Ослабленный иммунитет и цепочки поставок: как ЕС пришел к дефициту лекарств

Обратите внимание: материал опубликован 1 год и 2 месяца назад

За последние несколько лет произошли сразу несколько серьёзных кризисов, которые негативно сказались на здоровье европейцев — психологическом и на физическом. В то время, как страны ЕС стали восстанавливаться после пандемии COVID-19, их экономические и социальные перспективы оказались подорваны активная вторжением РФ в Украину, а на рынке возник дефицит лекарств. Об этом — сюжет Сергея Герасимова.

Министерство здравоохранения Украины сообщило о резком снижении в стране плановой вакцинации после вторжения РФ. И это понятно: сложно сделать прививки, когда от ближайшей больницы остались руины. Охват детской вакцинацией в стране в прошлом году оценивается примерно в 60%. Это создаёт риск распространения, например полиомиелита, кори, дифтерии и других заболеваний.

Также повсеместные атаки на гражданскую инфраструктуру, в том числе на объекты электро-, газо-, водоснабжения и здравоохранения, повысили риск вспышек инфекционных заболеваний, в том числе болезней, которые можно предотвратить с помощью вакцин (например, COVID-19).

При этом по последним данным на февраль этого года в Европу выехало более 8 млн украинских беженцев. Какую дополнительную нагрузку они оказывают на систему здравоохранения и не создают ли эпидемиологические риски?

«Когда человек приходит на границу, то никто не проверяет его состояние здоровья. Конечно, еcли в тот момент нужна помощь любого вида, ее можно получить. Но вообще порядок таков, что въезжая в Латвию, первое что должен сделать человек, это выяснить – где находится ближайший к нему семейный врач.

Тем, кто приезжает из Украины, спасаясь от военных действий, доступны все те же услуги здравоохранения, которые доступны жителям Латвии. Пациентские взносы делать не надо, пока человек не начал работать. Также для беженцев из Украины все лекарства, которые оплачивает государство — оплачиваются в полном объёме», — рассказала Синтия Гулбе, представитель Национальной службы здравоохранения.

Насколько серьёзно это нагружает европейскую систему здравоохранения?

В латвийской Национальной службе здравоохранения говорят, что в прошлом году на медицинский уход для беженцев страна потратила немногим больше 5 млн евро. Учитывая то, что в стране примерно 35 тысяч беженцев, это порядка 150 евро на человека. И все эти средства выделяются из бюджета на непредвиденные расходы.

Но не стоит забывать, что украинские беженцы, которые имеют опыт в медицине, являются не только потребителями медицинских услуг, но и сами их предоставляют, заполняя пустующие вакансии в стационарах и в больницах в Латвии и в других странах Европы.

Хватит ли всем лекарств?

Впрочем, есть и вполне реальные эпидемиологические риски, с которыми Европа уже сталкивается. Это нехватка медикаментов.

Издание Politico провело опрос фармацевтических групп, представляющих аптеки в 29 европейских странах.

Почти в четверти стран сообщили, что сейчас им не хватает более 600 наименований лекарств. Три четверти стран заявили, что этой зимой дефицит был выше, чем год назад. А в четырех странах — что нехватка медикаментов обернулась смертью пациентов.

О серьёзной нехватке говорят и национальные агентства лекарств. В дефиците антибиотики, особенно амоксициллин, который используется для лечения респираторных инфекций. Мало лекарств и других классов, в том числе сиропа от кашля, детского парацетамола и лекарств от давления. Нехватка всех этих лекарств ощущается и в Латвии.

На первый взгляд, эти заголовки как будто взяты из российской пропаганды. Однако, это тот случай, когда ничего выдумывать не приходится. Проблема действительно существует. При этом война в Украине — не главная причина нехватки лекарств.

Дело в том, что санкции против РФ, которые ввёл Евросоюз, движение медикаментов никак не затрагивают. Европа вправе покупать лекарства из РФ и до сих пор с десяток европейский фармацевтических компаний работают на рынке этой страны.

Одна из причин тяжёлой ситуации — возросший спрос, который стал прямым следствием иммунитета, ослабшего в результате длительных «ковид»-локдаунов.

Но кроме этого — производить лекарства в Европе становится всё менее выгодно из-за возросших цен на энергоресурсы.

Из-за этого всё больше европейских фарма-компаний переносят производство, например, в Китай и Индию, где дешевле не только энергия, а примерно всё. Но вот наладить оттуда бесперебойные поставки, да и еще объёмами, чтобы удовлетворить возросший спрос не всегда получается.

Также из-за ограниченного предложения страны ЕС нередко ограничивают экспорт медикаментов даже на внутренний рынок ЕС, из-за чего в проигрыше остаются соседи.

«Мы настоятельно призываем все страны ЕС быть гибкими. Например, разрешать поставки определённых лекарств, которые, возможно, не разрешены к использованию в одной стране ЕС, но разрешены в других. ЕС может предоставить частичные или полные исключения для стандартов упаковки или маркировки лекарств, если нужно», — сказала по этому поводу Стелла Кириакидес, еврокомиссар по вопросам здравоохранения

В целом же в Европейском Союзе пока не считают нехватку медикаментов достаточно серьёзной, чтобы задействовать какие-либо экстренные меры.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное