Личное дело

Каков побочный ущерб от вакцинации

Личное дело

Пешеходные переходы в Риге. Что не так?

Как провалилась реформа госуправления

Реформа в госуправлении оказалась пшиком?

Реформа в госуправлении на реформу не тянет. Ее можно считать провалившейся. Таково мнение Госконтроля. Реформа шла четыре года, затронула 13 министерств и подведомственных учреждений. Но по мнению ревизоров, результат не достигнут, многие важные пункты плана или не выполнены, или выполнены лишь частично. Как меняли госаппарат, но не поменяли – рассказывает «Личное дело» Дианы Спыну. 

2017 год. Запускают реформу в госуправлении. Обещают грандиозные перемены под лозунгом: «Эффективный, ответственный и эластичный госаппарат». «Слишком много чиновников, слишком много бюрократии, нет честности, нет эффективности. Всеплохо.лв. И госуправление не сильно отличается от этого хора», - заявляет глава Госканцелярии Мартиньш Криевиньш.

Время, отведенное на реформу, прошло. Пора собирать камни, подводить итог, что же получилось?

В Латвии 13 министерств, под ними множество учреждений. Одна из самых громких задач реформы была сократить рабочие места в госуправлении. За реализацию плана отвечала Госканцелярия. Там с радостью отчитались: хотели убрать 6 процентов или три тысячи мест, а получилось сократить аж 7 с половиной процентов или больше трех тысяч (3 224)! Правда, только на бумаге. На деле ревизоры не увидели никаких сокращений. 63 тысячи работников в госаппарате в 2017-м, 63 100 в 2020-м.

Рабочие места в госуправлении:

2017 - 63 000

2018 - 58 900       

2019 - 63 300

2020 - 63 100

В обход запрету новые места, наоборот, создавались. Как минимум 169, но точное число неизвестно. За это голосовали парламент или правительство. Вот еще пример: в Министерстве образования почти тысяча рабочих мест, это на двести с лишним мест больше, чем в начале реформы.

«Что мы видели в отдельных министерствах, сотрудников сократили, но значительно выросло число работников с договорами. Временными или на отдельные проекты. Или сотрудников сократили, но их функции выполняют внештатные представители услуг», - пояснила Инга Вилка, директор департамента Госконтроля

Сразу после запуска реформы неожиданно и неизвестно почему, ушел глава Госканцелярии Мартиньш Криевиньш. На его место назначили Яниса Цитсковскиса.

Он и отчитывается перед комиссией Сейма, на которой разбирают результаты проверки Госконтроля:

Янис Цитсковскис: «К сожалению, это компромисс, чаще всего, политический. Есть выбор: выбросить свой план реформы в мусорник или все-таки идти на компромисс. В результате компромисса, да, есть целый ряд исключений. Объективных. План не относится к Национальным вооруженным силам. Если есть решение – увеличить численность солдат, со стороны правительства будет абсурдом требовать, наоборот, их сократить».

Глава комиссии Сейма по публичным расходам и ревизиям (JK) Рейнис Знотиньш: «Вы только за счет солдат и дипломатов и списываете, почему не сократилось число работников? Отчего не берете во внимание новые места? Как эти данные вообще могут не учитываться?!».

Цитковскис: «Если правительство приняло решение, а потом его утвердил Сейм, мы не можем игнорировать факт, что конкретному учреждению нужны дополнительные места. Мы не можем наказывать и просить сокращений, если есть объективная реальность».

Еще министерства до сих пор делятся на богатые и бедные, где за одну и ту же работу платят гораздо меньше. Вот, к примеру, богатое Министерство финансов. В 2020-м средняя зарплаты здесь была больше двух тысяч евро. А это бедное Министерство экономики. Тут средняя зарплата была примерно полторы тысячи евро. Разница налицо.

Устранить неравенство между ведомствами – этот пункт плана не выполнен.

Также большая пропасть между зарплатами простых чиновников и руководителей министерств. Много лет говорят о том, чтобы запретить государственным должностным лицам совмещать должности. Проверка показала: госсекретари, их замы, директоры департаментов и руководители подведомственных учреждений нередко занимают посты на госпредприятиях, подрабатывают в порту и в специальных экономических зонах. К примеру, Байба Бане - госсекретарь Министерства финансов, а еще член правления в Рижском свободном порту. Или госсекретарь Министерства обороны Янис Гарисонс. Он же глава совета в Госагентстве недвижимости.

В законе сказано, зарплата государственных должностных лиц не может быть больше, чем у премьера. То есть, выше, чем шесть тысяч 97 евро. За работу в Минфине и в порту Байба Бане в месяц в среднем получает 8 с половиной тысяч – то есть, гораздо больше главы правительства.

Ревизоры ставят под сомнение, могут ли высшие чиновники полноценно совмещать такие серьезные должности или это инструмент увеличить им заработок? Этот пункт плана тоже не выполнен.

«До конца 2023 года мы выполним это условия, пересмотрим, какие законы надо поменять, чтобы совмещение должностей в дальнейшем не допустить», - пообещала замдиректора по вопросам госуправления Госканцелярии Инита Пауловича.

Еще об ответственности руководителей. Собирались ввести единую систему оценки их работы. Хорошо потрудился – получил награду, не справился с заданием – наказали рублем. Чтобы стимул был стараться. Но и этот пункт так и остался лишь на бумаге, в графе пожеланий. Поддержки не было. Не нашлось поддержки и командному подходу – наладить сотрудничество между министерствами.

Вилка: «Наш вывод: недостатков много, а перемен мало. Мы говорим, что реформы в госуправлении в эти годы не было.  

Цитковскис: «Мы добились реального сокращения работников на 7 с лишним процентов. Еще раз это подчеркиваю!  То, что реформа провалилась - не отвечает действительности!»

В итоге, одним из самых значимых достижений так называемой реформы стало то, что высшим должностным лицам подняли зарплаты. Поправки приняли в последний момент, в дикой спешке, с бюджетом этого года.

Марис Можвилло, член комиссии Сейма по публичным расходам и ревизиям (независимый) задал вопрос: «Может ли Госконтроль назвать людей, которые не выполнили свою работу – не завершили реформу? Хочется услышать имена и фамилии».

«Мы указали, что не было достаточной политической поддержки. Очевидно, можем говорить обо всем Кабинете министров. Главный – премьер. Но каждому министерству нужно было участвовать, чтобы претворить реформу в жизнь. Со-ответственны каждый министр и каждый госсекретарь», - считает госконтролер Роландс Ирклис

Депутаты парламентской комиссии теперь хотят вызвать премьера. Выслушать, что он скажет о реформе, которая, оказалась и не реформой вовсе.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить