Райнис как вечная ценность. И с текстом, и в «версии без слов»

В Лиепайском театре началась осенняя «сессия» дискуссий цикла «Театр и зритель». Тема только что прошедшей встречи — «Райнис и современный язык театра: пример пластического театра». И за примерами далеко ходить не надо — прошлый сезон Лиепайский театр открыл прекрасным пластическим спектаклем «Индулис и Ария» в постановке российского режиссера и хореографа Сергея Землянского. Cпустя год можно с уверенностью сказать, что «версия без слов» была очень тепло принята и критикой, и публикой.

Выбор темы для дискуссии директор Лиепайского театра Херберт Лаукштейнс обосновал так: «Театр ищет новые формы, новый способ беседы со зрителем, чтобы как можно больше зрителей понимали театр, независимо от языка постановки. Тема беседы — современный театр, движенческий, пластический. Мы убедились в его актуальности и во время недавнего показа «Индулиса и Арии» на фестивале в Клайпеде «Музыкальный август на берегу моря», и во время рижских гастролей — публика принимала постановку с восторгом и овациями. Зрителю не надо бояться сочетания «версия без слов», разъяснение этого и есть главная тема дискуссии». Не менее

важен и вопрос, насколько актуальна драматургия Райниса спустя 150 лет после его рождения, и как его произведения интерпретируются в наши дни.

Ведущая дискуссии драматург Раса Бугавичюте рассказала: накануне встречи списалась в Facebook с Сергеем Землянским, и тот вспомнил, как переживал до начала работы над постановкой — ведь впервые работал с текстом Райниса, а в этой пьесе сложный язык... Но потом понял, как это здорово — ставить подобное произведение без слов. И признался, что трудней всего было сохранить атмосферу исторической эпохи и эмоции персонажей. Режиссер считает, что произведения Райниса до сих пор важны и актуальны. К слову, еще год назад, сразу после премьеры «Индулиса и Арии», Землянский признался в любви к нашему классику, сказав, что «у Райниса вообще все гениально сделано», пьеса очень современная и в ней много образных философских мыслей.

Затем слово было предоставлено участникам дискуссии — их попросили рассказать о мыслях после просмотра пьесы. Театровед Лига Улберте сказала, что «Индулис и Ария» — ее любимая пьеса из написанных Райнисом, а потому постановка в Лиепайском театре была очень ожидаемой: «Очень хорошо, что такая постановка есть, латвийский театр давно это заслужил, а сам подход к постановке — новое слово для Латвии. И профессионально она великолепна. Но мое личное мнение, что постановка все же о чем-то другом, чем пьеса».

Хореографический критик Инта Балоде отметила, что ее мысли близки: «Такой эстетики в Латвии мало, постановка сделана хорошо и профессионально. И чувствуется большое желание Землянского поставить эту пьесу. Но может, он идеализировал нашего зрителя, полагая, что мы настолько хорошо знаем текст этой пьесы и слова каждого героя».

Слева направо: Леон Лещинский, Инта Балоде, Лига Улберте и Раса Бугавичюте. Фото: Либа Меллер.

Актер Леон Лещинский (исполнитель роли Ленгвина в «Индулисе и Арии») для начала поинтересовался — а зачем он вообще сидит среди участников дискуссии? На что получил ответ: «А ты считаешь, что

каждому актеру раз в сезон надо сыграть в классике».

Возражений больше не было, и Леон подтвердил предположение Инты: «Да, у Сергея есть такая иллюзия, что у нас всех слова этой пьесы в сердце», сопроводив это красноречивым ударом в грудь. И сделал «страшное» признание:

«Сам я Райниса не люблю. Но он философ, не драматург, и не поэт».

Леон отметил, что Сергей все делает всерьез, а из всех линий пьесы взял любовь и войну, кроме того, Лещинский считает, что в Латвии нет другого театра, где могут поставить подобный спектакль.

Затем Раса Бугавичюте «вбросила» следующий вопрос: «В чем феномен Райниса? Что делает его великим в латышской драматургии?».

Лига Улберте: «Да, Райнис плохой драматург, он философ, в пьесах нет мотивации, много боковых линий. Но речь не о том — мне он нравится, со школы с удовольствием читаю. И все пьесы многоуровневые: есть символический, мифологический и психологический уровни. Режиссеру надо выбрать то, что ему ближе. А тексты Райниса уникальны тем, что все уровни и линии у него объединены». Инта Балоде добавила, что пьесы Райниса актуальны, нет ощущения, что они устарели. Леон Лещинский отметил, что у англичан есть Шекспир, а у нас Райнис: «Вообще очень продуктивный человек, много сделал для этого народа.

Есть у нас [латышей] такое мнение, что мы культурные, поющие и у нас есть Райнис».

Затем участники слегка подискутировали — точней, дружно согласились с тем, что Райниса ставить надо. И Раса задала следующий вопрос: «Движение — то ли это, чем можно привлечь публику к новому театральному языку?

В Латвии клишировано сознание о должном в театре. Как приучать [к новому]?»

И тут же добавила, что слово «приучать» совершенно не годится, но присутствующие нужный контекст поняли. Лига Улберте отметила: «Мне кажется, что в этот юбилейный год 80% всей активности — говорить, что Райнис был нормальный и живой человек». Она считает, что выбор надо предоставить публике — пусть будет весь спектр постановок, от классических до такого новаторства, как в Лиепайском театре. Затем между участниками дискуссии и публикой возник спор о любви к Райнису и постановке его пьес, а также средствах на эти постановки. Инта Балоде вернула всех в русло дискуссии, отметив, что приучать публику совершенно не нужно:

«Надо ставить! Нормальным людям нравится! Они не знают, что это «новый» театр, просто идут, смотрят и понимают».

Лига Улберте считает, что «если совсем отказаться от слов, то Райнис потеряет. Нет смысла ставить Райниса без его философии. В этом отношении «Индулиса и Арию» жаль, потому что это один из лучших латышских текстов с точки зрения философии и поэтики».

Актеры Лиепайского театра, занятые в «Индулисе и Арии», рассказали, что в Клайпеде постановку принимали великолепно — зал был полон, в финале публика встала и устроила овацию. Инесе Кучинска (исполняет роль матери Арии, у Райниса этого персонажа нет, Землянский ввел его сам, итогом стали несколько очень трогательных сцен) особо подчеркнула: «Обычно на спектаклях много молодежи, и им нравится, глаза горят, а потом они уже читают текст Райниса. И этот путь гораздо лучше, чем заставлять любить классика. Эта постановка — очень ценная и важная для Лиепайского театра».

Леон Лещинский заметил, что театр хочет продолжать, но коллеги буквально заткнули ему рот — судя по репликам, у театра есть интересные планы, которые пока держат в тайне.

Решено было, что вдохновляться можно не только Райнисом, но и Аспазией.

«Да! У нее драматургия лучше», — заявил Леон и перешел к больной для Лиепайского театра теме о малом зале. Его у театра нет, и это создает немалые трудности, в частности, как раз в малом зале обычно и ставят экспериментальные вещи. После этого эмоционального «крика души» слово попросила одна из зрительниц и поблагодарила актеров за огромное удовольствие, которое она получила, посмотрев «Индулиса и Арию».

На этой позитивной ноте дискуссию было решено завершить. А 11 сентября Лиепайский театр откроет 109-й сезон, причем вовсе не той пьесой, которой собирался. Но об этом — после премьеры.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить