ТЧК

ТЧК. Реновация полным ходом

ТЧК

ТЧК. А если ядерный удар

ТЧК. В союзе с правосудием?

Положение заключенных в Латвии — унизительно, потому они и выигрывают суды — экс-глава Конституционного суда

Достоинство человека — главная ценность, которая создается из двух прав: права на свободу и на равноправие. И если в вопросе равноправия полов Латвия намного опережает страны Запада, то с правами меньшинств существуют проблемы. Так, положение заключенных настолько не соответствует требованиям по правам человека, что они практически всегда выигрывают в судах. Одна из причин — Кодекс Латвии об исполнении наказаний принят в далеком 1970 году, сказала в эфире информационно-аналитической передачи Rus.LSM «ТЧК» экс-председатель Конституционного суда, профессор Латвийского университета Санита Осипова.

Есть вопросы по равноправию, в которых Латвия опережает западные страны на 2-3 поколения, заявила Осипова. Это, по ее мнению, касается, в частности, равноправия полов: многие латвийские женщины добиваются успеха, занимают руководящие посты в госсекторе.

«Когда в Европе говорят о гендерных квотах, я считаю, что это несправедливо, потому что это ущемляет мужчин.

Потому что у нас я не вижу особых проблем для женщины в публичной жизни выдвинуться на государственную должность. У нас была и президент-женщина, и премьер-министр, и спикер парламента. (…) У нас нет такого, что по половому признаку куда-то бы не пускали женщин. Может быть, в частной сфере это иначе, но на государственных должностях у нас таких проблем нет», — отметила профессор.

Она подчеркнула, что в Латвии равноправие полов закреплено на законодательном уровне с 1918 года, в то время как, например, в Германии еще в 60-х годах женщина должны была просить разрешения мужа, чтобы устроиться на работу, а в Швейцарии вопрос равноправия решили через суд лишь в начале 90-х лет.

В то же время в Латвии существуют большие проблемы с правами меньшинств, например, отбывающих наказание в тюрьмах, признала Осипова.

«Осужденные лица — группа, которую мы не включаем в нормальную жизнь. Нам все равно, что происходит в тюрьмах.

Сколько заключенные обращаются или в суд по правам человека, или в Конституционный суд, они всегда выигрывают, потому что положение у них унизительное, которое совершенно не соответствует требованием прав человека», — пояснила бывшая судья.

По ее словам, условия содержания заключенных хоть и улучшаются, но очень медленно. В качестве примера Осипова привела жалобу арестованного, которому не выдали даже подушку и полотенце.

«Одно из последних требований — когда человек еще не в тюрьме, но арестован.

Обратился к нам человек, потому что ему не дают ни полотенце, ни подушку. Он остается там ночевать, но ему даже этого не дают»,

— вспомнила экс-судья.

По ее словам, пока суд подготавливал это дело к рассмотрению, Кабинет министров принял соответствующие изменения.

Также Осипова привела решение Конституционного суда о самом строгом заключении для мужчин.

«Настолько строгого режима заключения нет у женщин. За одинаковое преступление, когда применяют одну и ту же статью уголовного кодекса, женщина получает менее строгое наказание, а мужчина получает более строгое наказание», — рассказала профессор. Два года назад суд принял решение, что для этого нет оснований.

По словам Осиповой, комиссия ООН признала, что тот режим был антигуманным.

В то же время бывший председатель Суда Сатверсме напомнила, что Кодекс Латвии об исполнении наказаний принят в далеком 1970 году.

«Мы все еще живем по советскому кодексу начала 70-х годов. Сейчас поставлены новые цели, что мы должны ресоциализировать заключенных лиц. Но можно ли в таких обстоятельствах кого-то вернуть в нормальную жизнь? (…) Можно ли его ресоциализировать во время того, как он сидит в тюрьме, если это настолько строгое заключение?» — подчеркнула Осипова.

Она вспомнила еще одно дело, которое Латвия проиграла в ЕСПЧ заключенному. У него умер один из родителей, но не было права отпроситься на похороны.

В итоге латвийский суд принял норму, что труп родного человека для прощания привезут в тюрьму.

Осипова описала это как «один из тех случаев, когда можно исполнить решение суда, не исполняя».

«Мне это кажется настолько неэтично… (…) И кто платит за это? В то же время мы рассматривали другое прошение, другую конституционную жалобу о том же вопросе. И мы сказали, что похороны — это общественный ритуал, это очень важная часть жизни человека. Это значит не только посмотреть на тело, но вместе с близкими людьми пережить боль, вспомнить. Это социальные процессы, это важно для ресоциализации. Это общественный ритуал. Увидеть тело и участвовать в похоронах — две разные вещи», — сказала Осипова.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное