В Лиепае спасают от разрушения старинный Свято-Троицкий собор

Уже месяц идут масштабные реставрационные работы в Лиепайском кафедральном соборе Святой Троицы, которому в этом году исполняется 260 лет. За два года реставрации памятник эпохи барокко снова обретет былую красоту. А затем настанет черед обновления знаменитого органа и внутреннего убранства, сообщает в своем репортаже с места Либа Меллер, корреспондент Латвийского радио 4 в Лиепае.

В Лиепае спасают от разрушения старинный Свято-Троицкий соборЛиба Меллер

Мы с руководителем фонда обновления церкви Святой Троицы Кристине Лиепой стоим на четвертом уровне строительных лесов. Она указывает на поврежденные временем, но все равно прекрасные барельефы ангелочков из песчаника над окнами.

«Когда мы смотрим на них вблизи, они просто поразительны – насколько пластично можно создать такие образы из песчаника! И сейчас эти ангелочки тоже ждут реставрации», — говорит Лиепа.

Настолько масштабной реконструкции Лиепайского кафедрального собора Святой Троицы еще не было. За последние десять лет сделано очень многое, и проведенные работы можно назвать спасательными – был укреплен фундамент, отремонтирована крыша, специальным газом вытравлены жучки-древоточцы. Нынешний проект – следующий большой шаг к обновлению церкви: надо выровнять фасад, обновить и покрасить штукатурку, говорит Кристине Лиепа.

«Второй большой этап – реставрация окон, наружные металлические оконные рамы мы полностью реставрируем; часть внутренних окон будет реставрирована, часть заменена на новые, затем – реставрация трех входных дубовых дверей. А также деталей и скульптур из песчаника, красивых уличных порталов».

Общая стоимость всех работ – миллион 176 тысяч 470 евро, миллион из Европейского фонда регионального развития, остальное – пожертвования. Во время обследования «фронта работ» реставраторов ждали сюрпризы. Руководитель проектов фирмы UPTK Мартиньш Лилиенфелдс рассказал, что верхние окна с одной стороны фасада оказались сильно проржавевшими.

«Ржавчина достаточно большая, уже сантиметра три она, даже болты и клепки порвала. Изучали историю вокруг, там, оказывается, когда-то был очень большой пожар. Видно, что это могло и повлиять на эти окна, большая жара, тушили. Реставрация сама по себе, в своей сути, держит 30% чего-то такого интересного, который может, скажем, вылезти и появиться. Наверное, дом в таком состоянии, в каком есть, еще плюс Лиепая со своими дождями, ветрами. Ветер тоже повлиял на сам дом».

В середине XVIII века собор строили из желтых голландских кирпичиков, достраивали век спустя, и воздействие погодных условий вынудило строителей оштукатурить стены. Кристине Лиепа рассказала, что при разработке проекта реставрации была идея вернуться к первоначальному замыслу, но от нее отказались.

«В 1865-60 годах церковь обрела нынешний вид – с гладкой штукатуркой, тогда же и колокольня была достроена до проектной высоты, добавились 3-й и 4-й этажи. Если мы вернемся к желтым кирпичикам, то возникнет вопрос, не собираемся ли мы вернуться к церкви с построенной лишь наполовину колокольней?»

Архитектор Святой Троицы Иоганн Кристоф Дорн приехал в Либау из Кёнигсберга. Первый камень в фундамент церкви был заложен в конце апреля 1742 года. Как рассказал историк Гунар Силакактиньш, по этому поводу устроили торжественную церемонию.

«Даже уговорили одного капитана, судно которого пристроилось около пристани, дать торжественный залп. При закладке камня, то есть углового камня, плиту торжественно нёс сам Дорн. Существует описание, что он своими хилыми руками еле-еле удерживал эту плиту, и всё-таки донес до места. Но дальше строительство продолжалось не очень-то успешно: не хватало денег, не хватало каменщиков, резчиков по камню. Церковь как бы докончили в 1758 году, в декабре совершилось первое богослужение. Но церковь не была готова по проекту Дорна».

Одна из множества легенд собора Святой Троицы связана с помощником Дорна Иоганном Михаэлем Фрёлихом, который возглавил строительство церкви вскоре после его начала. На стене позади органа есть барельеф – поясное изображение рыцаря в кирасе и шлеме. В одной руке рыцарь держит циркуль, в другой – наугольник, за спиной изображен отвес. Есть и подпись латиницей. Иоганн Фрёлих был масоном, отсюда и масонские знаки. Забрало шлема рыцаря опущено, сквозь пластины видны черты лица.

«Почему он изобразил этот барельеф? На память, что «я строил»? — Вот это одно из толкований – на память, что «я почти завершил это, но я виноват, что я не завершил». Потом еще одна легенда возникла, что «я перепутал своды», внешний и внутренний своды».

Гунар Силакактиньш добавил, что эту версию высказал директор Рундальского дворца Имант Ланцманис. Ошибка в размерах привела к тому, что свод собора оказался слегка перекошен, позже в стене появились трещины. Фрёлих обнаружил ошибку слишком поздно и, терзаемый чувством вины, закрыл лицо забралом. Первый орган Святой Троицы не заслонял изображение рыцаря, но в 1885-м инструмент увеличили до нынешних размеров, и он полностью закрыл барельеф с «виноватым рыцарем».

Уникальный орган во время реконструкции церкви на некоторое время замолчит, чтобы инструмент не пострадал от пыли. Работы по реставрации кафедрального собора Святой Троицы завершатся через два года, и тогда можно будет приступать к реставрации крупнейшего в мире не перестроенного механического органа.

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить