Кирилл Серебренников — «Дозволено ли гению все? Каждый из нас ответ даст сам!»

В рижском кинотеатре Splendid Palace в рамках специального мероприятия «Балтийской жемчужины», который состоится в сентябре, состоялась рижская премьера фильма Кирилла Серебренникова «Жена Чайковского». Главная героиня фильма — действительно жена великого композитора Антонина Милюкова, которая в восприятии многих могла показаться авантюристкой, мошенницей или... просто дурой. На фоне нескольких элементов привычного «стиля Серебренникова» (сцена с пятью обнаженными мужчинами, из которых выбирает Милюкова и натуралистическая сцена предсмертной мастурбации ее любовника) в этом впечатляющем глаз и сердце фильме показывается главное — безответное чувство, жертвенная любовь, истерзанная душа. Об этом Rus.lsm.lv задал вопросы сценаристу и режиссеру фильма после сеанса.

- В вашем фильме несколько раз влюбленной в Чайковского Милюковой произносится фраза «гению действительно дозволено все»? Откуда эта фраза? И как вы относитесь к ней?

- Ну, это же вопрос без ответа. Вернее, каждый из нас этот ответ даст сам.

Вообще, эта тема не буквально с такой фразой, но с такой темой встречается в последних письмах Антонины Милюковой, которая пытается разобраться, что же с ней, собственно, случилось. У нее там, если мне не изменяет память (потому что сценарий писал достаточно давно) такое мерцание от любви безумной к Петру Ильичу и его творческому наследию. У нее амплитуда эмоций — от восхищения перед Чайковским (и при этом унижения самой себя) до ярости, ненависти, презрения, которые выражаются в фразе «Почему они меня растоптали? Почему я для них такая букашка, жизнь которой можно не учитывать?».

Кино — это, конечно, иллюзия, но хочу сказать, что в этом фильме нет ни одной фразы «чужой», все ситуации и персонажи взяты из Вселенной Чайковского.

И даже самые экзотические персонажи в этом сценарии имели место быть, говорили и вели себя примерно так же, как вы увидели на экране.

Так что можно считать, что это практически документальное кино из жизни Петра Ильича, один их одних фрагментов сценария его жизни.

«Гению дозволено все» — это тема есть в ее письмах. Но эта тема волновала еще Александра Сергеевича Пушкина и Федора Михайловича Достоевского, тема дозволенности и разрешенности каких-то неоднозначных поступков для гения, которые несвойственны остальным людям. «Тварь я дрожащая или право имею», например, и прочая, прочая, прочая. Вообще, одна из тем русской культуры, которая пыталась понять границы возможного в человеческой природе. И здесь мне показалось это интересным сказать эту фразу от имени этой маленькой женщины, которая стала жертвой не очень понятных ей обстоятельств. 

- Вы сказали «жертва». В фильме Таланкина Милюкова натуральная дура, вы говорите, что на фоне Чайковского она была заурядной женщиной, но в фильме получается, что она действительно оплот высокой жертвенной любви!

- Был такой фильм Таланкина советских времен, «Чайковский», который не очень получился, потому что авторам нельзя было рассказывать это, это и это. Там был потрясающий артист Смоктуновский в роли Чайковского, который изображает, как он понимает, такого человека из «советских святцев». Прекрасный потрясающий артист, но он был, видимо, ограничен какими-то обстоятельствами.

Милюкова была действительно влюблена в идею стать женой великого человека, чтобы выйти из круга присущей ей обыденности.

У нее это, к сожалению, не вышло, потому что не соблюла некоторые договоренности. Об этом она откровенно пишет в оставленных ею воспоминаниях, которые цитируется в книге Соколова «История одной жизни». И самое горькое, что там есть — это история ее безумия, какие-то последние письма, фрагменты из которых в фильме произносит персонаж Юлии Ауг, играющей сумасшедшую на улице. И Антонина Милюкова действительно закончила свои дни в сумасшедшем доме. Она прожила долгую жизнь, ее содержал доверенный Чайковского Юргенсон, Милюкова умерла в день переворота в Петрограде в октябре 1917 года. Страшная странная жизнь с разрушением, угасанием. Печальная, но все же часть жизни Вселенной Петра Ильича.

Понимаете, какая штука, с одной стороны материал здесь документальный практически, источник документальный. Но мы хотим рассказать историю, которая важна сегодняшнему зрителю и которая каким-то образом будет созвучна сегодняшним размышлениям во всех культурах всех стран.

Например, об отношении к гендеру — про мужское и женское. Про расширение прав женщины, про их борьбу за свои права, которые я абсолютно приветствую, и эти темы в фильме есть. И мне показалось важным, когда продюсеры мне задавали вопрос, почему мы сегодня рассказываем про эту женщину из девятнадцатого века, а не про Чайковского, я говорил — потому что сегодня эти вопросы все чаще и чаще возникают. Женщина — кто? Она автор или объект мужских страстей? Где ее место в обществе, кто она такая вообще? И имеет ли она права? Потому что огромное количество обществ (в том числе и российское общество), в которых женщина сегодня не является официально главной, к ней зачастую ироническое отношение. Например, женщина пошла в политику, она допускается: ну давай-давай... Женщина в таком случае допускается до какого-то уровня, а затем начинаются корпулентные игры мужчин и женщина в результате оказывается вынутой из политики, бизнеса, диалога, из мира больших серьезных ребят. И это неправильно, потому что я уверен, что женщина не могла бы допустить войну. Вот просто бы не могла. Потому что женщина — она за мир, за сохранение, может быть, за какой-то консерватизм. Она за сохранение жизни. но не за ее уничтожение.

Что я знал до этого о Петре Ильиче? Что-то на уровне школы, того, что нас окружает с детства. Но про жизнь этого человека ничего непонятно. Каким образом эта музыка получалась, что это такое? И десять лет назад каких-то особых исследований о жизни Чайковского не было. Но потом шло время, как в кино говорится, произошла «склейка» и вышло потрясающее исследование профессора Йельского университета Познанского, уважаемый историк, он потрудился. Русскому человеку свойственна лень и он не исследует то, что есть. А вот этот человек потрудился и восстановил каждый день жизни Петра Ильича в течении многолетних приключений. И получились два увесистых тома, которые так и называются — «Жизнь Чайковского». Это со всеми доступными цитатами, письмами, воспоминаниями. И когда читаешь эту картину жизни, у тебя возникает ощущение совсем другое — и от музыки, и от этого человека.

Я понял, что мы ничего не знаем про нашу русскую культуру, про тех людей, которые ее делали.

Для нас это все клише, какие-то первичные схемы, которые чаще всего навязаны советской пропагандой или там какой-то другой пропагандой. И вот мы знаем, что Чайковский наше все, как и Пушкин, есть памятник у консерватории, где он дирижирует пространством, есть залы и школы имени Чайковского, есть путч имени Чайковского под танец маленьких лебедей но ... ничего нет. А здесь — сюжет для Вселенной Чайковского. Этот фильм — первый шаг, связанный с одним из персонажей, связанном с Вселенной Чайковского.

...От Rus.lsm.lv: говоря о фильме «Жена Чайковского», невозможно не упомянуть исполнительницу главной роли, феноменальную актрису Алену Михайлову, которая передала такую глубину переживаний несчастной женщины, влюбленной в творчество великого композитора, которая мечется между возвышенным и земным, любовью к музыке и ее создателю и чисто животным началом. О ней режиссер рассказал во время творческой встречи, где наряду с ним приняли участие исполнитель роли Петра Чайковского Один Байрон и композитор Даниил Орлов:

- Были тяжелейшие пробы. Героине около тридцати лет, каждой пробующейся актрисе делали многочасовой грим, надевали эти корсеты. Я вызывал Одина на пробу с «очередной женой», у него этих жен был целый гарем. Один из экзотических вариантов, я был в одном шаге от этого — появилась потрясающая актриса, но... бурятка. Я подумал: ну и что? Почему в других странах черная женщина может играть Анну Болейн, а у нас не может жену Чайковского сыграть бурятка? Я себя так убедил, что должна быть бурятка.

Но до этого не дошло, потому что пришла вся съемочная группа и сказала: «Кирилл Семенович, вы сошли с ума». Это был акт творческого неповиновения, группа чуть было не увольнялась.

Но вдруг пришла Алена, девушка с серьезной проблемой... она съездила в Мексику и заболела какими-то местными тропическими болезнями и ее побрили из-за этого налысо. Зашла худая, бледная и... лысая девушка. И это была последняя проба, на этом все артистки кончились. Я сказал, что будет играть, если ей сделают парик и при этом мне самому будет непонятно, что это парик. Когда упаковали израненное Мексикой тело в корсеты девятнадцатого века, я пришел и разглядывал ее буквально с лупой... И это меня убедило, что, наверное, ей надо дать слова.

Фантастическая актриса, которая в этой роли может забыть про себя. Потому что в этой роли одна из главных задач — забыть, что ты есть. Забыть, что ты артистка, что у тебя есть какая-то жизнь, надо превратиться в эту несчастную Антонину. Так работают большие артисты, которые в образе живут несколько лет. Алена на несколько месяцев стала превращаться в мещанскую, странную женщину Антонину.

...И еще один артист фильма, занятый в любопытном эпизоде — это латвийский режиссер Владислав Наставшев, в последние годы много времени проводивший в Москве и работавший в закрытом сейчас московскими властями «Гоголь-центре» Серебренникова.

- Он сыграл маленького персонажа и я его попросил сочинить романс. Все романсы звучащие тут — в них использованы стихи Апухтина, замечательного поэта девятнадцатого века, соученика Петра Ильича по училищу правоведения. Достаточно эксцентричная интересная фигура того века и значимая фигура в жизни Чайковского. На эти тексты песенки написал Влад Наставшев. Мы приятельствуем с Владом, он сочинил песенку и я ему сказал — тогда уж приди, сыграй, спой. Он пришел, сыграл, спел и стал персонажем девятнадцатого века, персонажем «мальчишника Петра Ильича».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще