Концертмейстер увольняется из Sinfonietta Rīga, не желая исполнять музыку русских авторов

Обратите внимание: материал опубликован 1 год и 2 месяца назад

В концертную программу оркестра Sinfonietta Rīga включены и произведения русских композиторов. Его многолетний концертмейстер, скрипачка Марта Спарниня отказалась играть эти произведения. И так как руководство не дало ей отпуск за свой счет, Спарнине придется подать заявление об уходе с работы, сообщает Латвийское телевидение.

У Марты Спарнини впереди еще один, последний концерт с камерным оркестром, в котором она играла 14 лет. В его планах — три концертных программы, в которые включена музыка русских композиторов. Скрипачка считает неприемлемым для себя исполнять эту музыку, когда идет война РФ против Украины, рвутся снаряды и гибнут люди:

«Я не правительство страны, я не могу повлиять на большие дела. У нас есть должностные лица, дипломаты, которые все время неустанно пытаются убедить должностных лиц других стран в том, что быстрее нужно поставить оружие, усилить санкции...

У меня ощущение, что мы на поле музыки просто делаем противоположное: мы для турне выбираем русскую музыку, чем популяризируем, вольно или невольно, но популяризируем эту культуру в то время, когда, по-моему, ее следовало бы приглушить — этой культуре никакое вымирание не грозит».

Опрос в чате камерного оркестра показал, что 11 музыкантов согласны с Мартой, восемь — считают, что играть русскую музыку нужно, а еще три — что нужно отказаться исполнять музыку современных российских авторов.

Худрук и дирижер Sinfonietta Rīga Нормунд Шне на общем собрании объявил, что никаких изменений программы не будет:

«У нас в принципе нет такого коллективного обсуждения репертуара. Люди знают, куда они приходят работать. Они знают меня, они знают, каковы мои принципы выбора репертуара. (..)

И русская музыка — она не всеобщая такая русская музыка, в ней есть каждый композитор по отдельности — со своим отношением, своим месседжем. Или наоборот: музыка — просто искусство, у которого нет особого посыла.  

Мы не играем музыку, которая основана на сотрудничестве с кремлевским режимом или славит власть Путина и тому подобное. Это касается и музыки прошлого, и музыки, которая создается сегодня».  

С мнением Шне полностью согласна и исполнительный директор Sinfonietta Rīga Анете Точа:

«Протестовать против репертуара необоснованно — не та борьба, которая поможет победить в войне или как-то еще поможет украинскому народу сегодня. Я думаю, что музыка — не всегда про политику, и Sinfonietta Rīga с начала войны бесчисленное количество раз играла возле посольства Украины, мы участвовали в большом марше».  

Анете Точа.
Анете Точа.

После общего собрания Марта Спарниня решила, что против голоса своего сердца не пойдет. Говорит — это было тяжелое решение, особенно когда руководитель оркестра, не дожидаясь окончания собрания, отрезал, что репертуар изменен не будет.

В эфире Латвийского телевидения прозвучало, что в репертуаре Латвийской Национальной оперы тоже присутствует семь работ русских композиторов, из них четыре — шедевры Петра Ильича Чайковского. Член правления театра Сандис Волдиньш говорит, что это не мешает театру проявлять солидарность с народом Украины, как не помешало в начале войны уволить сотрудника, который одобрял военную агрессию РФ.

После обсуждения в коллективе решено было имеющиеся постановки на музыку русских композиторов не изымать из репертуара — но вот премьеры пока создаваться не будут, сказал Волдиньш. У покойного Чайковского мнения по поводу вторжения РФ в Украину не спросишь, добавил он.

Сандис Волдиньш.
Сандис Волдиньш.

Сохраняются произведения русских композиторов и в репертуаре Национального симфонического оркестра (LNSO). Там считают, что гениальное — непреходяще. В феврале на гастролях во Франции оркестр исполнял музыку Сергея Прокофьева, Сергея Рахманинова. Каких-то собраний с обсуждением репертуара не проводили, заявлений об уходе в знак протеста тоже никто не бросал, говорит директор LNSO Индра Лукина:

«Наше мнение и убежденность таковы: нам нужно бороться против того зла, что сейчас в мире происходит, но нам не нужно бороться против истории и композиторов, которые давно на том свете и чья музыка — мировое наследие. Это собственность человечества — музыка, созданная гениями.

Она больше не причисляется к какой-то одной национальности, потому что она вневременна и наднациональна — таково наше ощущение, философски говоря».

Индра Лукина.
Индра Лукина.

Главный дирижер LNSO Тармо Пелтокоски убежден, что сейчас даже больше чем прежде следует играть музыку русских авторов:

«Особенно Шостаковича! Его  музыка теперь важнее, чем была десятилетиями до того. И очень жаль, что так!

Музыка Шостаковича — свидетельство того, как жилось при ужасающем режиме, каково было жить артисту и композитору, подавляемому диктатурой. А в России ничего особо не изменилось, и музыка Шостаковича нам помогает это лучше понимать. Ничего нет сильнее этого».  

Тармо Пелтокоски.
Тармо Пелтокоски.

Министерство культуры никаких указаний музыкальным коллективам о том, как им формировать репертуар, давать не собирается, заявил его глава Наурис Пунтулис (Национальное объединение). Политик пояснил: будь он сам директором театра или руководителем оркестра, лично он наверняка воздержался бы от исполнения музыки русских композиторов. Во многих странах выбрали такой путь моратория на время войны. В Латвии решение — за руководством каждого учреждения, возможно, после обсуждения с коллективом, подчеркнул Пунтулис:

«Я думаю, было бы откровенно неправильно мне в этот процесс политически вмешиваться».  

Наурис Пунтулис.
Наурис Пунтулис.

Марта Спарниния, в свою очередь, хотела лишь взять отпуск за свой счет, чтобы уклониться от исполнения определенных концертных программ. В работе оркестрантов такие отпуска довольно обычная практика. Почему же в этот раз руководство не пошло навстречу скрипачке? Худрук Sinfonietta Rīga Нормунд Шне признал, что он не был готов на такие уступки:

«Я не могу начать такую практику, когда музыканты могут позволить себе выбирать, какую программу играть, а какую нет. Это могут позволить себе оркестранты-фрилансеры, которые встречаются вместе для какого-то проекта; мы же здесь — на работе».

Исполнительный директор оркестра Анете Точа тоже признаёт — это было принципиальное решение, Спарнине дали время на размышления, пытались отговорить от ухода, ведь это очень серьезный шаг.

«Но требовать от худрука бессрочного отпуска потому, что мне не нравится сегодня играть Чайковского, а может, завтра мне не понравится как лютеранину в католический храм заходить... Это такая вещь, которую мы допустить не можем,

потому что здесь проходит граница, где мы говорим: нет, мы такой бессрочный отпуск не дадим».   

Нормунд Шне.
Нормунд Шне.

Точа не скрывает, что уход Марты Спарнини повлиял на микроклимат в оркестре. Но маловероятно, что ее примеру последуют другие музыканты.

Историк музыки Борис Аврамец пояснил в эфире Латвийского телевидения, что произведения искусства следует рассматривать отдельно от личностей авторов:   

«К сожалению, сейчас такая трагическая ситуация, во время ужасающей войны некоторые люди или подавлены, или в стрессовом состоянии пытаются принять какие-то репрессивные решения, либо это те люди, занимающие высокие посты и имеющие возможности что-то запретить, приказать, либо это люди, которые начинают призывать уничтожить или запретить нечто... Мне кажется, в этом всегда кроются очень опасные тенденции: расколоть, уничтожить, потому что деструкция — это почти во всех случаях зло».

Борис Аврамец.
Борис Аврамец.

   

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное