Регулятор подозревает, что российские бизнесмены пытаются обойти санкции — LTV

Несколько частных лиц, попавших в санкционные списки, поспешили публично сообщить, что сократили бизнес, связанный с ЕС, или вышли из него. Однако Латвийский регистр предприятий заявление по меньшей мере троих таких людей считает подозрительными, поэтому вопрос о возможном уходе от санкций оценивают правоохранительные органы. По данным программы de facto, это Петр Авен, Алексей Мордашов и Дмитрий Мазепин.

Истинным бенефициаром SIA Riga Fertilizer Terminal (RFT) в регистре значится предприниматель Дмитрий Мазепин, включенный в санкционные списки 9 марта — он глава концерна «Уралхим». Его латвийские партнеры — фирма Rīgas tirdzniecības osta (RTO), где работают члены семей Айнара Шлесерса и Андриса Шкеле. В компании Ventamonjaks среди партнеров Мазепина — зять Айвара Лембергса Янис Аустриньш.

Сын Дмитрия Мазепина — Никита, по данным Министерства юстиции, владеет в Латвии двумя объектами собственности. Информация о них передана суду — чтобы заморозить. По данным de facto, один из них — квартира в Риге на ул. Элизабетес (100 кв.м.) Никита купил ее за 700 тыс. евро семь лет назад — когда ему было 16 лет.

Мазепин-старший — истинный бенефициар в четырех латвийских фирмах. Одной из них — Uralkali Trading — принадлежит автопарк: все 11 транспортных средств, в том числе зарегистрированный в этом году мотоцикл и электромобиль Mercedes-Benz, как и двухлетний «мобильный дом» MB Actros Motorhome в данный момент арестованы. Это значит, что их нельзя продать, подарить или распорядиться иным способом.

Uralkali Trading, как и Uralchem Trading, занимается торговлей. Физически санкции сильнее всего затронули два терминала в Риге и Вентспилсе — уже упомянутые RFT и Ventamonjaks. Мазепин как инвестор пришел в Ригу во второй половине 2014-го — уже после аннексии Крыма.

При этом Ventamonjaks принадлежат AS Halcyon Capital, главой совета которого является Аустириньш. Он от Лембергса категорически открещивается: никаких денежных отношений с ним нет, все решения Аустриньш принимает сам. Он указывает: сложно оценить решения, принятые 8 лет назад, в тот момент с российской сырьевой отраслью активно работали и в Латвии, и на Западе.

По данным журнала Ir, в разговорах, записанных в гостинице Rīdzene, Лембергс со Шлесерсом обсуждали будущую встречу с Мазепиным: в связи с терминатом — в то время будущим — для минеральных удобрений на Кундзиньсале. С RTO официально ни один из них в тот момент не был связан.

Со Шлесерсом договориться о комментарии журналистам не удалось. Артур Скадатс, глава правления RFT и Ventamonjaks, предоставил два очень схожих релиза по поводу обоих предприятий. В документах указано, что структура участников кипрского Uralchem Freight Limited претерпела значительные изменения. Поэтому опосредованным совладельцем обоих терминалов с 1 марта стала фирма SVIZRAA SA, зарегистрированная в Швейцарии. Мазепин с того момента больше не является истинным бенефициаром обоих терминалов — сейчас это Bhidwal Aamer Atta, территориальная принадлежность которого неизвестна.

Журналисты de facto сделали вывод, что информация на домашней странице Svizraa SA, вовлеченной в многомиллионную сделку, весьма краткая — и скорее всего неправдивая. Страницу делали в спешке, кое-где не заполнили поля, отзывы клиентов — или ложны, или это фирма, связанная с Мазепиным. Один из контактных лиц не существует — портрет взят из фотобанков, контакты молчат.

Журналистам удалось связаться с менеджером фрахта кораблей Иваном Севрюковым. Он рассказал, что в компании недавно: «Это сравнительно новая фирма, как я пониманию. Ничего особенно комментировать не могу, потому что не знаю деталей. Я там как наемный сотрудник работал с января по февраль, получается, до 23-го... Я гражданин Украины. Потом, когда мы в Одессе услышали первые выстрелы, с семьей вынуждены были покинуть территорию страны. У меня сейчас без всех этих фирм забот хватает... Я был первый работник... И, кажется, последний. Поэтому ничего вам сказать не могу».

Аустриньш же отметил, что новый истинный бенефициар известен как представитель компании Quest Group DMCC. Фирма базируется в Дубае и Женеве, это известный торговец маслами. Однако объяснить, зачем нужна была поддельная домашняя страница, не смог ни один из представителей латвийских терминалов.

Уже в первый день войны, 24 февраля, изменения по поводу истинных бенефициаров подала Uralkali Trading. Регистр предприятий одобрение еще не оформил — компании до конца мая дали время исправить ошибки в заявлении. Информация об обоих терминалах пришла в регистр на этой неделе, и оценивать ее будут очень тщательно — уже столкнулись с подозрительными случаями.

«В данный момент уже три случая — и это три разных случая, о трех разных попавших под санкции лицах. И все случаи усиленно оцениваются, и передается информация правоохранительным органам. Случаи, так сказать, достаточно важные, в начале марта поданные, есть и конец февраля. И все случаи, когда истинные бенефициары меняются, и основания разные, но уже есть детали, которые мы публично не будем комментировать. В каждом случае, хочу сказать, регистр в данный момент усиленно оценивает документы, и в случае сомнений толкуем в пользу санкций», — рассказала Гуна Пайдере, главный государственный нотариус Регистра предприятий.

По данным de facto, Мазепин привлек внимание ведомства — еще до Svizraa SA. Истинных бенефициаров хотели поменять — и, возможно, попали под подозрение о попытке обойти санкции — фирма Петра Авена, обслуживающая поместье Клаугю, и Severstal Distribution, где истинный бенефициар — Алексей Мордашов. Представители латвийских предприятий на вопрос о том, хотели ли изменить выгодоприобретателей, не ответили. В Уголовном законе предусмотрена ответственность и за указание ложных бенефициаров, и за обход санкций.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное