ТЧК

ТЧК. Мама, мы все тяжело больны?

ТЧК

ТЧК. Рига, что с тобой не так?

В студии ТЧК - Светлана Тихановская

Белорусы и в эмиграции остаются мишенями для режима Лукашенко — Светлана Тихановская

С тех пор как режим Лукашенко загнал протестное движение в Беларуси «дубинками с улиц в квартиры», прошло два года. Протест никуда не исчез — он ушел в подполье, рассказала в передаче Rus.LSM.lv «ТЧК» лидер белорусского оппозиционного движения Светлана Тихановская, побывавшая в Риге с визитом.

«К сожалению, да — пытками и какими-то нереальными тюремными сроками, угрозой смертной казни (недавно введенной) людей запугали. Но наш протест продолжается подпольно. У нас очень маленькое окно возможностей сейчас в Беларуси. Понимаете,

даже поставить лайк под каким-то антивоенным или продемократическим постом в Интернете — это может привести тебя к тюремному сроку. Это уже подвиг! Люди распространяют правдивую информацию в Беларуси — для малодоступных мест, для деревень распространяют листовки. Как «в старые добрые времена». Используют все возможности, чтобы распространить информацию.

Когда мне говорят «протест заглох»... Вы вспомните: когда началась война, люди опять вышли на улицы, уже против войны. Это значит, что всё это время в людях живет внутренний протест. Да, в их глазах, возможно, слишком высока цена выхода на улицу. Выход на улицу — это часть всей борьбы. И когда война началась, неожиданно для Лукашенко (он же тоже думал, будто всех самых активных посадил, из страны выдавил) появились партизаны — киберпартизаны: обычные люди делали фотографии российской техники, которая передвигалась по нашей стране, снимали самолеты, ракеты, которые летели в с торону Украины, и отправляли эту информацию украинской стороне, чтобы там были подготовлены к возможной атаке. Это тоже требует большой смелости, потому что если определят, что снял именно этот человек — он тоже пойдет в тюрьму. Всё это — подпольная борьба.

Намного больше могут сделать те белорусы, которые выехали — они образуют диаспоры, очень много инициатив, организаций, поддерживающих интерес к Беларуси. Мы понимаем, что политическая память очень коротка, и я как могу привлекаю внимание к Беларуси, выступаю где только можно... Хочу сказать, внимание никуда не исчезло. Да, сейчас Украина в центре обсуждения — мы это понимаем и поддерживаем. Но белорусская борьба продолжается. Если бы всё заглохло — понимаете, не было бы каждодневных посадок людей.

Каждый день число политзаключенных увеличивается. Каждый день по государственному так называемому телевидению показывают ужасные фильмы про «беглых террористов», и так далее. Людей объявляют экстремистами и террористами. Альтернативные масс-медиа тоже объявляют экстремистскими, чтобы люди в Беларуси не могли их читать.

Раз борьбы режима с инакомыслием продолжается — значит, белорусское сопротивление живо, и можно физически подавить революцию, но в умах, в сознании людей они ее подавить не смогут».

По данным крупного правозащитного центра, в Республике Беларусь насчитывается уже 1217 политзаключенных, говорит Тихановская. Но уголовных дел заведено больше — до пяти тысяч.

«Многих имен мы даже не знаем, потому что многие заключенные не хотят, чтобы их признавали политическими, ведь отношение в тюрьме к политзаключенным гораздо хуже, чем к обычным преступникам. Их помечают специальной желтой биркой, и это значит, что с ними нельзя другим заключенным разговаривать, их оставляют без каких-то гигиенических средств и принадлежностей, то есть унижают человеческое достоинство и создают просто невыносимые условия содержания. Поэтому люди могут сделать выбор — признать себя политзаключенными или нет».

За решеткой до сих пор находится и муж Светланы — Сергей Тихановский, осужденный по сфабрикованному обвинению на 18 лет лишения свободы.

«Последний раз я видела мужа 29 мая 2020 года, когда его задержали. С тех пор он находится в СИЗО, и два года я не могу с ним общаться. Адвокат посещает супруга раз в неделю, и мы можем передавать какие-то бытовые просто вещи... Мои письма не доходят! Но мои дети могут ему писать и он может писать детям, эта связь еще есть. Его мама его видела два раза, приходила к нему.

Мы очень верим и боремся за то, чтобы все эти неимоверные сроки, которые дали нашим дорогим людям, не стали реальными годами жизни, проведенной в тюрьме. Но понимаете,

если раньше за какой-то комментарий в инстаграме тебе могли дать 15 суток, то сейчас за это дают 10 лет, 5 лет строгого режима, это просто нонсенс. Поэтому, да, не видно нас на улицах.

Сергей полтора года провел в одиночной камере. Это очень важно, и я, пользуясь случаем, обращусь к вашим зрителям, к латышам: пишите письма политзаключенным! Потому что там режим делает всё возможное, чтобы люди почувствовали, будто их забыли. Будто их бросили, и они никому не нужны. А письма вселяют в них надежду, что не только белорусы борются как могут, но и весь мир за них».

В Интернете хватает источников с нужными данными, говорит Тихановская — например, правозащитный центр «Весна», dissidentby.com, politzek.me, эти сайты созданы для поддержания связи с политзаключенными.

Несмотря на то, что ее муж находится в тюрьме в Беларуси, Светлана Тихановская, по ее словам, «не ограничивает себя в оценках и публично говорит о том, что очевидно всем».  

«Мне Сергей говорит: не бойся, я тут справлюсь! Главное, делай всё возможное, что в твоих силах, чтобы мы быстрее вышли. На самом деле, конечно, я боюсь. У нас дети.

Оттуда выехали сотни тысяч людей, но они всё равно — мишени для этого режима. Когда человек путешествует, а его [белорусские власти] внесли в список Интерпола как террориста-экстремиста, его в любой момент могут задержать и депортировать — это тоже страшно.

Но люди переступают через свой страх и работают. Потому что те тысячи людей пожертвовали своей свободой, чтобы дать нам возможность продолжать их борьбу. Это тоже было страшно, но они это сделали, и мы просто продолжаем их путь».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить