Редактор и литератор Илзе Сперга: Три награды Boņuks 2021 — это больше, чем ожидалось

Редактор и литератор Илзе Сперга на церемонии вручения награды Boņuks, на которой ежегодно отмечают лучшие и важные достижения и события в области латгальской культуры, получила три статуэтки. Одна — за личные достижения, и две в командной работе.

Илзе отмечает: если и рассчитывала, что услышит свою фамилию после открытия конверта, то явно не такое количество раз. Кроме этого, редактор удивилась, что многие проекты остались без наград, хотя была уверена, что вот их-то жюри отметит точно.

С Илзе говорим о редактуре и публикации книг, детских стихах и песнях на латгальском языке.

— Основная ваша деятельность связана с литературой, но как бы вы сама себя представили — кто вы по профессии, по роду деятельности, как вы себя осознаете?

— Последнее время я редактор латгальских книг. Многие авторы уже давно написали свои сочинения, стихи или прозу. И у них эти работы, их тексты, как бы простаивали. Валентин Лукашевич, Оскар Сейкстс...И тогда мы с друзьями поговорили, что нужно издать эти книги. Мы не издательство, просто негосударственная общественная организация, общество, которое пишет проекты и издает книги, так можно сказать. Второй род деятельности — корректура. Я знаю латгальский письменный язык, латгальский язык, и помогаю делать это лучше.

— Есть такое русское выражение: «Пригладить текст» — так редакторы иногда говорят.

— Да, это касается и стилистики, и всего остального, чтобы текст можно было легко читать, чтобы он был хорошим.

— Напомню, что вы получили три статуэтки Boņuks. Сначала вот об этом, количественном факторе. Насколько это вас удивило, и вообще, рассчитывали ли вы хотя бы на одну награду, на две?

— Это не так важно для меня. Конечно, каждая награда — это счастье, и такая ступенька, которая помогает идти дальше, подниматься выше. Когда кто-то скажет, что это хорошо, это конечно, лучше, чем ничего. Тебя слышат, видят, и твоя работа кому-то нужна. Это первое. Второе: конечно, это общение с людьми, со своими коллегами, это всегда приятно. Boņuks для меня — это и работа, и праздник, потому что сначала решает жюри, это много проектов, много книг, мероприятий, которые нужно оценить, посмотреть, прочитать. Потом, когда уже награды вручают, то это уже просто приятно. Я не ожидала так много, я думала, что будут другие книги, но, наверное, члены жюри подумали, что те, которые получили награду — лучше. Но для меня самое не хорошее, но самое существенное — книга Валентина Лукашевича Casnāgu maizeitis, это такая сущность жизни для меня. Я как-то даже удивилась, что жюри эту книгу пропустило. Второй труд — книга Игоря Плича «Фотографии Латгалии» тоже не получила награду. Поэтому я как бы рада за себя, но мне кажется, что они (жюри) что-то все-таки пропустили.

— То есть были, скажем так, работы, которые в вашем личном видении воспринимаются как заслуживающие награды?

— Жюри очень большое, поэтому если вместе сложить всю статистику, тогда получается этот результат другим.

— В чем-то даже эти награды оказались для вас некоей компенсацией. Если не ошибаюсь, во время вручения и уже после, в комментариях, говорилось о том, что предыдущий Boņuks у вас в семье дети вроде как разбили. И вот в этом году вам все возместилось.

— Сначала дети разбили один  Boņuks, потом пришла соседская кошка и разбила еще два. Мы в твиттере или инстаграмме смеялись, что, наверное, они к нам вернутся обратно. Вот и пришли. Но сразу скажу, что это мой личный  Boņuks только один. Те, которые за проекты Vuškeņa iz pļovys и Dzeiveiba radio lasījumi - это награде команде. Латгальская студия, которая много сделала, Кристапс Расимс, Эдите Хусаре — это не мой Boņuks, это моя работа, мой текст, мое сочинение, но это уже другая жизнь, другие люди, которые это сделали, это уже другой продукт.

— Об этом каждом проекте мы сейчас постараемся более подробно поговорить. Предлагаю начать с Dzeiveiba - это цикл рассказов, которые звучали на Латвийском радио 1 именно на латгальском языке. История такая, что эти тексты были написаны уже несколько лет назад. Получается, они как бы ждали своего часа. Расскажите, что это за проект, его предысторию.

— 7 лет назад я получила Boņuks за книгу рассказов. Теперь как бы другой этап жизни этой книги. Ренате Лаздиня из Латгальской студии давно мечтала об аудиокниге, и наконец, мечта осуществилась. На Латвийском радио есть такой «Радиотеатр». Кристапс Расимс, Ренате Лаздиня и Эдите Хусаре привлекли внимание и радио, и фонда, который финансировал проект, и просто это сделали. 

— Вы слышали какие-то отзывы от людей, которые, скажем так, менее вам знакомы? Потому что так часто случается, что наши родные, близкие, наше окружение так или иначе стараются или восхищаться тем, что мы делаем, или меньше ранить. Люди, которые вас меньше знают, как реагируют, когда художественные произведения звучат на латгальском языке? Это актуально для других регионов Латвии, в которых латгальский — все же в некоторой степени чужой язык.

— Я всегда говорю, что у каждого латыша или бабушка, или прабабушка были из Латгалии. Такая связь есть у многих. Это для многих язык детства, язык бабушек и дедушек. В моем твиттере очень интересно и трогательно было читать, что люди, которые не говорят по-латгальски, даже не читают книг, слушали эти повести по радио, и они их тронули. Они писали, что это голос их детства. Они не умеют, не хотят и боятся читать по-латгальски, но если это звучит по радио, это уже что-то другое. Голоса и музыку легче понимать и слушать.

— Вы бы это назвали таким удачным опытом.

— Да. Никто же не сказал, что это очень плохо, я такого не видела.

— Это бы такой эксперимент — когда вот в публичном медиа, на всю страну, на латгальском языке читали рассказы?

— Это первый такой опыт.

— Был какой-то страх, волнение?

— Я ждала этого как Рождества. Это было перед Рождеством, и я очень боялась. Ведь это мой рассказ, который живет уже другой жизнью, кто-то другой его рассказывает. Актриса, режиссер — это уже их рассказ. Я что-то написала, а они уже работают с текстом, музыку вставляют, сокращают и т. д. Я слушала, и мне было интересно, я думала: вот здесь можно был написать по-другому, но уже поздно. Книга уже давно издана, а ее вот сейчас читают на радио.

— То есть это лично для вас тоже были какие-то открытия, хотя текст-то ваш?

— Да, это было интересно, это для меня как будто уже другой рассказ, кто-то другой его рассказывает.

— Перейдем к следующей награде Boņuks, вашему личному, где вас отметили, как литератора и редактора. Это получается комплексное признание вашей работы, либо речь идет о каком-то конкретном материале, произведении?

— Прошлый год был и сложным, и интересным. Было много латгальских книг, очень много, и некоторые из них были как бы моими, т. е. я их редактировала. Книги Аннеле Слишане, Валентина Лукашевича, Оскара Сейкстс и многие другие. Много книг. И я в декабре подумала: а чего ждать? Есть тексты, есть авторы, чего ждать — пока они умрут или уедут куда-то, или будут сжигать свои манускрипты. И мы вместе с командой писали проекты, их поддерживали, в итоге издано много книг. Я думаю, что это очень хорошо. Это нелегко для жюри, потому что много хороших, сильных текстов, но все вместе -это — ревитализация латгальской жизни, латгальской литературы.

— Я могу только догадываться, но по ощущениям это такой большой объем работы. И есть два момента, как это переживать — либо все сделать на одном дыхании, легко, либо через силу, упорство, через «надо». Как это проходило у вас?

— Конечно, это труд. Это и время, и организация своей жизни, потому что пандемия, надо сидеть дома, двое маленьких детей, у которых тоже что-то происходит, нужно им приготовить кушать, заниматься. Но работу надо делать, и я ее делала с легкостью, потому что мне это нравится, это интересно, это мое. И это не было трудно. Трудно что-то другое, что надо делать. А это как бы сразу и надо, и хочется.

— Плавно переходим к третьему «Бонюксу», это тоже еще один коллективный труд. Правильно называется Vuškeņa iz pļovys («Овечка на лугу») - это сборник стихов, к которому приложил руку музыкант Кристапс Расимс, в итоге получился музыкальный сборник детских песен. Расскажите нашей аудитории, что это за работа?

— Это получились сразу две работы. Во-первых, с текстом, над которым я работала с редактором Майей Целане, знаменитым редактором детских книг, поэтессой. У нее очень много хороших, детских книг, которые нравятся детям, они с удовольствием их читают. Я надеюсь, что она смогла мне помочь сделать этот текст легким, игристым, а не с дидактикой, таким, который хочется прочитать и петь. А вторая часть работы — это, конечно, музыка Кристапа, это такие песни, которые очень нравятся детям, они под них бегают, танцуют. Если ваши слушатели хотят узнать что-то латгальское, то детские книги — это первое, что поможет узнать язык. Если, например, хочешь изучать норвежский или английский, то начинай с детских книг, там язык полегче, он интереснее, и слушать эти песни, музыку довольно интересно. Детям нравится, песни такие «прилипчивые».

— Песни прилипают и имеют вирусный характер, они постоянно вертятся на языке, и ты их повторяешь и повторяешь.

— Да. Тексты в них не банальные, но простые.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить