Что Кремль уже получил от украинского кризиса, и что не должен получить — британский аналитик

В последнем раунде нагнетания напряженности близ границы с Украиной Москва добилась перевеса сразу по нескольким пунктам, но основная цель Путина — возвращение Украины в орбиту России — вряд ли достижима, считает директор британского аналитического центра.

«Дипломатия включена на высшую передачу. Однако Путин и другие высокопоставленные российские государственные деятели ясно дали понять, что предложения США и Европы по новым мерам укрепления доверия в области безопасности не отвечают двум основным заявленным требованиям России, а именно: вывод войск США и НАТО, размещенных близ российских границ в бывших советских республиках и соцстранах, и прекращение НАТО политики “открытых дверей” НАТО, т.е. отказ от расширения альянса в будущем», — отмечает директор британского аналитического центра Chatham House Робин Ниблетт.

Чего Кремль сумел достичь

Для Кремля присоединение Украины к альянсу ликвидировало бы важный буфер между Россией и странами НАТО. Таким образом,

если Путин ставил себе цель недвусмысленно обозначить, что членство Украины в НАТО является красной линией, то в этом он добился прогресса,

пишет эксперт.

Путин напомнил о стратегической уязвимости Украины — и всему миру, и руководству этой страны. Президент США и европейские лидеры заявили, что НАТО не направит военных для защиты Украины, если та подвергнется нападению. И, хотя НАТО остается непреклонным в своей политике «открытых дверей», прозвучали напоминания о том, что в альянс не принимают страны с неулаженными конфликтами.

Если еще одной целью Путина было переключение внимания США (и, в меньшей степени, Европы) с Китая на Россию и интересы ее безопасности, ему удалось и это. Руководство НАТО предложило некоторые новые меры укрепления доверия в связи с проведением военных учений и развертыванием войск. Вашингтон, вероятно, захочет начать переговоры с Россией о новом договоре по ограничению размещения ядерных ракет в Европе.

Чего на самом деле хочет Путин

Но есть еще один сценарий, который предлагает рассмотреть аналитик Chatham House: хотя прогресс по упомянутым выше пунктам и важен, ни один из них не является основной целью Путина. А цель эта, уверен Ниблетт, заключается в том, чтобы раз и навсегда исправить историческую «несправедливость» отделения Украины от России в 1991 году.

В статье «Об историческом единстве русских и украинцев», опубликованной за подписью президента России в июле 2021 года, Путин обвиняет страны Запада в углублении разногласий и враждебности между Украиной и Россией.

«В этой статье не говорится о том, что

появление более демократической и лучше функционирующей Украины представляет собой экзистенциальную угрозу контролю самого Путина над Россией.

Повторное включение Украины в состав “Великой России” подкрепило бы предусмотренную для Путина конституцией возможность оставаться у власти до 2036 года, и стало бы самым крупным элементом его исторического наследия. Проблема, однако, в том, что необратимое возвращение Украины в сферу влияния России невозможно без новой военной интервенции в какой-либо форме», — полагает Ниблетт.

Варианты, которые есть у Путина

Стратегия Путина до сих пор сводилась к тому, чтобы обеспечить двум отколовшимся и в настоящее время находящимся под военным контролем России областям Донбасса законное право блокировать любые будущие попытки правительства Украины присоединиться к Евросоюзу или НАТО, поясняет эксперт.

Потенциальным путем к такому результату Кремль считает расширенное толкование и соответствующую ему реализацию Минских соглашений 2014–2015 годов, разрешающих самоуправление в этих двух областях. Но

и для Владимира Зеленского, и для любого будущего украинского президента, принятие такой модели стало бы политическим самоубийством.

Киев уже сопротивлялся давлению Франции и Германии, которые настаивали на такой уступке в рамках встреч в «нормандском формате».

Если Путин решится подорвать суверенитет Украины более открыто, он может отдать приказ об ограниченном военном вторжении на эти территории — и, возможно, прилегающие к ним и к Крыму районы — под предлогом «защиты» тамошних русскоязычных общин.

Осуществить такую операцию было бы относительно легко, и она, в сочетании с блокадой украинских портов на Черном море, могла бы успешно дестабилизировать правительство в Киеве. Но такие действия повлекут за собой международные экономические санкции и еще больше подтолкнут Украину к Западу.

«Блицкриг XXI века» с захватом территории всей Восточной Украины, до самого Днепра, включая Киев, также представляется вполне осуществимым в военном смысле — учитывая превосходство России.

Но сомнительно, что Москве бы удалось легко удерживать эту территорию и укрепить там свой политический контроль. И такой шаги также связаны с высокими рисками, долгосрочными экономическими и дипломатическими последствиями и для России, и для Путина лично, предполагает аналитик.

Военное противостояние продолжится

Военное вторжение России на Украину в ближайшие дни или недели скорее менее, чем более вероятно, считает Робин Ниблетт. Он полагает, что Путин все еще может достичь нового двустороннего соглашения с США о будущем европейской безопасности.

Но даже в этом случае

возврата к статус-кво не будет. Военное противостояние вокруг Украины будет оставаться интенсивным, поскольку Путин стремится использовать постоянное внешнее давление, чтобы подорвать эту страну изнутри.

И он не может полностью отвести все свои войска, не увидев хотя бы перспективы того, что Украину удастся подчинить.

«Тот факт, что сегодня военное вторжение сопряжено с высоким риском и потенциально контрпродуктивно, не означает, что вторжения не будет никогда.

Чем дольше Путин сидит в Кремле в окружении своего “двора” из силовиков и друзей детства, ставших миллиардерами, тем более “замкнутым на себя” становится процесс принятия им решений.

К тому, что он пишет и говорит, нужно относиться серьезно, а это означает, что решение правительств США и Великобритании столь же откровенно и мрачно заявлять о рисках, связанных с нынешними действиями России — правильное. Любое другое решение стало бы политической халатностью, отягчающей отсутствие сил для остановки российского нападения еще и полной неподготовленностью к нему», — заключает аналитик Chatham House.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить