Аудитория запрещенных в Латвии телеканалов «ушла в тень» — медиаэксперт

Обратите внимание: материал опубликован 1 год и 2 месяца назад

Запрет, введенный в прошлом году латвийским медиарегулятором на вещание всех российских телеканалов, не помог обратить аудиторию к местным каналам, заявили участники передачи Rus.LSM.lv «Безопасность в Европе». Она где-то «потерялась» — главным образом, в Интернете.

С полным видео передачи можно ознакомиться здесь.

6 июня 2022 года Национальный совет по электронным СМИ запретил на территории Латвии вещание всех российских телеканалов. До того совет запрещал вещание наиболее одиозных каналов, связанных или с российским государством, или с персонами, на которых наложены санкции. На вопрос Rus.LSM.lv, было ли это решение своевременным (может, стоило принять его раньше или вообще не стоило принимать?), а также можно ли теперь говорить, что информационное пространство Латвии в безопасности, главный редактор портала Rus.tvnet.lv Эрика Сташкевич заявила:

«Думаю, делать однозначный вывод, что после этого решения информационное пространство Латвии стало безопасным и наилучшим, было бы слишком оптимистично. Сказать, что уровень возможного «облучения» населения Латвии снизился — наверное, можно сказать. И провести довольно четкую черту до и после 24 февраля прошлого года. И вот те каналы, которые были отключены — я в целом не сторонница отключения каналов, но, видя, что там происходит, наверное, я могла бы согласиться с NEPLP, чтобы сократить уровень какого-то бешеного «облучения». Но создавать сразу иллюзию того, что вдруг стало всё безопасно — нет, потому что

не было такой прямой корреляции: отключили эти телеканалы, и тут же население Латвии переключило кнопку и сразу же стало смотреть общественные СМИ, контент, созданный в Латвии, тут же стало всё прекрасно понимать... Нет, не было такой корреляции, что тут же выросло потребление местного контента.

И во-вторых — есть совершенно другие возможности эти все ограничения обойти. Никто не называет цифр, но есть IP-TV, есть обходы, VPN. Ядерная аудитория этих телеканалов и этих программ все равно осталась, она все равно по-прежнему это смотрит, и никакие штрафы эту аудиторию не пугают.

Аудитория, которая не занимается коробочками IP-TV и, может быть, не так сильно скучает по Соловьеву, но, тем не менее., скучает по другому контенту — она перебралась успешно в Telegram. Или (какая-то часть) в TikTok. То есть сказать, что глобально это [решение NEPLP] что-то решило — нет. Сделан ли этим шаг навстречу? Может быть».

Медиаэксперт, член правления Ассоциации за легальное содержание Гунта Лидака, сама в прошлом — член Национального совета по электронным СМИ, напомнила об исследовании, которое NEPLP провел в августе — сентябре 2022-го о том, хочет ли латвийская аудитория смотреть российское ТВ после введения запрета:

«Данные показали, что 60% латвийского населения (среди русского населения это было 95%) хотело бы смотреть российские каналы. Так что главный вопрос был, куда они после запрета с этим желанием ушли.

Искать возможность смотреть очень быстро начали 8% опрошенных. И 24% увидели, что это можно найти в социальных сетях. Это Facebook, Youtube, телеграм-каналы, где всё можно «достать». И сейчас вопрос — какая часть населения осталась на наших, латвийских каналах, а сколько ушло.

Данные показывают, что «теневая» аудитория после закрытия российских каналов увеличилась! Те национальные латвийские каналы, которые смотрели — у них аудитория не увеличилась. Их аудитория осталась такой же или сократилась. Те, кто смотрел российские каналы, ушли в «тень» или какие-то непонятные пространства, о которых мы ничего не знаем. И сейчас главное — понять, где эта аудитория».

Сигита Струберга, генеральный секретарь Латвийской Трансатлантической организации, преподаватель факультета политологии Латвийского Университета, добавила:

«Куда подевалась аудитория? Она ушла дальше смотреть тот контент, к которому привыкла! Говорить, что [после запрета NEPLP] произошли принципиальные изменения, просто нельзя! Это было бы враньем самим себе.

Меня в этой ситуации больше настораживает, что, судя по разным политическим документам и планам, которые мы видим, по сути, дальше и не продумывается, как эту аудиторию из «тени» вытащить и помогать СМИ делать контент, который был бы этой аудитории интересен. Мне кажется, вот это — проблема!

Вроде как удалось выделить немного больше денег, чем обычно, в том числе и русскоязычным программам — но в то же время в документах оговаривается то, что больше такого значимого финансирования на русскоязычные программы не предполагается. В таком случае мы, конечно, можем продолжать спрашивать, куда подевалась аудитория, почему не смотрят наши программы — но мне кажется, тут ответы очевидны.

Поэтому говорить о резком увеличении безопасности информационного пространства просто нет причин».

Ника Алексеева, исследовательница дезинформации, напомнила, что первые решения о закрытии ряда российских каналов были приняты еще примерно в марте прошлого года:

«Скоро уже год — что за год может измениться? Я согласна, что аудитория, скорее всего, пошла искать те каналы, к которым она привыкла, там, где они есть. К тому же ТВ уже не самый первый источник информации, интернет-порталы влиятельнее, и люди больше времени проводят именно там. Я недавно проверяла доступность «Спутника» и RussiaToday, их порталы остаются доступными! Да, латвийскую версию «Спутника» у нас провайдеры заблокировали, но с таким же успехом его интернациональная версия на русском языке доступна, потому что это другой домен, которого не оказалось в списке. Создаются также зеркальные домены, и не нужен даже VPN, чтобы этот контент получить.

С другой стороны — я приветствую решение NEPLP. Я не приветствую то, насколько оно поспешно и непрозрачно было принято, но я согласна с тем, чтобы закрыть доступ к информации, явно лживой и наносящей ущерб не только безопасности, но и эмоциональному состоянию человека.

Почему важно это вывести из мейнстрима? Потому что таким образом человеку (достаточно ленивое существо, которое всегда стремится к тому, что принимает остальное общество — боязнь изгнания очень сильный инстинкт!), понятно, что это не мейнстрим, и маргинализация такого контента способствует тому, что человек, если только он не слишком высоко мотивирован контент искать, он тогда просто поленится и будет, возможно, Current Time смотреть или вот Rus.LSM.lv. Думаю, еще слишком рано судить о долгосрочных эффектах, еще ведь года не прошло, как эти каналы были запрещены. И это было правильное решение».

В том, как поступил NEPLP, однако, Алексеева усматривает определенные риски. Критерии внесения тех или иных ресурсов в список (неизвестно кем для NEPLP составленный), по словам исследовательницы, слишком расплывчаты:

«Совет принял решение — сначала формулировка была достаточно размытой, потом стало понятно, что речь обо всех каналах, чей контент создается в России. Мы, конечно, знаем, насколько там подконтрольно государству каждое СМИ, любое инакомыслие очень жестко пресекается. Непрозрачность и мое несогласие, скорее, относятся к интернет-порталам! Потому что, можно сказать, за один день был составлен (я бы сказала — неполноценный) список порталов, и не было понятного объяснения, почему, например, Tass.ru туда попал, а Tass.ru/en (английская версия) нет! То есть не было объяснения. Скорее всего, этот список был создан узкой группой людей на скорую руку, и так это и осталось.

Я считаю, что это — плохой прецедент. И если такое произойдет, скажем, со СМИ, с которым в будущем какое-то правительство окажется несогласно, и оно просто скажет: мы считаем, что это против интересов нацбезопасности, просто закрыли, и всё — то это опасный прецедент». 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное