Килобайт культуры: «Шехерезада» в Опере – кому в гареме жить хорошо?

Обратите внимание: материал опубликован 8 лет и 2 месяца назад

В Латвийской Национальной опере – премьера балета в постановке словенского хореографа Лео Мюитца «Шехерезада и её рассказы».  Более классического сюжета сыскать трудно, но в этой версии некоторые даже обнаружили, свят-свят-свят, аналогии с нынешним «кризисом беженцев» и даже карикатурами многострадального «Шарли Эбдо».

Все знатоки хореографии помнят «Шехерезаду» Михаила Фокина. Восстановленная в конце минувшего столетия Андрисом Лиепой, она была поставлена и в Латвийской опере. Роскошные декорации и костюмы по эскизам Бакста, божественная музыка Николая Римского-Корсакова и в качестве бонуса – Фарух Рузиматов в роли Золотого раба во время громкой премьеры. Всё кончилось торжественно и трагически: Шахрияр убил Шехерезаду, аплодисменты!

Так вот – забудьте о той «Шехерезаде». В нынешней версии хореограф, которого у нас знают по удачной постановке «Ромео и Джульетты» двухлетней давности, расширил балетное полотно до двух актов. Поскольку классическая «Шехерезада» Римского-Корсакова звучит минут 45, сделаны добавления за счёт музыки Золтана Кодаи и фольклорной балканской мелодии. Музыкальный выбор отменный – под русского классика и Кодаи Шехерезада рассказывает сказки о Синдбаде – всё как положено.

И как положено – ревнивый и ужасный Шахрияр. Эту роль, интересно исполненную Раймондом Мартыновым, хореограф выписал, не побоимся этого слова, как роль психа. И вторая главная роль, которую очень отчётливо выписал хореограф – партия Раба, в исполнении Артура Соколова (кстати, пожалуй, это одна из лучших его ролей).  В самом начале спектакля – откровенные сцены совокупления, Раба убивают, и в дальнейшем это некое подобие ангела, который сопровождает Шехерезаду на протяжении всего спектакля.

А сама Шехерезада в отличном исполнении Иевы Рацене (высокий рост, прекрасная фактура и техника!) в финале не умирает. Видимо, её спасает тот самый Ангел.  Ну, и видимо, всё очищающий  дождь, который в финале начинает в течении минут пяти струиться прямо с верхотуры сцены. Занавес, аплодисменты, любопытная неоклассика.

Не забудем об исполнителях других ролей, которых в этой постановке много – это Байба Кокина (Дуназада), Ринголдс Жигис (Шахзаман), Виктория Янсоне (Зубайда), везир Джафар (Сергей Нейкшин) и многие другие.

Впрочем, сцены с отрубанием головы, европейского вида прекрасный Ангел-Раб и страшные мусульмане – всё это навевает соответствующие размышления. Интриги в гареме, ревность и различия во взглядах – всё это характерно как миру балета, так и всему обществу вообще.

 

 

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное

Еще