Российского вторжения не будет, но давление на Украину сохранится — аналитик Atlantic Council

Война с Украиной противоречит достижению целей, выдвинутых самим Владимиром Путиным — в частности, о соглашении с Западом по архитектуре безопасности в Европе. Поэтому нападения, вероятнее всего, не будет, но Кремль продолжит давить на Киев, и будет напоминать об «истерии» вокруг вторжения, которое не состоялось, в пропагандистских целях, считает эксперт вашингтонского «мозгового центра».

«Белый дом настойчиво предупреждает о неизбежности войны на Украине. Если же нападения не произойдет, Вашингтон и НАТО сочтут своей заслугой то, что им удалось разрядить конфликт, заняв максимально твердую дипломатическую позицию и оставаясь сплоченными на протяжении всего кризиса. Однако более весомой может оказаться другая причина, которая до сих пор не рассматривалась должным образом на Западе», — полагает Харлан Ульман, старший советник «Атлантического совета» (Atlantic Council, неправительственный вашингтонский аналитический центр).

Объединив три важнейших интереса национальной безопасности России в четыре требования к Западу, Путин создал противоречия и конфликты. И они сделают военную интервенцию на Украине такой же катастрофой для России, каким было вторжение в Афганистан для Советского Союза, пишет он в аналитической записке на портале Atlantic Council.

Противоречивые требования Кремля

Путин хочет благоприятной для России системы безопасности в Европе, основанной на условиях, существовавших до 1997 года. Он требует от НАТО прекращения расширения — и чтобы Украина, как когда-то, хорошо относилась к Москве. Почему же Путин не сказал именно это, ведь таким образом можно было бы избежать усиления враждебности НАТО и сплочения альянса в мощную оппозицию против России, задается вопросом Ульман.

Вместо этого, продолжает он, Путин выдвинул неприемлемые требования, например, о том, что альянс НАТО должен вывести войска и системы вооружений из восточных стран блока, присоединившихся после 1997 года. Путин также потребовал юридически закрепленной отмены политики «открытых дверей» и дальнейшего расширения блока. Выдвинуто и еще одно требование: Украина никогда не должна стать членом НАТО и размещать на своей территории ядерное оружие.

Однако, продолжает эксперт Atlantic Council,

требование о возврате к системе безопасности, существовавшей до 1997, года серьезно затронет и саму Россию.

Тогда ни на территории Украины, ни Грузии не было российских частей. Выведет ли Россия свои войска из этих стран? Возникнет вопрос и о Калининграде: размещение «Искандеров» и других современных ракетных систем должно будет подпадать под условия предложенного Россией договора с НАТО.

Что касается НАТО, то

Путин, получивший юридическое образование, знает, что никакое юридически закрепленное соглашение не даст абсолютных гарантий

нерасширения. Свидетельство этому – список аннулированных международных соглашений между США и СССР/Россией. Договоры по противоракетной обороне, по открытому небу, о ликвидации ракет средней и меньшей дальности больше не действуют. Стремление добиться невыполнимого соглашения конфликтно и противоречиво, замечает Ульман.

Вторжение сильно «аукнется» России

Путин знает, что военное нападение на Украину сделает достижение его целей еще менее вероятным. Он также знает, что цена для России и для него лично будет высокой и, возможно, непосильной.

Развязывание войны, независимо от масштаба, или использование кибердиверсий и операций по усилению влияния для нанесения вреда Украине сведет на нет вероятность того, что НАТО будет рассматривать хотя бы часть требований Путина. Альянс расширит свой военный потенциал и увеличит численность войск, размещенных в Европе, что прямо противоречит целям Путина. Члены НАТО станут разрабатывать и развертывать более эффективные вооружения, в том числе новые классы ракет с ядерными боеголовками малой мощности.

НАТО остро нуждается в новой стратегической структуре. Если на Украине разразится война, альянс, безусловно, выстроит эту новую структуру, и объявит об этом уже во время мадридского саммита в июне. Это еще один результат, который Путину совсем не понравится.

В случае эскалации Запад будет вводить более строгие и жесткие санкции. Насколько болезненными они будут для экономики России или ближайшего окружения Путина, пока непонятно. Но проект «Северный поток — 2» почти наверняка будет закрыт, что ударит по энергетическому сектору России. Доверие к Путину пошатнется из-за того, что его заверения о неприменении военной силы на Украине оказались враньем. (Разумеется, Россия может обвинить Запад в провоцировании насилия, которое потребовало «соответствующего ответа», добавляет автор.)

Если последует оккупация Украины или каких-то ее частей, в Россию начнет поступать «груз 200».

Какая у Путина «стратегия выхода» из кризиса? Единственный очевидный план — это продолжительная версия Холодной войны XXI века, но в данном случае Москва будет вынуждена использовать значительные военные силы, что еще больше усилит изоляцию. Это может привести к концу правления Путина. Никита Хрущев был смещен через два года после кубинского ракетного кризиса в октябре 1962 года, напоминает вашингтонский аналитик.

Выгодный пат

Так чем же закончится этот кризис? В потенциальных сценариях вторжения описывалось массированное воздушное, морское и наземное наступление в сочетании с кибероперациями, действиями спецназа и гибридными операциями по усилению влияния.

Ограниченное наступление на Донбассе или захват сухопутного коридора в Крым могут казаться вариантом военных действий с наименьшим риском и минимальными затратами. Потом Путин мог бы подождать реакции НАТО. Но почти наверняка при таком варианте последствия будут такими же, как если бы российские войска захватили Киев и оккупировали большую часть страны.

Если же исключить военное вторжение, у Путина есть еще два варианта, предполагает Ульман.

Президент России мог бы затягивать кризис и сохранять значительное военное присутствие на границе с Украиной. Но это затратно и истощает ресурсы.

А можно завершить военные учения с Беларусью 20 февраля, как и было запланировано, отвести войска от границы с Украиной, объявить о победе и продолжать настаивать на переговорах, утверждая, что, раз Запад ошибся в своих прогнозах относительно вторжения, значит, там по-прежнему не признают интересы безопасности и нужды России.

Россия, несомненно, продолжит политическое и психологическое давление на президента Украины, чтобы тот пошел на уступки — либо принял условия «Минска-2», либо приостановил любые действия, направленные на членство в НАТО. И российские кампании дезинформации будут по-прежнему нацелены на Украину для подрыва авторитета Зеленского и солидарности страны с НАТО, в том числе и по поводу «истерии» о вторжении, которого так и не случилось.

Этот сценарий гораздо больше соответствует интересам Путина, чем военная авантюра с сомнительным исходом, и именно поэтому он его и выберет — а вовсе не из-за заявлений, доносившихся из Белого дома,

даже если администрация Байдена и будет приписывать себе главные заслуги в предотвращении этой войны, уверен эксперт Atlantic Council.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить