В Даугавпилсе открылась посмертная выставка Григория Михеева «Память»

В Даугавпилсском краеведческом и художественном музее на второй день православного Рождества начала работу ретроспективная выставка «Память» Григория Михеева (1957 – 2019). К годовщине смерти ее подготовила вдова художника Елена Коницкая при поддержке детей Михеева, друзей и общественных организаций.

ПЕРСОНА

Григорий Михеев родился в 1957 году в Даугавпилсе, он из латгальских староверов. Детство и юность провел в Одессе. Поступил в Одесский пединститут на художественно-графический факультет, но не закончил его. Причина — связь с диссидентами и участие в студенческой забастовке. Из Одессы пришлось буквально бежать. Дальше начались странствия, знакомства с монахами и монастырской жизнью. Г. Михеев жил на колокольне под Киевом, писал там иконы, затем в Феодосии расписывал подкупольное пространство в одной из церквей. Выпало счастье пожить и в Коктебеле, где художник познакомился с Анастасией Ивановной Цветаевой и слушал ее воспоминания о Марине Ивановне.

В 1984 году Михеев вернулся в Даугавпилс. Связи с родным городом никогда не прерывались полностью. В 1992 году закончил Латвийскую Академию художеств, преподавал, иллюстрировал «Букварь» для русских школ Латвии. С 1977 года — участник примерно 140 выставок в Латвии, Литве, Украине, России, Белоруссии, Германии, Швеции. С 2002 года художник публиковал свои эссе и статьи в различных литературных изданиях, углубленно изучал древлеправославие в странах Балтии, выступал с докладами. Не забывал и о создании икон. Картины Г. Михеева хранятся в музеях и частных собраниях многих европейских стран, а также США, Канады и Израиля.

Умер в 2019 году в Риге. Похоронен в Даугавпилсе на Гривском кладбище.

Перед открытием Rus.Lsm.lv задал Елене несколько вопросов.

— Последняя персональная выставка Григория была в уже далеком 2011 году. Чем он занимался потом? Он ведь многими глыбами ворочал — живопись, реставрация, иконопись, исследование староверия. Можно ли выделить главное?

— Гера (так называли Михеева близкие люди — Л. В.) занимался глубоким изучением истории староверия, истории Латгалии и истории Великого княжества Литовского. Это очень важная для него сфера. Конечно, Гера — художник, художник по рождению, по первому призванию. Это очевидно, даже если взглянуть на его работы, созданные в 17 лет. Он долго и серьезно занимался живописью, а там ведь очень важна интуиция. И Гера рано понял, что живопись может служить средством передачи ценностей. В его картинах очень рано стали появляться философские мотивы. С одной стороны, вроде пейзажи, портреты и т. д; с другой стороны, появляются картины, наполненные символическими смыслами. Гера интуитивно искал истину через живопись, и это был один период его жизни.

Он всегда очень интересовался историей своего рода и всей староверской даугавпилсской общины. Постепенно пришел к истории иконописания, и стало понятно, что ею нельзя заниматься без истории староверия как такового.

— Если я вас правильно понимаю, историк постепенно победил в нем художника?

— Да, он был хорошим исследователем, постоянно выступал на конференциях с докладами — в Даугавпилсе и Вильнюсе. Он публиковал свои статьи в научных журналах. Взгляд Геры на историю не всегда совпадал с общепринятым, ему приходилось преодолевать некоторое сопротивление. В первую очередь для него были важны незамутненные факты, именно с их помощью он разворачивал исторический сюжет.

Рисовать в последние годы стало для него не так важно. Он уже выразил себя через свои картины, высказал свои главные идеи. Гера мне говорил: «Посмотри на Божий мир. Вот стрекоза, вот листочек на дереве… Всё так гармонично, и зачем художнику пытаться воспроизводить то, что сделано с гораздо большей гармонией?» Он понял, что главное уже сказал. Сейчас важна не образная передача знаний, важно словом, речью обозначить истину.

Он писал, конечно, портреты на заказ, к нему с удовольствием шли, работы хватало. Но живопись перестала быть способом самовыражения. Вообще, у Геры желание самовыразиться становилось всё меньше и меньше, оказалось, что исследовать мир и историю гораздо интереснее, чем выражать себя в искусстве и исследовать себя.

— А как бы вы охарактеризовали его художественное творчество?

— Это интересный симбиоз традиций и новаторства. Гера, конечно, не сугубо традиционный художник, он соединяет аллюзии на известные события прошлого с такими, я бы сказала, плакатными элементами. Ну, например, в картине «Исход (по Брейгелю)» есть разные идеологические значки, и «Слепые» Брейгеля на переднем плане. С другой стороны, всё его искусство — это непрерывное напоминание о вечных ценностях. Для Геры чрезвычайно важна морально-этическая сторона жизни, важны христианские заповеди. При этом не менее значимы и египетское искусство, и греческое — они тоже говорят о прекрасном и вечном. Напоминанию о вечном не мешала полная погруженность в актуальные события сегодняшнего дня, вечность как бы проверялась современностью. Гера живо интересовался мировыми новостями, в том числе и политическими, всем, что происходило в Латгалии, в его семье, роде; всё находило моментальный отклик. Он искал причины происходящих явлений и событий не с сиюминутной точки зрения, а руководствуясь неизменной любовью к миру и принципом «жить не по лжи».

— Вы ведь не случайно выбрали для открытия выставки Рождество?

— Это стечение обстоятельств. 12 января у Геры день рождения, 27 января его не стало. Январь — месяц его прихода и ухода. Когда мы пришли договариваться о выставке, то искали ближайшую к дню рождения дату, и ею оказался второй день Рождества.

После большой выставки весной 2011 года, которую вы упомянули вначале, у Геры были еще маленькие выставки иллюстраций, в том числе к русскому «Букварю». Они проходили в Вильнюсе и даугавпилсском обществе литовской культуры «Раса». А нынешняя экспозиция отражает сорокалетний путь художника, обозначает основные вехи. Здесь 32 работы, можно увидеть самую раннюю — еще ученического периода — и самую последнюю картину 2018 года, сделанную после большого перерыва (это «Алюшка», портрет Елены Коницкой — Л. В.). Для меня важно, что на выставке есть его дипломный триптих «Благовещение», пейзажи, натюрморты и главные философские картины, составляющие сердцевину творчества. Все картины — из дома Геры, его мастерской. Хотя вот есть один ранний пейзаж, выполненный в такой жесткой манере, в целом Гере не свойственной, его принес на выставку сотрудник музея: когда-то Гера подарил ему картину. Всего за жизнь написано 350-360 работ, участвовал примерно в 140 выставках. Хотелось бы составить полный список его картин, эскизов, набросков. Они у разных людей находятся по всему миру, я была бы рада, если бы они откликнулись, связались со мной.

ЦИТАТА

«Чистый холст, кисть, краски и … начало Творения. Писание картины — Сотворение мира, преодоление хаоса и обыденности, воплощение духа. Стремление к идеалу без идеалистической дидактики. Уважение к традициям, выросшее в любовь к древнерусскому искусству. Эстетические привязанности уводят в Византию и дальше — через Эллинизм в тысячелетия Египта. Движения линий — уверенная прямота и нежность плавного изгиба. Цвет — просветленная материализация психологических реакций. Ассоциативность архитектонических построений. Служение гармонии и устремленность к Небу»

Григорий Михеев

— Не планируете издать книгу о Михееве или сборник воспоминаний?

— Планов много. У Геры остались неизданные эссе, рассказы, стихи — целый блок литературного творчества. Он подготовил свой поэтический сборник, дома лежит рукопись. У него еще есть интересные неопубликованные рассуждения о современном искусстве, о том, как модернизм и абстракционизм соотносятся с традиционными формами искусства.

Безусловно, надо собрать воспоминания его многочисленных друзей, живущих сейчас в Даугавпилсе и Риге, с которыми он в разные годы создавал различные художественные группы. В Санкт-Петербурге живет его друг Айвар Пожарский, с ним Гера познакомился в конце 80-х в Риге в общежитии Академии художеств (А. Пожарский приехал на открытие выставки в Даугавпилсе — Л. В.). Очень интересные разговоры об искусстве велись с Юрием Григоровичем, с ним знакомство произошло в Вильнюсе. Есть еще ученики Геры, живущие в Даугавпилсе. Например, Инара Петрусевич, Алина Петкун, другие художники. С другой стороны, есть ученики, которых он учил не живописи, а реставрации. И так далее. Гера был очень активным человеком.

Интересно было бы собрать о нем книгу и подготовить полный альбом его произведений с профессиональной вступительной статьей, профессиональными комментариями. Это труд нескольких лет. У меня на примете есть искусствовед, Гера был с ней тоже знаком. Она эстонка, изучает староверие и живет в Вильнюсе, так вот всё сплелось. Может быть, ей было бы интересно взяться за такое дело. Но я не хочу спешить, надо основательно подготовиться. А средства… Средства обычно появляются, когда ясны цели и намерения. Всё в наших руках.

Несколько слов о выставке. Она буквально освятила и осветила зал городского музея. Освятила, потому что христианская тема представлена густо и разнопланово; осветила, потому что художник любит использовать золотую подложку, чем добивается внутреннего свечения на картинах. И этот свет, безусловно, усиливает эмоциональное воздействие на зрителя.

Экспозиция подкреплена каталогом на латышском и русском языках. Содержание каталога значительно шире выставки: подробно знакомит с биографией художника, библиографией творчества и т. д.

Выставка «Память» открыта до 26 февраля.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно