Пианист Харий Баш: «Я не знаю, почему меня выбрал Раймонд Паулс»

Наверняка многие помнят этого замечательного пианиста-виртуоза - в 1980-х он играл с Раймондом Паулсом в дуэте. Случай уникальный - ни с кем больше Паулс не играл в четыре руки. Потом была длинная пауза. Для Хария Баша сейчас игра на фортепиано – хобби. В декабре-январе он примет участие в концерте Латвийского фонда оперетты In Blue, что и стало поводом для встречи Rus.lsm.lv с музыкантом.

- Харий, что вы исполните в нынешних концертах?

- Это будут рождественские концерты, я буду играть вместе с оркестром Латвийского фонда оперетты. После долгого перерыва вновь исполню знаменитую «Рапсодию в стиле блюз» Дорджа Гервшина...

- Кстати, любимое произведение того же Раймонда Паулса!

- Я играл это произведение еще достаточно давно, около сорока лет назад, на первом курсе Латвийской консерватории, когда мне было 18 лет. И играл как раз вместе с Паулсом - на двух фортепиано. А еще исполню несколько номеров из «Вестсайдской истории» Леонарда Бернстайна, арии главных героев в переложении для фортепиано. Я помню эти мелодии с детства, когда отец меня брал с собой на спектакли в Рижском театре оперетты.

- Насколько часто вы сейчас выступаете? 

Концерты In Blue состоятся 26 декабря в 16.00 в зале Зиедониса Латвийской Национальной библиотеки, а также 29 и 30 декабря в 18.00 в дворце культуры «Зиемельблазма» и 6 января в Лиепае. В программе прозвучат классические хиты из оперетт Иоганна Штрауса, музыка Джорджа Герщвина и Леонарда Бернстайна. Кроме Хария Баша, примут участие пианистка Агнесе Эглиня, живущая сейчас в Италии сопрано Анта Янковска и Лаура Пуриня, тенор Наурис Пунтулис и баритон Наурис Индзерс. Дирижер - Гунтарс Бернатс, который отмечает свое пятидесятилетие.

- В этом году было не так много концертов, но они происходят. Насколько вы помните, в июне, во время открытия летнего сезона исторического зала «Дзинтари» я после долгого перерыва вновь играл рэгтаймы с Раймондом Паулсом, в четыре руки. Дело в том, что в последние двадцать лет игра на фортепиано для меня больше, как хобби.

- Чем занимались эти годы?

- Работал в рекламном бизнесе. Был членом правления компании, директором. Сейчас по-прежнему в бизнесе, но уже в другом. А музыкой занимаюсь, если вдруг встречаю однокурсников по консерватории, например. Или если приглашают для какого-то проекта. Вот, кстати, вышел мой DVD-диск, выпущенный с певицей Аминатой Савадого, концерт в музыкальном доме Daile - дарю, если вы еще смотрите на DVD-проигрывателях.

- Спасибо!

- Игрой много не заработаешь, как говорится, но музыкой я все-таки занимаюсь не ради денег, а ради удовольствия.

- Очень часто вас называют единственным учеником Раймонда Паулса, и это факт, ведь одно время он преподавал в Латвийской консерватории, а вы у Маэстро учились?

- Да, в 1983 был набран курс в консерватории на созданное джазовое отделение, и я у Маэстро учился. Закончил в 1985-м. Вместе со мной у Паулса учились ныне известные музыканты Улдис Мархилевич, Юрис Кулаковс. Хотя фактически я начинал учиться и учился на классическом отделении, а джазовое получилось как факультативное. На классическом учился у Константина Блуметалса. А перед этим последние четыре года в музыкальной школе имени Эмиля Дарзиня учился у Германа Брауна.

- Еще одно пересечение судьбы - Герман Браун был учителем Паулса... А когда вы впервые встретилисьс Паулсом?

- Когда же это было? Мы перед этим, наверное, часто встречались, но по-настоящему первое знакомство произошло в 1979 году, на фестивале Liepājas dzintars.

Я играл в таком ансамбле Inversija, начал с ним играть, будучи в последнем классе музыкальной школы Дарзиня. Я был совсем юным мальчишкой и мы выступали на конкурсе в Лиепае, а Паулс, конечно, был членом жюри. И он на нас обратил внимание... Мы получили первое место в категории инструментальных ансамблей.

Когда закончили выступление, он к нам пришел на сцену и для нас это было, конечно, большой неожиданностью и радостью. Потому что он уже тогда был такой величиной, а тут пожал руку и сказал, что «все было не так уж и плохо». И обратился ко мне – «Не хотел бы ты со мной что-нибудь сыграть на двух фортепиано»? И я был в абсолютном шоке!

- Он никогда не говорил вам, почему выбрал именно вас? Он ни с кем больше не играл в четыре руки...

- Нет, не говорил. И я до сих пор не могу понять, почему это произошло. Но я был в полном смущении, конечно. Тем более, что потом он взял меня в Москву на свои юбилейные концерты, их было достаточно много - в московском театре эстрады. В тех концертах выступали также Алла Пугачева, Валерий Леонтьев, Олга Пирагс... И среди них я с Паулсом - играли пять или шесть фрагментов. Мы выступали с Паулсом на Центральном телевидении...

- Трудно или легко играть с Маэстро?

- Очень легко. Он в музыке очень деликатный и внимателен к коллеге, слушает его. Главное, слушать, а не просто играть.

- Он ведущий в музыке или иногда и вы? Там же столько импровизаций!

- (Долго думает). Даже не знаю, как сказать. Мы играли в дуэте, это важно. Но, конечно, он задавал ритм, пульс, этот нерв. Часто задавал мелодическую линию. Но главное в дуэте - хорошее взаимопонимание и ансамблевость. Если хороший ансамбль, то и музыка получается. Ансамбль получается, когда один другого слушает. Когда перестают слушать, все прекращается.

- Многие ждут, когда вы запишите альбом с Паулсом? Это просто необходимо сделать.

- Это надо, конечно, с Раймондом согласовать. Записать, конечно, можно. Материал, конечно, есть, та же концертная запись из Оперы, когда мы играли и рэгтаймы, и популярные мелодии. Кажется, 1998-й год.

- С чем связано обстоятельство, что был только один выпуск с джазового отделения в нашей консерватории?

- В то время считалось, что джаз у нас на таком уровне, что надо все-таки создать отделение, как бы признание жанра на официальном уровне. Чтобы джазовые музыканты также могли получить высшее музыкальное образование, чтобы потом могли стартовать дальше. Там был не только я и Кулаковс, но и Хардийс Лединьш, например.

- Паулс был строгим преподавателем?

- Зачастую у нас там очень весело все шло - и с Мархилем, и с другими. Но, конечно, Паулс очень требователен.

- Журналистка Татаьяна Зандерсоне вспоминает, как во время записи легендарного альбома с Андреем Мироновым «Старые друзья» (1983 год, первая студия Латвийского радио), было много шуток, но когда Миронов воскликнул: «Раймонд, давай тут посвингуем», Маэстро вдруг отрезал строго – «Не говори так!».

- Это отношение к музыке и требовательность, конечно. На самом деле Паулс к музыке относится серьезно.

- Еще один момент - вы сын известного нашего композитора Менделя Баша...

- Он уже умер, четыре года назад. Похоронен на первом Лесном кладбище, на холме мастеров искусств. В последние годы он больше преподавал, был профессором Музыкальной академии в оперном классе, одной из его учениц была Инессе Галанте. Кроме того, преподавал хоровое дирижирование. Много компонировал он в годы молодости - например, была у него оратория памяти жертв фашизма...

- Тут я отмечу, что ваш отец был одним из немногих спасшихся узников Рижского гетто...

- Сейчас его иногда исполняют, были концерты пару лет назад. У него есть симфонические произведения, баллады, произведения для скрипки, писал музыку для кино. Кстати, он был первым в Советском Союзе, кто дирижировал «Вестсайдской историей» Бернстайна, так что сейчас фрагменты из этого мюзикла я исполню не случайно.

P.S. Вспомним молодость - Паулс и Башс играют в четыре руки «Рэгтайм», 1980-й год [ВИДЕО]

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Культура
Культура
Новейшее
Популярное
Интересно