законами!),

мы могли бы сказать: да, он не должен умирать ни здесь ни там, и раз уж он сюда добрался, давайте посмотрим, может, мы можем и ему помочь»,

— уверен И. Межс.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное