Разделы Разделы

Скрипач Андрей Егоров:  «Сидим дома, играем гаммы да сольного Баха»

Молодой скрипач Андрей Егоров, музыкант Латвийского Национального симфонического оркестра и пока еще студент Латвийской Музыкальной академии им. Я. Витолса. Как и большинство из нас, переживает нелегкие времена. Тем больше на этом фоне стало радостью, что он стал одним из обладателей ежегодного приза и премии родной Академии, которую вручает компания LMT.    

Первым делом, поздравляю вас с наградой!

— Эта премия, понятное дело, довольно неожиданная, так как каждый год очень много номинантов, и получить её большая честь! Да и потом, после каждой премии надо доказывать, что не зря её тебе дали. Это как и допинг, так и небольшой груз, и чтобы его сбросить, надо работать, работать и еще раз работать. Без шуток!

У вас сейчас есть какие-то возможности выступать? 

— Концертов действительно мало, поэтому хочется хвататься за любую возможность выступить пусть не перед «живой публикой», а перед камерой. И такие концерты иногда есть. Можно отметить «Симфонию игрушек», организованный Фондом Германа Брауна под управлением Инны Давыдовой, это было в декабре. Там даже довелось сыграть с оркестром. В ноябре был концерт кафедры обязательного фортепиано в большом зале академии. Также получилось сыграть несколько программ в Латвийском Национальном симфоническом оркестре. Так как концертов много не бывает, сейчас особенно грустно...

 А учитесь как?

— Учимся отдаленно, в онлайне проходят как обычные лекции, так и уроки по скрипке и фортепиано. А что касается оркестров и ансамблей, те вообще не проходят. Это касается и уроков с концертмейстерами. Так что сидим дома и играем гаммы, да сольного Баха.

Но на самом деле я перечислил концерты которые уже были в эти печальные времена. А до карантина одним из самых значимых был концерт, где я сыграл соло с симфоническим оркестром академии. 

Самое «забавное», что неделей позже я сыграл концерт и через несколько часов в тот же день закрыли школы.

Помню, у нас были гастроли с академией по разным школам Латвии, где мы, студенты и персонал, «рекламировали» нашу Академию. 11 марта был выезд в Резекне и Даугавпилс, а на следующий день реклама в школе имени Дарзиня. Приехали в полдень, сыграли, а все в школе нервные, говорят, что всех закроют сейчас. Рассказывают про гречку, туалетную бумагу, а мы-то молодые не переживали ничего такого, да и не помним дефицитные времена,

и поэтому для нас это какой-то шок. 

Встретились внизу с Даником Булаевым, а мы к тому моменту уже месяца три готовились к общему сольному концерту, поэтому собрались вечером репетировать. Но перед этим пошли в «кафешку» возле школы пообедать. И после всех рассказов про магазины, школы мы поняли, что концерт наш «накрывается»... Ждем еду, сами себя накручиваем, переживаем, и тогда я не выдержал и впервые заказал себе в обед 100 грамм водки, настолько обидно было, что может сорваться. Вернулись в школу, и через час говорят, что с завтрашнего дня все школы закрыты, забирайте все вещи. Наш концерт так и не состоялся...

Но несколько программ все-таки сыграть удалось, такие как новогодняя, юбилей Латвийского радио, и каждый раз делали тесты, ожидая с нетерпением, можно ли завтра на работу...

Репетиции помогают?

—  Знаете, количество репетиций порой не всегда имеет значение. Я хорошо запомнил, как несколько лет назад к нам приехал замечательный дирижер Владимир Федосеев с Шестой («Патетической») симфонией Чайковского. И так получилось, что было две репетиции и концерт. Я тогда играл её впервые, хотя понимал, что все более опытные оркестранты наизусть знают эту симфонию. Но поразило, что этих репетиций хватило. Владимир Иванович брал два-три места из каждой части, работал с ними, а остальное просто проигрывалось по разу. При этом и зал на концерте был в восторге, и музыканты, которых отпускали с репетиций даже чуть раньше!

Даже сейчас, несмотря на отсутствие концертов, дома играете постоянно?

—  Понятное дело, играю каждый день! Бывает, «халтурю», с друзьями еду на природу с горок покататься, а потом уже нет сил играть, но кто знает, когда еще такая снежная зима будет. 

Деликатный вопрос - как близкие реагируют на постоянные звуки музыки?

— Сейчас заниматься не страшно для близких, так как всегда можно сбежать в Академию и заниматься в каком-то классе. А вот по началу, в апреле – мае прошлого, была мука… Там никуда не сбежишь, сидели по домам и занимались. Папа у меня пианист, и хоть он уже и не сильно вмешивается в мой "тренировочный процесс", все равно подслушивал, что я делаю. Мама у меня филолог, далека от музыки, но и ей, я думаю, не сильно мешала моя игра. Она, как и любая любящая мать, говорит, что мои звуки музыки ей  «бальзам на душу». 

А вот я со своей девушкой (она пианистка) мучились страшно!

Она в одной комнате Листа играет, я за стенкой Баха учу. Злились страшно друг на друга, каждый день слушать кого-то параллельно своей игре было ужасно, дело только что до драки не доходило. Но потом лето, потом уже и Академия открылась, и стало чуть полегче! Хотя до сих пор она эту фугу слышать не может…

— У вас есть мечта?

—  У меня простая, немного наивная мечта: мир во всем мире и благополучие как близких мне людей, так и всего человечества. А если говорить про музыку, то достичь именно максимального, а во что это выльется и как далеко мне удастся продвинуться в своем развитии, время покажет. 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить