Без обид

Без обид

Без обид

Без обид. Александр Адабашьян

Без обид

Писатель Денис Драгунский: мощная детская книжка появится где-то в 2030-2035 году

Обратите внимание: материал опубликован 7 лет и 3 месяца назад

«У ребенка моего возраста было священное и неотъемлемое право пропасть без вести на три часа в день, даже у каждого было право пропасть без вести... А сегодня Большой брат смотрит сверху в лице мамы и папы», — заявил в интервью программе «Без обид» LTV7 российский филолог, писатель, публицист и драматург Денис Драгунский.

Денис Драгунский

Родился 15 декабря 1950 года. Сын детского писателя Виктора Драгунского, прототип героя «Денискиных рассказов». Денис Драгунский окончил Филологический факультет МГУ. Преподавал греческий язык в Дипломатической академии МИД РФ, написал сценарии к нескольким фильмам. В девяностые годы работал политическим аналитиком и журналистом, был старшим научным сотрудником Института мира США. В 1999 стал членом Комиссии по идеологии Федерального политсовета партии «Союз правых сил». Основал Институт национального проекта «Общественный договор», сейчас является членом совета директоров. Был главным редактором газет «Правое дело» и «Космополис». Денис Драгунский — автор пьес и рассказов, а также романа «Дело принципа».

Он рассказал: сперва было немного обидно, что его слишком часто ассоциируют с Дениской из рассказов отца, но в последние 10-20 лет ситуация изменилась. «Я с большим удовольствием встречаюсь с детьми, рассказываю им, как создавалась эта книга, о прототипах, о том, что лежит в основе», — поделился гость программы.

Драгунский добавил: если книга «Денискины рассказы» и стала «судьбоносной», то только потому, что он сам начал писать поздно, хотя давно хотел. «Если совсем грубо говорить, если в психологию не углубляться, если попросту, то, конечно, немного боялся», — признался он.

Внимание на фамилию подчас обращают недовольные читатели. «Это, кстати, связано с политической публицистикой. Вот я напишу какую-нибудь колонку, и людям не нравится, что в ней написано. И они пишут:

«Как можно! Из этого прекрасного мальчика, который менял самосвал на светлячка, так любил маму и папу, такой нежный, умный — вдруг, можно сказать, такой прожженный гнусный либерал».

Другое дело, что эти люди не понимают, что это вовсе не описание реального ребенка — это художественное воображение моего отца, творчество»

«Так что какое-то влияние это на меня оказало, было бы смешно сказать, что нет, никакого», — подытожил Драгунский.

Сейчас, подтвердил писатель, он не взялся бы писать подобную «Денискиным рассказам» детскую книжку — потому что не представляет себе, как современный ребенок имеет дело с гаджетами.

«Я считаю, что такая классная детская литература появится тогда, когда будет время соблюдено...

Я считаю, что следующая мощная детская книжка, которая будет сравнима с произведениями Носова, Галявкина, Драгунского, появится где-то в 2030-2035 году.

Нужно самому принадлежать к этому поколению. И поскольку, я думаю, гаджеты не отменят через 20-30 лет, они не изменятся радикально, останутся как таковые, писатель сможет рассказать про эту жизнь», — считает он.

Драгунский согласился: из нашей жизни ушла загадка — и мы потеряли что-то. «А сколько потеряли наши дети — если б вы знали! У ребенка моего возраста было священное и неотъемлемое право пропасть без вести на три часа в день, даже у каждого было право пропасть без вести». Современный ребенок отчитывается на каждом шагу: пришел домой, разделся, поел, посуду помыл.

«Сегодня Большой брат смотрит сверху в лице мамы и папы.

И вообще, стало довольно много таких братишек вредных развелось, потому что иногда звонят — и первый вопрос: «Ты где?». ... Тебя все время отлеживают и контролируют»,

— считает Драгунский.

В результате человек становится менее независимым, ребенок теряет самостоятельность, возможность самому решать проблемы — «если по любому поводу может позвонить».  Драгунский согласился: на уровне правовых стандартов общество становится более свободным, а на уровне бытовых — зависимым.

Передаваемые детской литературой ориентиры на «хорошо» и «плохо» не утрачены — и в зарубежной, и в российской литературе, уверен гость программы. «Детская литература не утратила функцию морального, не побоюсь этого слова, руководителя... Массовая культура в этом смысле очень полезна». Он привел пример: в детективных романах всегда ловят преступника и сыщик оказывается прав, даже в любовных романах всегда побеждает верность, любовь, настоящая дружба.

«Фэнтези тоже транслирует положительные моральные ценности», — добавил писатель.

«А вот эта литература так называемая фундаментальная, она же серьезная, которая составляет примерно 3% того, что люди называют литературой. Например, Достоевский, Толстой, Чехов, Бунин — они ставят проблемы, они стараются наоборот разрушить какие-то ценности... подкопаться под фундаментальные ценности человеческой жизни. Это правильно, это абсолютно необходимая вещь, без этого тоже нельзя.

Но жизнь устроена так, что, наряду с этой литературой, которая опрокидывает, все подвергает сомнению, осмеивает, существует примерно 97% литературы, которая утверждает»,

— подытожил Драгунский.

В реальной жизни все немного не так, как в книгах. «Добро не всегда побеждает, оно в каждом отдельном случае может проиграть, а иногда на больших жизненных пространствах... Но дело в том, что для того, чтобы громоздить все эти очень сложные, очень интересные соображения об относительности ценностей, об обаянии зла, о том, что все не всегда так красиво бывает, нужно первичное представление о добре и зле. Без этой первичной простоты не бывает вторичной сложности. Это фундамент, который необходим для чего угодно», — уверен гость программы.  

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное