Не ждите дешевого электричества раньше весны

Резко подорожавшие газ и электричество — это проблема в том числе и для латвийского бизнеса, который вынужден перекладывать рост расходов в цену своего товара. Вряд ли до весны стоит ждать снижения. И все же громкие банкротства в промышленности, подобные истории Liepājas Metalurgs, мы увидим вряд ли, считают опрошенные Rus.LSM.lv эксперты и участники рынка.

 Достигнув исторического максимума в 160 евро за мегаватт-час 15 сентября, впоследствии средняя дневная цена латвийском сегменте биржи Nordpool хоть и не кардинально, но снизилась, и последнюю неделю колеблется в пределах 93-145 евро. 

Это все равно дорого. В сентябре прошлого года мегаватт-час стоил около 40 евро. В Европе цены на газ и электроэнергию продолжают расти: поставки газа не показывают никаких признаков оживления, а заполненность европейских хранилищ перед началом отопительного сезона находится на исторически низких уровнях, что нервирует участников рынка, сообщило в понедельник 20 сентября агентство Bloomberg.

Дороговизна, вероятно — до весны

Поводов для надежд, что цены на электроэнергию в Латвии вскоре опустятся до значений, близких к прошлогодним — увы, нет, говорят опрошенные Rus.LSM.lv эксперты и участники рынка. Нынешний уровень может сохраняться, как минимум, в ближайшие месяцы. Возможно, до весны. 

«Я пока не вижу таких факторов, которые могли бы облегчить ситуацию, — заявил Rus.LSM.lv эксперт и экс-член совета Регулятора общественных услуг Гатис Абеле. —

В ценах на электричество у нас огромная зависимость от стоимости газа,

которая бьет невиданные до сих пор рекорды, — что в Германии, что в Балтии. Эта ситуация надолго, самое малое, на много месяцев». 

Новые альтернативные мощности — ветряные и солнечные парки — за короткий срок построить нельзя. Сценарий, при можно было бы надеяться на снижение тарифов — если бы ЕС хотя бы на время ослабил политику в отношении квот на выбросы СО2, которые тоже резко дорожают, что сказывается и на стоимости электричества, которую производят газовые, угольные и сланцевые ТЭЦ. «Если бы был какой-то мораторий [в отношении квот], на 3 месяца хотя бы, чтобы дать послабление промышленности и экономике... Если Еврокомиссия этого не сделает, то, к сожалению, в ближайшие месяцы нам нужно привыкать к жизни с высокими ценами», — полагает Гатис Абеле. 

О том, что с дороговизна, скорее всего, сохранится до весны, говорит и экс-министр энергетики Юрис Озолиньш: «Я недавно потратил час, чтобы изучить разные факторы — запасы в газохранилищах, заполняемость водных резервуаров в Скандинавии… В итоге мне кажется, что до весны мы будем жить примерно с тем уровнем цен, который есть сейчас. Их снижение в ближайшем будущем я бы точно не обещал, потому что все основные факторы работают на удорожание».

Пока нет признаков, что стоимость электричества пойдет вниз, согласен и пресс-секретарь Latvenergo Андрис Сикснис. «Все выросло — газ, квоты CO2, оптовые цены, плюс воды в Скандинавии мало.

Если бы в регионе начались сильные дожди, и ГЭС нарастили работу, это бы очень повлияло. И ветер бы повлиял. Но нет ни воды, ни ветра»,

— объясняет он. 

Могли бы помочь белорусские мощности. Немного 

Латвии и Литве следует воздерживаться от шагов, влияющих на рост цены электроэнергии, заявил 9 сентября министр экономики Янис Витенбергс, которого процитировало новостное агентство LETA.  

Следует ли понимать это, как завуалированный призыв отменить эмбарго на импорт из Беларуси? Нет, о таком не сообщается. Могла бы такая отмена повлиять на ситуацию в Балтии? Да, но не так сильно, как хотелось бы, считает Гатис Абеле.

«Это единственное,

что еще на политическом уровне можно сделать — снять все ограничения на Беларусь, снова увеличить мощности для импорта с востока.

Решило бы это наши проблемы? Полностью — нет. Но это дало бы Балтии небольшую передышку. Это не вернуло бы тарифы на уровень прошлого года, но увеличило бы предложение, на зависящее от квот на СО2. Думаю, в результате цена мегаватт-часа в Балтии снизилась бы как минимум на 5 евро. То есть, при цене в 50 евро, как в нормальные времена, это минус 10%, а при 100 евро, как недавно — минус 5%. Да, это немного, но это хотя бы какое-то решение», — считает Абеле.

Реальность такова, что

наша торговля электричеством с Россией и так автоматически включает импорт из Беларуси — просто эта энергия преподносится, как российская,

отмечает Юрис Озолиньш. Он считает, что на дешевый импорт с востока особо надеяться не стоит.

«Реальные физические потоки [из Беларуси] идут все время. Но парадокс в том, что и российская энергосистема, “Интер РАО”, сейчас в ходе конкуренции не может вытеснить с нашего рынка европейских производителей, в том числе балтийских и скандинавских. Если мы посмотрим торговые потоки и физические потоки — очень часто торговые потоки идут из Балтии в направлении России. Так что нынешняя ситуация дорогого электричества — это всеобщие трудности. Другое дело, что

Россия при этом — еще и безусловный бенефициар, так как у нее есть газ»,

— считает Озолиньш.

У нас сокращены соединительные мощности с Россией, да и российская ценовая политика уже не такая, как 5 лет назад, комментирует Гатис Абеле. 

 «При этом

нас колоссальный дефицит физических мощностей в Литве, тогда как в Эстонии — колоссальная зависимость от СО2,

так как ТЭЦ в Нарве работают на горючем сланце, и из-за рекордно подорожавших квот на выбросы эта энергия получается очень дорогой. А имеющиеся межсоединения у Балтии с другими странами — сравнительно ничтожны. Нужны в три раза более мощные межсоединения, чтобы они могли абсорбировать проблему СО2 в Эстонии и дефицит мощностей в Литве. Но сейчас во всей Европе колоссальный кризис на рынке энергоресурсов. Сейчас рынок по сути не работает. Мы видим колоссальный сбой рынка в Европе», — говорит Абеле. 

Впрочем, недавний ценовой скачок на Nordpool оказался столь значительным, что даже дорогое «сланцевое» электричество с нарвских электростанций (около 80% стоимости которого — плата за квоты СО2 и прочие сборы “за экологию”) вновь стало временно конкурентоспособным. Эстонцы уже расконсервировали и запустили все ранее простаивавшие в резерве генерирующие мощности.

Бизнес все же не умрет

Самое страшное, что растут не только тарифы Latvenergo, но и Rīgas Siltums, подчеркивает Юрис Озолиньш. Есть ли в Латвии предприятия, для кого этот рост расходов может оказаться критическим с точки зрения выживания? Пока среди бизнес-клиентов сообщений о банкротствах не было, говорит пресс-секретарь Latvenergo Андрис Сикснис. Прогнозировать он не берется: все зависит от того, какая часть расходов бизнеса приходится на электричество, какая  — на газ и отопление, которые тоже подорожали. 

«Из больших предприятий я не знаю таких, кому бы угрожал сценарий банкротства из-за выросших счетов», — говорит Гатис Абеле. Хорошая новость в том, что спрос на многие виды производимой в Латвии продукции — например, на пиломатериалы и цемент — на мировых рынках тоже вырос, отмечает он. 

 «Сегодня это не настолько критично для больших энергоемких предприятий.

Но — все равно нехорошо. Например, в Скандинавии цены все же ниже. Мы не знаем, найдут ли в Европе способ сгладить рост. Он создает проблемы предприятиям: тебе нужно пересчитывать расходы и продавать свою продукцию дороже, но ты не знаешь точно, как это повлияет на твою позицию на рынке. Ничего хорошего в этом нет, и все же

на данный момент риска банкротств я не вижу»,

— говорит Абеле.

То, что уже три месяца оптовое электричество в Латвии дорожает, плохо для любой отрасли и для потребителя. Но успокаивает то, что цены близки к латвийским во всей Европе, а иногда они даже выше, чем в Латвии, отмечает Юрис Озолиньш. «Да, в Швеции в некоторых зонах Nordpool уровни значительно ниже (там четыре тарифные зоны). Но та зона, которая соединена со странами Балтии, с Литвой, — там ситуация не сильно отличается от нашей», — говорит он.

История Liepājas Metalurgs, владельцы которого винили в банкротстве в том числе высокие тарифы на электроэнергию, на этот раз не повторится, полагает Озолиньш. 

«Во-первых, винить в смерти завода дорогую энергию — это была спекуляция. Это был очень неудачный бизнес с очень слабыми рыночными позициями. Без сомнения, если растут расходы — будь то на транспорт или электричество — какое-то предприятие может оказаться в плохой ситуации. Но, в отличие от того времени, наша индустрия ушла далеко вперед, и

сегодня у нас нет энергонеэффективных предприятий. Для них тут просто не осталось места. Так что риски в Балтии намного ниже, чем, например, для польской промышленности»,

— считает эксперт.

Одно из самых электроемких предприятий в Латвии — цементное производство SCHWENK Latvija (принадлежит немецкому капиталу) в Броцены. Оборот компании в последние годы превышает 90 миллионов евро, прибыль в прошлом «ковидном» году составила 12 миллионов евро. Плата на электричество — это примерно 35% от всех переменных расходов в производстве цемента, рассказывает член правления предприятия Марис Грузниньш.

В компании заявляют, что поддерживают европейский «зеленый курс», при этом отмечая, что удорожание квот на выбросы СО2 — очень стремительное: за последние два года — более чем вдвое, более 60 евро за тонну. Предприятие с 2010 года сократило выбросы СО2 на 35%, используя альтернативные виды топлива с максимальным содержанием биомассы. В проекты, которые помогут повысить энергоэффективность, SCHWENK Latvija инвестирует более 34 миллиона евро. Тем не менее,

тема квот — это для бизнеса «вызов»,

говорит руководитель.

«Конечно, все это существенно влияет на себестоимость продукции, на цену, и на конкурентоспособность на местном и зарубежных рынках», — объясняет Грузниньш. И хотя эксперты отмечают, что в Европе сейчас везде непросто (а кое-где — еще хуже), член правления SCHWENK Latvija особо указывает на конкурентов из стран вне Евросоюза.

«Например, в последние три года

в Латвии резко увеличился импорт цемента из Беларуси.

Не секрет, что [там] продукт производится с абсолютно другими требованиями, структурой расходов и бизнес-моделью, нежели в Европе. Для нас это очень большая проблема, которую ЕС должен решить решать решительно и быстро», — подчеркивает Грузниньш.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить