Разделы Разделы

Композитор Платон Буравицкий: «Пандемийной» симфонии не будет

Как живут в это неспокойное время латвийские композиторы? Насколько оно благотворно влияет на их творчество? И вообще, на какие средства существуют? Эти и другие вопросы Rus.lsm.lv задал одному из ведущих представителей молодого поколения латвийских композиторов Платону Буравицкому (между прочим, ученик нашего выдающегося композитора с мировой известностью Петериса Васка).

—  Платон,  время пандемии насколько плодотворно в твоем случае? К каким размышлениям побуждает?

— В моем случае плодотворное, так как профессия композитора подразумевает в своей сути — сидеть дома и работать. Во время пандемии этим можно заниматься — особо никого не обидев, таким образом увеличивается процент сидячих «попочасов», количество которых прямо пропорционально написанному хронометражу музыки. Плюс — появляется время изучать партитуры коллег и читать книги.

— Как думаешь, много ли будет симфоний в честь пандемии? Какие в них будут звуки, как много тишины или еще чего?

— Думаю что да, так как композиторы впечатлительные люди. Не все, конечно, но в целом вокруг себя я вижу то, что представители творческих профессий в большинстве своем творят то, о чем говорят в медиапространстве, а

так как в медиа есть только две темы, то я ожидаю наплыв реквиемов, молебнов и, возможно, посвящения Навальному

(посвящение Ходорковскому уже есть, пусть загуглят те, кому интересно).

— Без гугля сообщу, что произведение в честь тогда заключенного Ходороковского написал великий эстонский композитор Арво Пярт... А сам не планируешь написать симфонию номер один («Пандемийная»)?

— Что касается меня — то я считаю, что у музыки (и у искусства в целом, но особенно у музыки) есть важная миссия, а именно — миссия зеркала. Музыка должна делать мир лучше, поэтому в хорошее время она показывает миру и обществу его изъяны, которые было бы «сексуально исправить», и тем самым сделать жизнь еще лучше, а в трудные времена — музыка должна нести свет и надежду. По-моему, говорить о войне во время войны — чересчур, во время войны нужно говорить о победе.

Так что «Пандемийной» симфонии не будет, а «Докторская», она же «Биологическая» вполне возможна.

— Минувший год насколько для тебя оказался продуктивным?

—  2020 год был для меня очень интенсивным. Началось все с того, что я выдержал конкурс на стипендию в Государственном фонде культурного капитала (Valsts kultūrkapitāla fonds) в целевой программе по развитию творчества (Jaunrades veicināšanas stipendiju mērķprogramma). И это для меня открыло новые горизонты. Я написал очень много камерной музыки.

Например, написал фортепианный дуэт «Протуберанцы» для Роксаны Кенжеевой-Тарвиде и Каспара Бумбиша. Для трио «Метаморфозы» (две флейты и фортепиано) написал «Трамбовку» (Blietēšana). Для скрипача Константина Патурского и виолончелистки Эммы Бандениеце плюс электроники написал «Зарево» (Debesrūsa). Также написал песенный цикл (10 песен) для синтезаторов, электроники и баритона Арманда Силиньша на стихи Даниила Хармса, переведённые Карлисом Вердиньшем. Еще было соло для моего Рауманиса, в смысле, для саксофониста Айгара Рауманиса, лауреата Большой музыкальной награды 2019 года — «Каменноугольный период».

Ещё я познакомился с интересным человеком, композитором Яковом Геронимусом, который инициировал написание произведения «Отблески небесного сияния на легированной стали» для кларнета, скрипки, альта, виолончели и фортепиано, его исполнили Янис Ансонс, Юрий Савкин, Сильвия Краузе, Ирина Вылегжанина, Роксана Кенжеева-Тарвиде.

И кульминацией 2020 года для меня стало написание «Микротональной симфониетты для шестнадцати очень хорошо темперированных осцилляторов ConCord», осцилляторы в качестве модулей модульного синтезатора любезно предоставила фирма EricaSynths. Кроме всего этого, уже вне стипендии я написал сонату для кларнетиста и пианистки (это жанр, если что, не для кларнета и фортепиано) Plexus, которую исполняют сейчас Агнесе Эглиня и Гунтис Кузма. За что большое спасибо Агентству по авторским правам и коммуникации (AKKA/LAA). Агнесе номинирована сейчас на Большую музыкальную награду — 2020.

— Знаю, что Петерис Васкс и его фонд в это время достаточно активно поддерживают молодых музыкантов...

— Да, как раз по заказу фонда Петериса Васка я написал «Реставрацию рабочего инструмента», который исполнили скрипачка Магдалена Гека и пианист Георгий Кюрдиан. Кстати, они сейчас тоже номинированы на Большую музыкальную награду — 2020 за блестящую интерпретацию. В общем, кто ещё хочет Большой музыкальный приз?

— Над чем работаешь в данный момент?

— На данный момент конкретно у меня работа идет интенсивно, пишутся камерные ансамбли, скоро (я надеюсь, что подтвердят) буду писать музыку к спектаклю для Латвийского Национального театра. Жду постановку оперетты, которую наконец закончил писать.

Ещё параллельно с объединением Dirty Deal Audio работаю над рядом проектов, посвященных амбисонике (иммерсивному пространственному звуку), в них входит не только написание музыки, вернее создание электроакустических поэм, но и технические выдумки, решения и дизайн самого звука. Но опять-таки, это могут подтвердить, а могут и нет. Буду держать в курсе, в общем.

Еще есть предложения, но на этот раз не от организаторов, а от исполнителей — написать второй концерт для вокала с оркестром и еще один концерт — для скрипки с оркестром. Но так как это инициатива снизу, на данный момент это является просто задумкой и мечтой, так как кто-то должен разговаривать, предлагать, и самое главное, когда все скажут «ДА» — найти на все это, есть замечательное такое слово — «ФИНАНСИРОВАНИЕ». Которое в условиях коронакризиса можно и не найти.

Но надежда есть. Уже появились вакцины, пока что в наших широтах коронакризис как таковой ещё не появился (а только начинается). Может, дело и выгорит, к сезону эдак к следующему или через один.

— Как говорят некоторые интеллектуалы — «в интересное время, блин, живем»!

— В общем, время не простое, но в то же время и интересное. Так как темп обычной жизни замедлился (хотя восемь произведений за год и еще два больших проекта, связанных с обработкой музыки и аранжировки, нельзя назвать замедлением), есть возможность подумать над тем, откуда я иду и куда, попытаться в очередной раз отсечь главное от второстепенного и позволить себе, как человеку творческому, еще больше идти на поводу у своих чувств.

То есть делать то, что мне надо — и не делать того, что я не умею, не хочу и не надо.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Культура
Культура
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить