Личное дело «Долгой дороги в дюнах» — прошло 35 лет с момента выхода фильма

2 июня 1982 года на советские экраны вышел фильм Рижской киностудии — «Долгая дорога в дюнах». Режиссер — Алоиз Бренч. В главных ролях латвийско-литовский дуэт — Лилита Озолиня и Юозас Киселюс. О том, как снимали фильм, придумывали сценарий и музыку, рассказали LTV7 в передаче «Личное дело» Владлен Дозорцев, Раймонд Паулс, Лилита Озолиня и Валентина Талызина.

Мешки сентиментальной почты, шедшей со всех концов страны на Центральное телевидение, восторженные рецензии киноведов, Государственная премия - все это обрушилось на Рижскую киностудию в начале 80-х годов с такой силой, что настоящая история «Долгой дороги в дюнах» ушла в тень,

— так пишет об этом  в своей книге воспоминаний «Настоящее прошедшее время» один из редакторов картины Владлен Дозорцев.

«Там же очень много чего было переломано… У Марты по сценарию было двое детей, один — от коммуниста, другой — от прогермански настроенного человека. Там не было никаких высылок послевоенных — все это редактура принесла в фильм. На самом деле весь этот ужас был переработан на киностудии. Вот так возник этот фильм», — рассказал сценарист и редактор кинофильма «Долгая дорога в дюнах» Владлен Дозорцев.

Ужасом Владлен Дозорцев называет первоначальный сценарий Олега Руднева. В титрах это имя значится, как автора сценария. В «титрах» истории Латвии советского периода  он был первым секретарем  Юрмальского горкома партии. Однажды он написал повесть, которую во что бы то ни стало решил экранизировать. Повесть называлась «Жизнь в долг». Она позже и превратилась в «Долгую дорогу в дюнах».

«Там все было не так. Деревянные диалоги, какие-то ходульные персонажи… рыбаки там выглядели как кулаки-мироеды, одни чекисты были в порядке, остальные — ненормальные люди,

которые говорили, думали, чувствовали и верили ненормально… И моя задача состояла в том, чтобы убедить автора, Руднева, что ему нужен профессиональный соавтор. Потому что Руднев сам никогда ничего такого не писал, кроме каких-то рассказов… начались поиски соавтора, профессионала и мы нашли Диму Василиу, который умеет штуковать сюжеты, но в Латвии он был впервые, и что было с Латвией он тоже не знал», — сообщил Дозорцев.

Чтобы приблизить вымышленную сказку о рыбаках к правде, на Рижской киностудии уже из местных была собрана редакторская группа — Владлен Дозорцев, Ирина Черевичник, а также Виктор Лоренц.

«Лоренц сам пережил все эти времена, он был в легионе, реперессированный, знал эту жизнь и хорошо знал историю Латвии, и все что было внесено в этот фильм — это его заслуга»,

— рассказал сценарист.

Сценарий стал обретать художественную форму, а вот название, хоть убей, не нравилось редакторам. Руднев настаивал — «Жизнь в долг»! Хватит нам «Жизни взаймы» Ремарка — парировал редактор Дозорцев. И вот во время очередного спора, Дозорцев взял и сам написал с десяток вариантов названий.  Третьим в списке было «Долгая дорога в дюнах».

Выбор режиссера обсуждению не подлежал. «Только Алоиз Бренч!» — настаивал сценарист Олег Руднев, который к тому моменту уже стал министром кинематографии. Ну как тут поспоришь с министром.

«Вы не представляетет как проходили все эти «приемки» в Москве на Гостелерадио. Несколько этапов утверждения! Конечно, приходилось цапаться с ними и хоть какой-то жизни добиваться. То, что осталось в фильме — это та война, которая осталась между Рижской киностудией и Гостелерадио.

И когда все это начало обрастать и еще музыкой Паулса замечательной, то тогда и там начали растаивать…»,

— пояснил Дозорцев.

«Режиссер говорит, что настроение должно быть такое — где-то лирика, где-то грусть, где-то боль… И, давай, говорит, такую мелодию, чтобы через нее появлялись эти настроения.

Я был рад, что я попал, что музыкальная тема придавала настроение этому фильму. Это ведь то, что нужно для кино!

Эта тема принесла мне большой успех и сегодня часто эту тему играют», — сообщил Паулс.

Еще одно знаменитое музыкальное произведение из фильма -- колыбельная , которую поет Марта, героиня Лилиты Озолини, своему маленькому сыну. Эта песня существовала еще до фильма. На латышском языке. В фильме «Долгая дорога в дюнах» колыбельная  зазвучала на русском. Голосом российской актрисы Валентины Талызиной.

Изначально актриса петь не собиралась — ее задача была озвучить героиню Лилиты Озолини. Но режиссер Алоиз Бренч сказал: «Ты споешь эту песню!!».

«Я себя считаю непоющей артисткой, и, конечно, как приехала, то заволновалась и говорю, что у меня голос пропал. Все комплексы певицы вылезли наружу. Алоиз был потрясающий в этом плане, сказал: «Вы со мной споёте…». И сел со мною рядом в маленькой комнате, взял мою руку и рукой отбивал такт. И в общем я спел. А потом, когда сама на себя смотрела… Я спела, в общем, плача», — рассказала актриса.

Сегодня Валентина Талызина признается: попасть в образ Марты ей помогли и ее личные детские воспоминания. Актриса сама родилась в Сибири.

«Я ведь это говорила Бренчу. Ведь к нам в сибирский совхоз привезли латышей, и мы видели, как сгружали их с грузовиков, как их расселяли. И где-то, когда я это все видела, у меня кольнуло сердце», — объяснила она.

Съемки фильма по всей стране. В Тукумсе, в Витрупе. В Лигатне, например, были отсняты сцены жизни Марты в Германии… Сибирь снимали в Карелии, на Онежском озере. А вот большинство сцен деревенской жизни рыбаков снимали в Энгурском крае в поселках Лапмежциемс и Рагациемс. До сих пор местные жители помнят то лето, когда Рижская киностудия превратила их размеренную деревенскую жизнь в настоящую съемочную площадку.

Лодки из деревни и сами жители поселка приняли участие в съемках. Лигиту, местную жительницу Лапмежциемса, режиссер Бренч , например, назначил быть посаженной матерью на свадьбе.

«Здесь был стол, сосны, за столом сидели и актеры и наши поселковые люди, и мы снимали танцы. Оркестра не было — была запись и мы танцевали. А из огреба хозяин этого дома выносил кружки с пивом, а его жена выносила блюдо с пирогами», — сообщила жительница Лапмежциемса Лигита Балоде.

Сегодня Лигита признается, каждый раз пересматривая фильм, сердце замирает. Говорит, для местных жителей «Долгая дорога в дюнах» — святое. А музыка — неофициальный гимн этих мест.

«Когда были съемки фильма — мне было 13 лет, все развешано было сетями и было такое сюрреалистическое ощущение. Я первый раз в жизни видела настоящего актера и это была Лилита. Помню, какое у нее было красивое платье, мы так смотрели, как завороженные…», — пояснила другая жительница деревни Даце Галандере.

По словам актрисы – это не было ее самое любимое платье.

«Необоснованно было слегка забыто имя Бренча, ведь тогда приглашалось много соавторов к Рубневу, Василиу и Лонец. Но то, что в итоге было в этом сценарии — это во многом заслуга Бренча. И он был тот человек, который очень любил Латвию, очень любил латышей … В то время показать флаг Латвии было очень рискованно. А он это сделал… И я хочу вспомнить еще одного человека — оператора Яниса Мурниекса (…) Вот эти люди – основа фильма… Вот об этих людях надо говорить, а не только о Марте.

Жители поселков трепетно хранят в памяти каждую деталь фильма. Показывают и те самые ворота , из которых главный герой Артур Банга выходит на встречу своей судьбе. Ворота в счастливый конец.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить