Тот Самый Айвазовский прибудет в «Рижскую биржу»

Хорошая новость: в продолжение уже сложившейся традиции интереснейших тематических и монографических «русских выставок», 5 октября в Большом зале Художественного музея «Рижская Биржа» открывается роскошная экспозиция «Метафизика света. Живопись Ивана Айвазовского (1817–1900)», которая продлится три месяца.

Посвящена она, как и следует из названия, творчеству непревзойденного мариниста русской художественной школы (рожденного в Феодосии под именем Ованес Айвазян), чьи полотна и сегодня высоко котируются на мировых аукционах, выставляются, украшают музейные собрания, а также апартаменты и кабинеты властей предержащих.

Накануне вернисажа Rus.Lsm.lv побеседовал о новой выставке с ее куратором, хранителем коллекции зарубежной живописи Художественного музея Рижская биржа («РБ») Ксенией Рудзите.

— Ксения, ведь «РБ» участвовала в прошлом году в посвященной 200-летию Айвазовского выставке в Таллинском Кадриоргском художественном музее?

— Мы представляли там четыре марины из нашей коллекции, живопись (у нас есть и один рисунок, парусник среди волн, но он еще требует исследования, все-таки возможно другое авторство).

— Но Айвазовский писал не только марины, у него немало и «сухопутных» пейзажей?

— Да, и особенно любил зимние, скажем, виды петербургского Исаакиевского собора, виды Малороссии зимой. А также создавал картины на сюжеты исторические, мифологические («Рождение Венеры»), библейские («Сошествие Ноя с горы Арарат», «Хаос. Сотворение мира». Последняя выставлялась в Неаполе и Риме, поразила папу Римского Григория XVI, была ему подарена и вошла в постоянную экспозицию Ватиканского музея… Кстати, мы представим очень интересную работу. Из Таллина прибыл

«Вид на Везувий за день до извержения вулкана», сюжет, связанный с первым извержением Везувия. Именно это масштабное полотно станет центром нашей выставки.

— Читала, что картина была передана в Эстонский художественный музей еще в конце 1980-х, но несколько десятилетий просто хранилась в запасниках, попала на реставрацию лишь в 2015-м и стала открытием даже для многих специалистов. Сложнейшая реставрация сильно поврежденного полотна откладывалась, потому что требовала немалых затрат, времени и сил. Кстати, не послужило ли именно участие «РБ» в таллинской выставке своего рода толчком для организации вашей нынешней «домашней» экспозиции?

— Мы заговорили о ней, когда отмечался юбилей Айвазовского, и целая череда выставок прошла в крупнейших городах России (начиная с Третьяковской галереи на Крымском валу в 2016-м), а также в Армении и всюду, где есть крупные коллекции художника. Эстонские коллеги приезжали в Ригу и рассказали, что у них есть картина большого формата на тему извержения Везувия и вскоре полотно приведут в порядок. Тогда мы решили: вот тот случай, когда можем показать в Риге что-то из эстонского музея, и это будет интересно всем.

С эстонскими коллегами сотрудничаем многие годы, но, по преимуществу, именно мы депонируем им работы из нашей коллекции, а теперь произойдет взаимный обмен.

— Как же решились транспортировать «Везувий» после такой реставрации, можно сказать, воссоздания?

— Уже оформленную в раму картину перевозили со всеми мерами предосторожности, в специализированном ящике. Реставраторы тщательно осматривают выбранную для депонирования работу вместе с хранителем, и, если обнаруживаются какие-то проблемы, она никуда не поедет.

Конечно, это была колоссальная работа эстонских специалистов! Интересно, что

после таллинской выставки процесс реставрации продолжался, и в нынешнем абсолютно самодостаточном виде картина впервые предстанет перед зрителями именно у нас.

— Почему российские музеи не участвуют в рижской экспозиции, хотя в эстонском музее представлены были, к тому же у «РБ» давние творческие связи с россиянами?

— Да, ни в Латвии, ни в Эстонии нет достаточного количества произведений, чтобы сделать полноценную выставку Айвазовского. Но

мы решили пойти менее традиционным путем и на этот раз сотрудничать с Украиной.

В частности, впервые — с Одесским художественным музеем, где достаточно большая и значимая коллекция работ Айвазовского. В реализации проекта нам оказали огромную поддержку наше посольство в Украине и посольство Украины в Латвии, а финансовую помощь предоставил Благотворительный фонд Rietumu banka. Думаю, что проект интересен для обеих сторон, поскольку Одесский музей не так уж часто показывает свои коллекции за границей.

— Что из собственной коллекции вы покажете сейчас?

— Если говорить о Латвии,

только в нашем музее хранятся бесспорные работы Айвазовского, шесть пейзажей, все они и будут выставлены.

 Атрибуция еще нескольких поступивших к нам когда-то полотен, увы, не подтвердилась, один рисунок еще требует исследования.

— Итак, о бесспорном. Это?..

— «Туман на море» (1884), подаренный нашему городу Айвазовским в 1886 году после его персональной выставки в Риге. Пейзажи «Закат на море, 1848» и «Вид на Золотой Рог. Константинополь» (1870) петербургская Императорская Академия художеств вместе с 26-ю работами российских мастеров отправила в Рижскую городскую картинную галерею в 1884 году. «Морской пейзаж. Вечер» (1855) и «Морской берег. Партенит на Южном берегу Крыма» (1861), были переданы нашему музею в 1955 году из Рижского нарсуда, наряду с произведениями Репина, Басина и других известных мастеров. Видимо, это т.н. «конфискованное имущество». И «Морской пейзаж» (1868) музей приобрел уже в 1974 году у частного лица.

— Наверное, реставрация была сделана еще к масштабной выставке русского искусства XIX века из коллекции ЛНХМ, проходившей в «РБ» два года назад?

— Да, все наши экспонаты были уже подготовлены к разным выставкам. К тому же Айвазовский использовал настолько правильную, хорошую технику, технологию живописи, что обычно его картины, если с ними не случается ничего страшного, и сегодня в прекрасном состоянии. Художник использовал систему нанесения лессировок (нанесение почти прозрачных красок одну на другую, поверх основного цвета, — Н.М.) причем, не только при завершении работы, но и прямо на грунт. Писал по белому грунту, тончайшим слоем, добиваясь этим особой прозрачности. И углублял темные тона у основания волн специальными мазками, чтобы получить эффект контраста — когда волна рождается и когда она, уже на большой высоте, становится совершенно прозрачной…

— Известны ли подробности проведения той прижизненной выставки Айвазовского в Риге?

— Информации о ней не так уж много. Организатором было Рижское общество поощрения художеств. Выставка открылась в декабре 1886 года в доме мецената Людвига Керковиуса (сегодня там библиотека ЛУ) на бульваре Тотлебена (ныне бульвар Калпака,4), где располагалась Рижская городская картинная галерея. Проходила с большим успехом, освещалась немецкой и латышской прессой. Был издан также каталог на двух языках, его можно увидеть в библиотеке Латвийского Национального художественного музея. К сожалению, кроме названий 21 работы, в нем нет никаких сведений – ни размеров, ни дат создания, и идентифицировать их очень трудно. Но мы

предполагаем, что там экспонировалась и упомянутая картина «Вид на Везувий…», потому что в каталоге имеется схожее название.

Всего тогда было продано девять картин, они ушли в частные руки, и судьба их неизвестна. Побывало тогда на выставке около трех тысяч посетителей, и в прессе, а также в книге 1895 года, посвященной истории Общества поощрения художеств, отмечается, что это для Риги –  очень много. Позже работы Айвазовского показывали в Риге неоднократно, это были и его персональные выставки (например, 1891 и 1898 годов), и участие в общих выставках русского искусства.

— Имеются ли произведения Айвазовского в частных коллекциях Латвии сегодня?

— Мы знаем только несколько работ знаменитого мариниста, в  частных рижских собраниях, и обладатель одной из них — «Под парусом Вид на Капри» (1885) — предоставил ее на нашу выставку. Мы не придерживаемся тематического или хронологического принципов развески картин,

экспозиция, согласно названию, посвящена именно разнообразным световым эффектам.

По две работы предоставили Эстонский художественный музей, музей Нарвы и Художественный музей Тарту, десять – Одесский художественный музей и шесть – ЛНХМ. Экспозиция дополнена макетами кораблей XIX века из коллекции Музея истории города Риги и мореходства. 

— Было ли что-то для вас неожиданным среди предложенного эстонскими и украинскими коллегами?

— К сожалению, из Одессы мы не получили работы раннего Айвазовского, которые особенно хотелось привезти, — из-за сохранности их нельзя транспортировать. Но зато нашу

выставку украсит большое полотно «А.С. Пушкин на берегу Черного моря. 1897 год». У Айвазовского много картин, посвященных поэту,

с которым художник был лично знаком и который был одним из его кумиров. Мы увидим вариант, где Пушкин стоит у моря, а справа начертаны строки его стихотворения «К морю»: «Прощай, свободная стихия!..». Интересно, что мастер подарил ее Одессе, тоже после своей персональной выставки в этом славном городе.

— Параллельно у вас открывается и выставка «Марина XIX века» в Зале Боссе?

— Экспозиция посвящена истории морского пейзажа в Европе. Там представлены и такие художники, как француз Теодор Гюден, голландец Йоханнес Схотель, которые были знакомы с Айвазовским. Он был первым почетным гражданином Феодосии, для которой сделал очень много. В том числе, открыл картинную галерею и школу искусств, где художники занимались в его присутствии. Феодосиец Лев Лагорио и другие русские маринисты учились на его картинах, были его последователями.

Кроме этих двух экспозиций, подготовлена большая программа. Это лекции, литературно-художественные пятничные салоны с участием культурных обществ – армянского, украинского, Пушкинского. Салоны будут проводиться в «Погребах Шара и Кавицела» — наших новых помещениях на «нулевом» этаже (где раньше был ресторан), возле киоска сувениров.

— Если продолжить линию русского, а, возможно, и русско-балтийского искусства, с какими еще именами вы намерены нас «познакомить», кто на очереди? 

— Следующей может стать выставка русского живописца из остзейских немцев Василия Тимма (Георг Вильгельм Тимм; 1820, поместье Зоргенфей/ныне Рига –1895, Берлин, — Н.М.). В главном здании ЛНХМ почти четверть века назад была его масштабная памятная выставка, в 2006 году мы экспонировали рисунки и керамику Тимма. А в начале 2021 года планируем показать творчество этой многогранной личности во всей полноте и многообразии. Тимм был связан с рижской художественной жизнью. Он участвовал в  выставках в Риге, оставил в дар рижскому Обществу поощрения художеств коллекцию гравюр, а после его смерти вдова подарила его произведения Рижскому городскому художественному музею.

Тимм, как и Айвазовский, принадлежит не только какой-то одной культуре.

Он мастер русской художественной школы — и, конечно, наш местный художник. Последняя часть его жизни прошла в Берлине, так что его можно отнести и к немецкой школе. У нас большое собрание работ Тимма, в Музее истории Риги и мореходства находится коллекция его керамики, покажем что-то и из нее. Планируем депонировать работы и из Эстонского художественного музея.

Вместо постскриптума — еще одна хорошая новость. Есть надежда, что довольно скоро у всех нас снова будет возможность круглый год любоваться лучшими произведениями из великолепной русской коллекции ЛНХМ. В Риге, на улице Пулка, вот-вот закончится строительство здания просторного хранилища. И Художественный музей Рижская Биржа («РБ») наконец сможет освободить некоторые свои помещения и перераспределить залы таким образом, чтобы найти место и для постоянной экспозиции русского искусства.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно